Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Действительность » I cry when angels die


I cry when angels die

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/50/388515.png
[год 84, месяц Тепла Солнца]
[Утёс, монастырь Святого Михаэлеса]
Бенедикт, Худой, Трайер Фолкер (ГМ)

Существуют грехи, вопиющие к небу об отмщении за них. Наша история пойдет о таком из них.

+1

2

[indent]Тишина пыточной и коридор, наполненный гомоном сервитских голосов – словно два разных мира, разделенных тяжелой дверью. Там мир живых, они негромко переговаривались в знак уважения к этой комнате, куда их капитан увел пленника. Здесь другой мир. Здесь время остановило свой ход. Здесь пахнет сыростью подземелья и смертью. Так думал капитан Крион разглядывая свой окровавленный меч и бездыханное тело, лежащее у ног, словно подтверждая его мысли.
[indent]Сколько он стоит здесь над телом? Пять минут? Час? Комната тщательно хранит этот секрет. Но времени прошло достаточно чтобы снять наваждение, наброшенное Вильгельмом Клаусом и бешенство, душившее Бенедикта в течении последнего часа, отступило. Свой скорый на возмущение нрав Бенедикт считал одним из своих главных грехов, но обычно он умел с ним совладать, умел подавить и запереть к клетке дикого зверя по имени Гнев. Обычно, но не сегодня. Сейчас, когда гнев отступил, даруя успокоение возбужденному разуму, капитан получил новые ответы на свои вопросы, но они рождали другие вопросы, ответить на которые могла только его совесть, но будет ли его совесть честна и откровенна с ним или захочет скрыть свою неправоту под маской крайней необходимости? Никто не спросит с него отчета за содеянное, не кинет в его сторону подозрительного взгляда, но беспристрастный судья в нем требовал честного ответа: была ли смерть пленника оправдана и необходима или вызвана яростью, а значит слабостью воли.
[indent]Бенедикт склонился над мертвым телом, вытирая о его одежду меч. Неприятное зрелище обезглавленный труп и особенно неприятное для его невольного палача. Но сейчас капитан Крион жалел не о том, что его рука снесла непокорную голову. Он считал, что убивать чужими руками легче чем своими, поэтому приговоры о смерти следует выполнять собственноручно. Вопреки славе о сервитах, которая неслась далеко впереди их самих и была гораздо страшнее действительности, сервиты не уничтожали бездумно всех виновных и подозрительных. Их целью было объективное и справедливое расследование, сбор доказательств и только в случае доказанной вины и признания подследственного особенно опасным, преступника ожидала немедленная казнь. Красивые показательные костры оставались для тех, кто гарантированного дойдет до них, не причинив вреда окружающим. И сейчас капитан Бенедикт Крион устроил себе самосуд, основной повесткой которого была правомочность его действий.
[indent]Все началось с пропажи монастырского воспитанника, Оливера, спокойного и немного дикого мальчика, который в числе других монастырских детей был оправлен с отцом Питером на рынок и исчез при странных обстоятельствах. Отец Питер, под ответственностью которого были дети, не мог сказать ничего вразумительного, лишь разводил руками и сокрушался. Две недели монастырь гудел как растревоженный улей, братия непрестанно молилась за спасение ребенка и возвращение его в монастырь, отец Питер слег с горя, а сервиты сбились с ног безуспешно разыскивая мальчика пока не вскрылись новые обстоятельства. Один из воспитанников постарше признался Криону, что один из сопровождающих отца Питера мальчишек видел, как их Оливер, который в монастыре держался особняком, вдруг подошел к незнакомому мужчине, а отец Питер словно уснул на месте, перестав реагировать на зов и тормошения.
[indent]Бенедикт вспомнил облаву, которую они устроили на рынке, и которая вывела их на подозрительного незнакомца и череду странных обстоятельств, сопровождающих его. Вначале сервиты, идущие по следу были вовлечены в пьяную драку. Военная выучка пришла им на пользу и трое приняли на себя удар, дав возможность одному из них, Дику Талеру, продолжить слежку. Дик вернулся не скоро, но с новостями. Он поведал, что незнакомец вернулся на рынок и еще один ребенок доверчиво подошел к нему, чтобы быть унесенным через весь город в Драгоценный квартал, в особняк господина де Совиньи. Вокруг обладателя одного из самых громких имен Долины уже несколько лет витали темные слухи и грязные сплетни, но дружба с влиятельными де Мьи и родство с могущественными де Карбас надежно защищали де Совиньи от лишних вопросов. Капитан вспомнил оживление своих сервитов, готовых брать приступом величественный особняк из белого камня. Вспомнил как завидовал своим подчиненным, избавленным его приказом от сложного выбора: пытаться немедленно освободить детей или собирать доказательства и ждать. Два маленьких испуганных ребенка против всесильного и наглого преступника, годами безнаказанно творившего грязные дела. Крион выбрал игру с Совиньи и, возможно, ошибся. Капитан знал, что затеял опасное состязание и знал, что лично для него не может быть полной победы без освобождения детей, а еще он знал, что жизнь слишком жестока чтобы делать такие подарки как полный успех предприятия. Она обязательно возьмет жертву, и оставалось надеяться, что жертва окажется малочисленной.
[indent]Так дети остались в особняке, за которым была установлена постоянная слежка и сервиты направили свои усилия что бы найти таинственного незнакомца, имеющего такую власть над волей людей. Когда сервиты хотят получить информацию, редко кто осмелится хранить от них секреты, поэтому вскоре он нашелся. Им оказался ментальный маг по имени Вильгельм Клаус, промышляющий мошенничеством и воровством. Сервиты отыскали его, и он доставил им немало хлопот, пытаясь влиять на них ментальной магией и путать наглостью и враньем. Магия Вильгельма оказывала на отряд сервитов странное влияние: Эл и Дик жаловались на головную боль; Дик, Гарри и Том рьяно встали на защиту преступника, взявшись за мечи и требуя его немедленного освобождения; капитана Криона охватила злость, неиспытанной ранее силы. Понимая, что это последствия влияния на них магии Вильгельма, но не догадываясь каким образом от нее избавиться, он увел проходимца в застенки пыточной.  Преступник и здесь оставался неизменно наглым и развязанным, отказываясь верить, что затеял опасную игру и ставка в этой игре его жизнь в то время как смерть держала его за руку.
[indent]Сервиты занимались этим делом уже несколько дней и имели достаточно данных для того что бы действовать. Изначально Бенедикт собирался привлечь Клауса к сотрудничеству, но видя его плутовство и сделав неутешительные выводы о степени его надежности или ненадежности, капитан изменил свое решение. Уверенность в собственной магии ослепила Клауса и он паясничал и лгал, не зная об особенности капитана отличать правду от лжи до тех пор, пока капитан не достал меч. Откуда у человека, прожившего жизнь без чести и совести, они возьмутся перед смертью? Но капитану сервитов удалось его удивить.
[indent]Его учили, что сервит должен иметь горячее сердце, холодную голову и, насколько это возможно, чистые руки. Бенедикт взглянул на свои сильные руки, будто ища на них ответ о правомочности своих действий. Он мог поступить по-другому, мог пробовать изыскать способ, останавливающий магию, склонить Вильгельма к сотрудничеству, но не было в его сердце сострадания к тому, кто не имел его по отношению к другим.
[indent]Отрешенно глядя на то, что ранее называлось Вильгельмом Клаусом, капитан подумал, что нужно распорядиться что бы его останки предали земле согласно обычаю и прибрали здесь. Сейчас, когда гнев оставил его, Бенедикт почувствовал усталость от этого бесконечно длинного дня, а он еще не окончен. Нужно отпустить сервитов, участвующих в аресте, написать рапорт о случившемся и помолиться за успокоение Клауса.

