Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Склеп » Истоки


Истоки

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/2/908333.png
[76 год и далее, середина осени]
Бальтазар, Витторе

краткие истории как обрывки памяти

Отредактировано Витторе (2021-06-24 17:59:17)

0

2

[indent] Со стороны жителей Нижнего города это могло показаться странным и почти безумным, но леди де ла Серра чувствовала себя одновременно самой счастливой и самой несчастной из женщин. Что может знать такая как она об истинном несчастье? Выросшая в золочёной люльке, укрытой мехами и дорогими тканями, как она может вообще заикаться о том, что несчастна, когда среди грязи пытаются найти работу все, от мала до велика, чтобы заполнить чрево куском хлеба?
[indent] Тот же вопрос, леди Изабелль может задать и в обратную сторону — а что они могут знать о несчастье? Разве не самое страшное в этом мире обладать всем и бояться это «всё» потерять? Невозможно потерять то, что не имеешь, равно как и невозможно не испытывать ежедневный страх, что грязные животные, обитающие вне Большого Гнездовья, воспрянут и придут. Мысль о соприкосновении с миром по другую сторону от каменных стен её тяготило, каждодневно мучило. Рисунки, что оставляли мерзкие (мерзкие-мерзкие-мерзкие-МЕРЗКИЕ) выродки на их стенах, заставляли сердце леди Изабелль содрогаться, тонуть в пучине ночных кошмаров. Она видела в каждой тени заговорщиков, эти тени сжимали острые тонкие клинки, легко режущие плоть. Драгоценный муж, опора и защита. Прелестные уста леди искривились в презрительной усмешке. Он не видит, не знает, что для неё очевидно. Простак и глупец. Пытается успокоить. Глупость на глупости, и эта глупость пагубна.
[indent] Думать об этом тяжело, но прекратить де ла Серра просто не могла. Не могла заставить себя отречься и забыться в роскоши и благополучии. Ни вино, ни общество сестры и любовников, не могли надолго вывести её из состояния потустороннего страха. Лишь её сын давал повод для улыбки.
[indent] Сын.
[indent] Её маленький Витторе.
[indent] Её драгоценный мальчик. Гордость, счастье и надежда. И причина возникновения страхов. Как она могла позволить жить такому прелестному мальчику в таком ужасном мире? Немые вопросы отскакивали от стен шикарно украшенной комнаты, врезаясь в друг друга, щёлкая и несясь дальше, точно мячики для игры. И каждый щелчок эхом боли отдавался в застенках разума, принося вред почти на физическом уровне. Опустив взгляд пасмурно-серых глаз, женщина уставилась на свои чудесные ладони, по которым струилась кровь из ранок, оставленными ногтями. И даже это было не так больно.
[indent] Неизвестно, сколько леди де ла Серра занималась самобичеванием, но в дверь кратко постучали. После разрешения войти (на которое леди потратила добрых пять секунд и волевой рывок), та распахнулась и показалась служанка, возвестившая о прибытии слуги из Университета.
[indent] — Пусть войдёт. И ты останься, — Изабелла никогда не оставалась ни с кем наедине. Особенно, с мужчинами. Исключением было её «солнце» и её идиот-муж. Вошедший тут же поклонился, стараясь не поднимать глаз. Владычица Озёрного края была известна своей красотой, но также была известна и своим крутым нравом. Она легко выбирала платья и так же легко отправляла людей на эшафот. В одну минуту женщина могла быть ласковой, а как только отвернёшься — не заметишь, как гвардейцы обступают тебя со всех сторон и тянут в казематы Гнездовья.
[indent] — Говори.
[indent] — Миледи. Я выполнил то, что вы приказали. У меня есть список людей, которые подходят под ваши требования, миледи, — слуга не спешил доставать пергамент, ожидая разрешения. Де ла Серра молчала. Если бы слуга поднял взгляд, он бы заметил, как женщина кусает себя за губы, размышляя о чём-то.
[indent] — Покажи, что принёс. Положи его на стол.
[indent] — Да, госпожа, — ещё более склонив голову, слуга нарочито медленно достал из-за пазухи сложенный лист бумаги. Развернув его, он сделал несколько медленных шагов по направлению к столу, за котором сидела де ла Серра, и положил его на середину, периферийным зрением заметив, как фигура красавицы отклонилась назад. Проделав это, слуга отступил на то же место, где был ранее.
[indent] — Всего трое? — скрыть недоверие и досаду у Изабеллы не получилось. Пробегая взглядом по именам, она не встретила никого знакомого, кроме, разумеется, Майнца. Профессор Майнц был известным и уважаемым человеком, особенно среди образованных жителей, к коим Изабелла себя таки причисляла. При условии, конечно, что вообще можно было вставать в ровен с кем-то из… Мерзкие-мерзкие-мерзкие.
[indent] — Да, госпожа, — извиняющимся тоном подтвердил слуга, точно нехватка лиц была лично его виной, — Мне очень жаль.
[indent] — Майнц? Почему стоит крестик?
[indent] — Профессор Майнц отбыл три дня назад на север, в Высокий Дол. Боюсь, он не сможет осчастливить себя визитом к вам.
[indent] Высокая грудь Изабеллы тревожно поднялась на вдохе и не менее рвано опустилась на выдохе.
[indent] — Ступай.
[indent] Слуга в очередной раз поклонился и вышел вместе с сохранявшей молчание служанкой. Только тогда Изабелла почувствовала истинное облегчение. Тоже самое почувствовал и посланник, когда покинул кабинет леди Гнездовья. Тому срочно требовалось выпить чего-нибудь, чтобы успокоить нервы.
[indent] Закусывая губы, женщина в сердцах откинула лист на стол и отвернулась в сторону. Почему он уехал? Может, в городе стало опасно? Может, назревает мятеж, о котором ей не докладывали? Мерзкие (мерзкие-мерзкие-мрзк) свиньи постоянно об этом думают, разве не так? Только ждут момента, пока она ослабит свой надзор. Ослабит хватку. Ей нужно быть сильной. Ради себя. Ради своего мальчика. Бедный-бедный мальчик. Что будет делать он, когда её не станет? Кто защитит его от зловонной черни? Ему нужно стать сильнее. Ему нужно раскрыть глаза и узреть правду. Возможно, тогда у него есть шанс. Знание есть сила, а значит ему нужно выбрать учителя. Жаль, что Майнц уехал.
[indent] Преподавателей в Университете хватало. Но не все они подходили. Некоторые ей просто не нравились, некоторые не подходили по иной причине — странной причине, если задуматься. Но лучше не стоит. Женщина вновь взяла пергамент в руки, рассматривая имена и представляя их обладателей. Выбор пал на профессора медицины. Психолог. Да, определённо он. Он поможет. А если нет… Что же, Натурфилософии придётся выбрать нового преподавателя.

[nick]леди де ла Серра[/nick][status]святая не святая[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/6/525846.png[/icon]

Отредактировано Витторе (2021-06-25 07:44:43)

+4


Вы здесь » Готика » Склеп » Истоки