Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Склеп » также как все я, прячу свой север;


также как все я, прячу свой север;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/17/799097.png
[восемьдесят четвертый год, двадцатый день месяца посева]
Рутла и Якана

[indent]Почем нынче четыре подковы (и пятую над входом, на удачу) на хромую лошадь; почем нынче веточка остролиста и ферзь из кости диковинных зверей — ты расскажешь о дальних странах и почему медные бусины в волосах — от дурных мыслей?

Отредактировано Якана (2021-06-24 17:15:13)

+4

2

— Старина Сэрбис, давно не виделись!

Сэрбис, который представлял собой одну сплошную гору — высокого мужчину с широкими плечами, словно бы набитого камнями, замер с занесённым молотом, а затем расцвел в своей фирменной ухмылке: Рутла приветливо развела руками и плавно проплыла от середины улицы к деревянному прилавку, пока вороная, с откровенно прослеживающейся серебристой сединой на морде, Бетти приняла это за знак и, потянув за недоуздок, уткнула морду в подвешенный возле кузни тюфяк с сеном.

— А-а-а, — протянул Сэрбис, вытирая пот со лба — работа на кузне остановилась, но от этого не стало менее жарко — Рутлу всю обдало горячим облаком воздуха, когда она внаглую уселась на прилавок, — Рутла. Как жизнь, как Хед? Всё такая же Непреклонная, как с пару месяцев назад? — яблоко со свистом опустилось обратно в руку, когда Рутла ловко подкинула его, рассматривая блестящий на редком солнце красный бок. Они обменялись парочкой новостей, в конце концов, ловкачка не то что бы часто бывает в ремесленном — только по делам первой необходимости, когда Хед не может послать за мастером этого своего мелкого и юркого пацанёнка. Или когда нужно отвести лошадь — пацанёнок-то был шестнадцати лет отроду, но тонкий был, как сама смерть, его бы даже покладистая Бетти уволокла от ремесленного куда подальше. "Вон, видишь, я теперь, как бы это объяснить... меньше времени трачу на всякую чепуху", — он махнул в сторону работающей у него на кузне женщины, но Рутла не то что бы заинтересовалась — она вообще не интересовалась теми, кто не здоровается, поэтому, что Сэрбис завёл бы себе молочную корову, что подмастерье — ей было бы одинаково ровно. Сэрбису уже давно говорили о том, что в его возрасте бы завести кого-то толкового, чтобы занять мальчишку или девчонку грязноватой работой — руки-то поди вымой после целого дня у огня и с железом.

—  Завёл себе подмастерье наконец, смотрю? — хмуровато, без особого энтузиазма хмыкнула Рутла, надкусывая яблоко. Кислое — она морщится, решив, что Бетти оценит такое лакомство куда лучше, чем она — само собой, кобыла воодушевлённо профырчала, мягкими губами забирая вкусность с ладони, — Дрянь какая, откуда Марта такие яблоки только берёт... Старость не в радость? — Сэрбис смерил Рутлу убийственным взглядом, но она от этого заулыбалась шире, с неимоверно самодовольным видом, — кто в лесу сдох в агонии из-за Тумана, раз старина Сэрбис признал, что он уже не такой уж и юный, — она нахально подмигнула кузнецу, который смотрел на неё из-под своих пышных седеющих бровей. В общем-то Сэрбис, на деле, был в самом расцвете сил — просто рано начал седеть, — жеребец. Впрочем, о лошадях. Бетти уже давно пора менять подковы, займёшься?

— Да хрена с два, — большая мужская грудь пошла крупной дрожью, когда Сэрбис загоготал, — Я, что, зря ей плачу? Каким это умным словом называется, а... Разделяю обязанности, — Сэрбис повёл головой в сторону плечистой женщины, а затем, прочистив горло, гаркнул: — Якана! Займись. А с тебя, дорогая моя, две серебряные.

Лицо Рутлы вытянулось.

— Две? Сэрбис, да это грабёж, я у тебя эту мадам впервые вижу, — Рутла хмыкнула, посматривая через широкое плечо на незнакомую фигуру в кузне — горячий воздух вибрировал от жара, шёл волнами, а острые языки алого пламени из печи облизывали массивные и широкие плечи, из-за чего Рутла заинтересованно повела подбородком. Ей даже пришлось прищуриться — с интересом. Впрочем, он быстро пропал, когда Рутла, приценившись с особенным знанием дела в отношении людей, приметила, что её вначале тоже никто не знал. Щёлк. Что-то двинулось в голове, — если Хед не сможет работать с Беттс, то у тебя будут большие неприятности. У неё хоть из нужного места руки растут? И не подумаю я твоему гусиному хвостику платить больше одного.

— Обижаешь, — Сэрбис выровнялся, с гордостью сложив руки на груди, — Ты не с тем человеком собралась торговаться. Забыла, где находишься? Ты в ремесленном, а не там у себя, в портовом. Порядки знаешь. Заводи клячу на задний двор, или кончай придуриваться.

Несколько долгих минут Рутла будто бы металась между двух огней: в конце концов, Сэрбис — лучший кузнец, и у него, должно быть, куча дел, чтобы тут цирк на дроте устраивать. И тот же Сэрбис вряд ли стал бы брать к себе на попечение каждого встречного поперечного — девчонка так-то не котёнок, судя по размерам, ест, вероятно, больше, чем даже два десятка таких котят. И взрослая... Сколько ей? Двадцать пять будет? Хотя больно она сухая для двадцати пяти. Все тридцать. Она оттянула уголок губ в сторону.

— Ай, хрен с тобой святой, две так две, но за нашу старушку — отвечаешь головой. И она тебе не кляча, ей до твоей ровесницы — ещё ого-го! — Рутла кривовато усмехнулась, выуживая из кошелька две серебрушки, и, буквально оторвав их от сердца, со звоном выкатила их на прилавок. Она бросила на Сэрбиса хмурый взгляд, потому что ей до сих пор не нравилась эта инициатива. Новые люди не вызывали у Рутлы ни доверия, ни желания это доверие строить, но здесь одна крохотная деталь умудрилась пробудить в Рутле заинтересованность. Она в этом городе — двенадцать с хвостом лет, и, удивительно, за двенадцать лет она ни разу не слышала ни о какой Якане. Кроме тех, красноголовых, что охотники ровным рядком выкладывают к себе на прилавок. С этой мыслью Рутла подозвала Бетти к себе, цокая языком, а когда за ними закрылась скрипящая калитка, то без зазрений совести вручила Якане сложенную в несколько раз пеньковую корду.

— Рутла, — представилась она, расслабленно расправляя плечи — высокий рост, впрочем, не мешал Рутле рассматривать собеседницу непринуждённо и легко — по крайней мере, выглядела Рутла так, будто бы ей никакого труда не стоило проводить знакомство снизу вверх. Наоборот, так было даже интереснее. На забор, что ли, забраться, чтобы в глаза проще было смотреть? — а это — Бетти, — кобыла мотнула головой, отгоняя надоедливых мух, и зафырчала, — и она жутко не любит подковываться, так что, могу только пожелать удачи.

Отредактировано Рутла (2021-06-24 21:59:48)

+3


Вы здесь » Готика » Склеп » также как все я, прячу свой север;