+3

3

[indent]- Он в Утесе!
[indent]С этими словами в комнату стремительно вошел Мартин Лейнец, правая рука капитана Криона. Так же стремительно он последовал к столу, за которым Бенедикт разбирал бумаги, и сел напротив капитана на свободный стул.
[indent]- Гаррри вернулся с дежурства. Он говорит, Лис приехал поздно вечером. В особняке все вверх дном. Толпы народа ходят туда-сюда, и ребята просят помощи. Нам не хватает людей чтобы отследить всех, кто бывает там и отделить обслугу или тех, кто разносит ответные письма от своих господ. Красавчику и Ветру дали знак.
[indent]Решением капитана слишком громкое имя де Совиньи временно было заменено прозвищем Лис. Это упрощало упоминание имени при посторонних что бы исключить ненужное внимание.
[indent]Красавчик, один из лучших агентов на службе сервитов, получил инструкции несколько дней назад и тайный знак, сообщающий о приезде объекта их наблюдения, запускал новый виток его деятельности. Усложнялось все очень высоким положением де Совиньи в обществе, куда Красавчику доступа не было и к работе был привлечен новый агент, Ветер. Обнищавший аристократ прекрасно вливался в светское общество Утеса, но не имел шпионского опыта.
[indent] - Отслеживать всех бесполезно. У старого Лиса слишком большой круг общения. В таком количестве желающих приблизиться к светилу мы никогда не отделим участников, помощников и сообщников от обычных знакомых. Поэтому будем действовать согласно первоначальному плану.  Из того, что нам известно, он перейдет к действиям в тесном кругу своих приближенных, возможно, после большого светского приема, когда большая часть гостей разъедется. Нам остается только ждать приема и поймать его за руку. Но ничто не мешает нам смотреть, слушать и готовиться. Подождем ответных знаков от наших агентов. Собаки прикормлены?  
[indent]- Да. Еще немного и будут есть с рук! А еще Эл завербовал одного из слуг. Парень боится до ужаса, но Эл как-то выяснил, что у него пропал младший брат и, кажется, не без участия Лиса. Парень согласен помочь, но работает недавно и пока ему не слишком доверяют. Ничего о детях в особняке он не знает. Эл приказал ему не слишком высовываться, больше слушать и ничего не спрашивать.
[indent] - Это хорошая новость.  
[indent]- Есть и плохая. Поздно вечером принесли еще одного ребенка.
[indent]Сердце Бенедикта пропустило удар. Еще один ребенок в опасности пока они разыгрывают свою партию. Возможно и не один, они могли не знать о привезенных в карете или доставленных до установления за домом слежки. Это его ответственность, его крест, его выбор, но раз уж гамбит разыгран и прият, то остается играть до конца. 
[indent]Между тем, Мартин продолжал:
[indent]- Я подумал, может ему нужно сразу несколько жертв?
[indent] - Может быть. Подумаем в этом направлении. Спрошу у отца-настоятеля для начала, он подскажет к кому обратиться или где можно почитать о ритуалах.  
[indent]- Еще кое-что. У Лиса сменился молочник, но мы были готовы и перехватили нового. Теперь каждое утро Дик будет возить молоко к особняку. Молочнику заплатили вдвойне, все довольны. Вряд ли что удастся узнать, но лишним не будет. 
[indent]Бенедикт одобрительно кивнул и извлек из ящика стола тяжелый мешочек и письмо и подтолкнул через стол.
[indent] - Вам нужно приодеться, Мартин. Вы не сможете пойти на прием в этом. А вы мне там нужны. Это рекомендательное письмо от госпожи де Бов к ее портному. В разгар сезона вы вряд ли найдете свободного мастера, а он не сможет ей отказать.    
[indent]- Откуда монеты?
[indent]   - Продал кое-что ненужное.  
[indent]- Хм – Мартин старался не заворчать, но лицо его столь красноречиво говорило о сильном на то желании, что Бенедикт с трудом сдержал улыбку. – И на прием проведет меня не кто иной как Бенедикт де Ла Круа?
[indent] - Он самый.    – Они многозначительно переглянулись. Бенедикт не делал тайны из своего происхождения и настоящего имени, но предпочитал представляться наименее известной частью фамилии и его полное имя было известно не всем. –  Раз уж некий Бенедикт де Ла Круа имеет возможность таскаться на все приемы Лиса, то почему бы нам не воспользоваться этим?  
[indent]Мартин хмыкнул в ответ на привилегии, даруемые знатным происхождением и поднялся. Следом поднялся и Бенедикт. Они шагали длинными коридорами, обсуждая успехи отряда в фехтовании до дверей монастырской столовой. Там их пути разошлись. Мартин отправился во двор продолжать дежурство, Бенедикт - к настоятелю за ответами на свои вопросы относительно темных ритуалов.

Отредактировано Бенедикт (2022-01-30 22:13:01)

+3


Вы здесь » Готика » Действительность » I cry when angels die


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно