Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Живые и мёртвые


Живые и мёртвые

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Живые и мёртвые
https://99px.ru/sstorage/53/2014/01/tmb_92173_1269.jpg
[83 год, месяц Тепла Солнца]
[Багрянец]
Гамлет, Ленор Фейхтвангер
Некроманты используют мёртвых для своих целей. Живые используют некромантов для своих.

0

2

Прошло совсем немного времени с печального инцидента, в котором одна неподготовленная и излишне самонадеянная девушка лишилась возможности нормально ходить. А могла бы лишиться жизни. Ленор осознавала, что ей повезло, однако жизнь от этого легче не становилось и боли в ней не уменьшалось. А нога болела, сильно. Мешала спать, мешала работать, мешала даже ничего не делать.

Коллеги, видя мучения младшей сотрудницы, сжалились, хотя сама девушка ни слова про свои проблемы не проронила. Отправили ее в Багрянец да наказали чтобы без грязей и опиума не возвращалась, а то сил уже нет смотреть на искаженное болью лицо во время работы: и так их в больнице слишком много, так не хватало еще способным рукам становится под стать. Выдали авансом монеты и почти что метлой отогнали от больных.  Так, не без помощи запрыгнув на телегу, водруженную помимо прочего еще тканями и красками, отправилась в Кровавый Город.

Пока ехала, смотрела на достопримечательности и людей. Нечасто удавалось выбираться из своих четырех стен, и, если честно, не очень-то Ленор любила из них выбираться, однако в последнее время ей надоело пребывать в удрученном состоянии и быть рабой своей ноги, поэтому она решила замечать хорошее. И оно было: маковые поля на горизонте перед въездом в город, красивые красные здания, цветы на гербе тут и там. В Багрянец девушка въехала в приподнятом настроении и даже не заметила тягот возни, связанный с поиском нужного места для покупок.

С грязью все произошло легко и быстро: ей зачерпнули и положили в горшок, а горшок она утопила в большую сумку, специально подобранную для серьезных выездных дел. По-иному вышло с опиумом: цену ей за чистое вещество задрали выше всяких допустимых пределов, и Ленор пришлось делать то, что она до этого никогда не делала — торговаться. По той простой причине, что с такими ценами денег на обратную дорогу у девушки просто не хватило бы. И она стояла и торговалась, по ощущениям, целую вечность, пока «за красивые глаза» не сбила цену до приемлемого уровня. И то скорее потому, что к тому моменту солнце уже давно скрылось за горизонтом, а в лавку выстроилась приличная гневная очередь.

В общем, выжатая, но с хорошим уловом в виде целых трех склянок с шариками, при разумном использовании которых с лихвой бы хватило и на два периода заживления связок, девушка вышла из лавки и проследовала вглубь и втишь города, чтобы в каком-нибудь заведении найти ночлег, а наутро уехать. Коллеги настоятельно рекомендовали ей отдохнуть от работы хотя бы на несколько дней и пожить в Багрянце, однако несмотря на то, что город Ленор нравился, она все же не имела желания оставаться в нем дольше, чем нужно, и душой стремилась домой, в свои понятные четыре стены.

До прилично выглядящей, но приемлемой по цене таверны она так и не дошла. Зато дошла до беды: в одном из переулков, совершенно неожиданно для Ленор, она была агрессивно сбита с ног прямо на кирпичную кладь прохожим. Нога стрельнула болью и из зубов девушки вырвался сдавленный стон. Она инстинктивно схватилась за сумку, потому что больше беречь ей было нечего. Но встать не смогла. Спереди и сзади ее обступили пара крупных ребят, всего их было пятеро, и все они выказали глубокую заинтересованность в ее опиуме — следили от самой лавки.

Калеку обокрасть легко, а молодую девушку-калеку — проще простого. Но иногда и калеки бывают с сюрпризом. Отказавшись по-хорошему вручить содержимое сумки и получив за это ногой в живот, Лени поняла, что выхода у нее нет. Через несколько мгновений по земле, на которой лежала девушка, пролилась, как кровь, черная смерть. Она попала на ноги мужчин и лишь одним предчувствием обратила их в бегство: они готовы были сражаться с девушкой, но великая сила мироздания все же была им не по зубам, и в этом инстинкты им подсказали правильно. Отряхнувшись от красной пыли, девушка с кряхтением встала. Наверное, она могла бы сейчас хотя бы облегчить резкую и пульсирующую боль в ноге за счет энергии жизни какого-нибудь из этих наглецов, но побрезговала. Поэтому Ленор просто поковыляла дальше.

  Очевидно, впрочем, было то, что действие страха не будет держать разбойников очень долго, и они сравнительно быстро очухаются, а потом обернутся назад и, сбивая ноги, в еще большей злобе полетят на поиски человека, который в глазах общества был еще хуже, чем они сами. И разносили они весть о некромантке, что нападает на людей, и распаляли везде, где были, тревогу. Кто-то из жителей к ним даже присоединялся в их охоте, ведомый похвальным желанием защитить родных и близких.

В ближайшей таверне ей отказали — слухи дошли, и хозяева решили перебдеть, чем потом разбираться. И правильно сделали. Впрочем, для Ленор все начинало становиться все хуже и хуже. Ночь становилась чернее, а тени больше: девушка пряталась в них, шастала, искала убежище. Только они давали ей свое молчаливое принятие. На улицах же было шумно и страшно. Туман еще не расположился в городе, но все были к нему готовы. Все, кроме Лени: она оказалась в очень, очень плохом положении.

+1

3

Некромантия — искусство тонкое.

  Насколько тонкое, настолько и опасное. Мало владеть им, не совершая роковых ошибок, его ещё и нужно скрывать.

  Некромантов мало. Потому что общение с мёртвыми — запрет. Потому что общение с мёртвыми — надругательство над природой человека и над тем потусторонним, что скрывает за собой стена смерти. В Долине любому касающемуся ее таинства необходимо скрывать свои таланты. Прятать в самый дальний ящик, чтобы тебя не заметили. Ведь в жестоком Багрянце правда такова: как бы ты ни был силён, тебя сожрут. И будут жевать, перемалывая косточки одну за другой, пока от скелета не останется пыль. Некроманты умирают так же просто, как обычные люди. Их тела тоже потрясающе горят на кострах.

  «Тени» следят за каждым. Они подобно паукам на тонких нитях улавливают мельчайшие колебания паутин. Чтобы в нужный момент знать, куда бежать, где хватать свою жертву, кого быстрее заматывать в кокон, дабы не упустить. Они чуткие охотники и жестокие твари. Они само зло — в обличиях людей.

  У «Теней» алые глаза. Белки, налитые кровью, ненавистью и злостью. Они смотрят исподлобья, и в них бездна чувств на грани выживания. Это глаза убийц. Они ждут своего часа, чтобы сомкнуть на шее длинные пальцы и переломать хребет. Они готовы пуститься в бой, как голодная свора собак. Нетерпеливые, жадные, прекрасные в своей бескрайности.

  У «Теней» глаза чёрные. Это воры, это те, кто прячется от глаз прохожих. У них ловкие руки и элегантные запястья. Тонкие, как ажурные изделия из кости. Говорят, воры «Теней» могут видеть даже в кромешной тьме. Они за всем следят и всё замечают. От их взглядов спрятаться невозможно.

  И они нашёптывают глазам, у которых нет привычного людям цвета, — а они яркие, фиолетовые,  — что некто коснулся земли Багрянца таинственной материей. Гамлет поднимает на этого человека взгляд и обращается в слух. Юноша перед ним переминается с ноги на ногу.

  Ошибки быть не может. Гамлет доверяет тому, кто приносит эту весть. Людвиг почти мальчишка: он впитывает и повторяет за старшими. Телом он почти достаёт Гамлету до носа, его лицо обросло щетиной, но совсем юной. Людвиг нервно качает головой, его бледные ногти царапают деревянную поверхность стола, на которую он опирается.

Я видел однажды. Как эта чернота скреблась в души людей. Это было самое страшное, что я видел в жизни.

  Гамлет поднимает глаза на мальчишку, который смотрит в пол, будто осознаёт весь ужас происходящего. Его пальцы цепляются один за другим, ладони сжимаются в замок. Не нужно быть гением, чтобы понять: человек от страха уходит в себя.

И тот мужчина… Он умер на моих глазах. Эта тьма поглотила его как капкан, смыкающийся на жертве. Он упал навзничь, а через минуту встал. Только в нём не было ни грамма от человека. Он даже двигался иначе. Молва, распространяющаяся по городу, не врёт. В Багрянец пришли приручающие смерть.

  И Гамлет закрывает усталые глаза. Он задумывается лишь на миг, но после — на его губах расцветает ядовитая улыбка. Она сдержанная и кроткая. Но искренняя — Гамлета приручающие смерть не пугают. И он наклоняется к Людвигу вперёд, чтобы он его лучше слышал:

Приведи его сюда.

Что?! — шокировано выдаёт юноша.

Приведи этого некроманта в «Тени». И если ты прав, что дар был продемонстрирован столь неаккуратно и заметно, в Багрянце сейчас начнётся показательная казнь. Некроманта убьют, если мы не вмешаемся. Предложи наш кров и опеку. Давай, Людвиг. Не медли.

  Мальчишка глотает слюну и прижимает к телу трясущиеся пальцы. Ему кажется, что в горле застрял ком, от которого не так просто избавиться. Людвиг боялся некромантов, но ещё больше он боится Гамлета. С дезертирами и непослушными у него разговор короткий.

  Людвиг срывается в сторону торговых кварталов, чтобы успеть.

  В городе поднимается паника. Как быстро эти бандиты разнесли о некроманте весть? Новости были преданы огласке. Людвиг видит, как патрули стражи и горожан заглядывают в каждый угол. Но не находят там Ленор.

  На площади разгорается огонь: его верхушка достаёт до самого неба. Людвиг всюду слышит этот голос: Багрянец готовится к сожжению. И поражается: как быстро разносятся новости, как стремительно принимаются решения. Ленор ищут все: последняя крыса за переулком. Но находит её он.

  У Ленор несчастное лицо, пшеничные волосы средней длины и грязные одежды. Даже вор Людвиг выглядит рядом с ней образчиком опрятности и порядочности. Его тёмные глаза смотрят на неё без страха — мальчишка знает, что то, что внутри, никогда не должно всплывать наружу.

  Он протягивает ей ладонь, помогая встать:

Этот костёр разгорается на площади в честь тебя. Только не думаю, что его тепло будет тебе по душе. Пойдём со мной. Я покажу тебе укрытие и спрячу от тех, кому нужна твоя голова. Выбор у тебя невелик: либо ты соглашаешься на риск, либо к утру умираешь на костре.

+1


Вы здесь » Готика » Осколки » Живые и мёртвые


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно