Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Последнее дело


Последнее дело

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/85/t924104.jpg
[81 год, 14-ое месяца Засыпания Солнца]
[г.Багрянец]
Гамлет, Виктория Бэк

Дело есть дело, нравится оно тебе или нет.
Убить верховного судью Багрянца? Непросто. Потому и интересно.
Выкрасть его перстень-печатку и передать заказчику? Проще пареной репы. А потому скучно.
Или... погодите-ка!

+1

2

Гамлет знал, кого выбирать второй жертвой.

  Она была не только «своя в доску», близкая к сердцу и любимая ученица — Бэкки была и одной из лучших по взлому замков. Её взрывной характер таял, когда она брала в руки отмычку, инструменты и начинала ковырять в замочной скважине, ловко орудуя пальцами. С кропотливостью и старательностью мастера, с тяжёлым придыханием и благородным усердием — заканчивая быстрым и великолепным итогом в конце. Гамлет любил смотреть, как работают профессионалы. Он получал эстетическое наслаждение, видя, как человек точными усилиями достигал результата. Любой во время труда — пусть даже преступного — был безупречен и красив. Гамлет не был лишён чувства прекрасного: он наслаждался этими моментами со стороны и предпочитал не вмешиваться. Не говорить под руку, не отпускать никому не нужные комментарии — просто смотреть, прислонившись плечом к поверхности холодной стенки и скрестив руки на груди в жесте немого ожидания.

  Было и кое-что другое. Бэкки относилась к нему по-особенному. Гамлет чувствовал это, и в человеческой психологии логично и правильно тянуться в ответ к тому, кто беззаветно тянется к тебе. Рядом с Бэкки хотелось чувствовать себя непобедимым воином, сметающим всё на своём пути. Быть в опекающей позиции, выделять из остальных и поддерживать — всегда иметь возможность протянуть руку помощи, если эта рука понадобится. Но она не требовалась. Бэкки всегда была самостоятельна и могла за себя постоять: что беззастенчиво Гамлету нравилось как тренеру и учителю. И он уделял Бэкки внимания больше, чем дарил кому-то ещё. Не сказал за весь период их знакомства ни единого ласкового слова, был скуп на похвалу, зато разносил Бэкки на тренировках так, что на следующий день её тело было в синяках до ломоты. Гамлет её не жалел: он считал, что в отношениях учителя и учеников у него вообще не должно быть жалости к кому-либо. Если он пожалеет в тренировочном зале — не пожалеют враги и коллеги-убийцы. Пусть лучше шрамы, ссадины и синяки будут у его любимчиков от единственного человека.

  От него.

  Плодотворно работали эти отношения и в обратную сторону. Ученики умели вдохновлять учителей. Бороться до последнего, идти к цели уверенными шагами, играть свою роль безупречно. Любимые ученики заставляли ради цели быть выше всяких похвал. Гамлет любил совместные вылазки. Ответственность, скинутая на плечи, не придавливала, а скорее давала сил двигаться дальше и поддерживала тело в тонусе.

  Потому что всё, что окружало «Тени» в последние месяцы, было мелким крошевом внутренних распрей. И гильдия одновременно находилась в состоянии упадка и на пике разгорающегося пламени конфликта. Четыре основателя, что всегда беззаветно поддерживали друг друга согласно принятому кодексу-омерте, разосрались так громко и так феерично, что в «Тенях» возник внутренний раскол. Гамлет и сам оказался втянут в это непосредственным образом.

Надоели, — раздраженно звучал его обыкновенно тихий голос. — Вас четверо, вас слишком много, чтобы удерживать власть. Оплот преступников не место, где можно разводить управление на равных. «Теням» нужна твёрдая рука. Единоличная.

  Его слова запомнили. Не забыли. В них слишком явно звучал намёк: что среди четырёх здравствующих в живых должен остаться только один. Гамлета спасло лишь то, что он не принимал ничью сторону. Он видел проблему и озвучивал решение — но ни разу в жизни не показал пальцем на того, кому симпатизировал. Про него говорили:

Дурак Гамлет после таких слов не сносит бошки.

  Но он носил. Возможно, потому, что в нужную минуту ради «Теней» мог расшибиться в лепёшку. И прикрыть спину каждого, кто попросит его о помощи. Гамлет мог выдернуть из любой передряги и умел оказываться в нужное время и в нужном месте. Правда, за такое внимание он обыкновенно давал ученикам по сто ударов кулаком в нос: пусть лучше учатся защищаться с ним в спарринге, чем попадутся в неприятности ещё раз.

  И всё же это задание было глотком свежего воздуха. Выбежать из здания, в котором общность людей больше походила на общность змей, было новой пищей для размышлений и взглядом со стороны. Но совсем не хотелось покидать этот серпентарий в одиночку.

  Гамлет из приличия только дважды постучался в дверь, но не дождался приглашения войти. Он точно знал, где обитала Бэкки: в его руке была бутылка вина и единственный бокал, предназначающийся для его собеседницы. Её комната была на втором этаже их невысокого штаба: Гамлет бы с закрытыми глазами дошёл до нужной двери с первого этажа. Он был тут слишком частым гостем — настолько, что это даже было неприлично.

У меня заказ, — без предыстории начал он, избегая даже такой формальности, как приветствие. — Гийом, судья. Подкупленный дважды, если информаторы не врут. Пройдоха работает с «Тенями» всего три месяца, а его уже подозревают в нечестной игре. Сливает информацию страже на нас и получает за это деньги — потом указывает на особо борзых ищеек нам, получая за это деньги во второй раз. Пытается сесть на два стула. Не выйдет.

  Гамлет нервно рассекал небольшую комнату, пока не плюхнулся в глубокое кресло и не подпёр голову рукой. Его взгляд скользнул на столик рядом: он бы отдал многое, окажись на нём чашка с ароматным чаем. С утра его традиционное чаепитие сорвалось: у кого-то из его учеников зачесалось устроить тренировку в пять утра. Гамлет, разумеется, избил несчастного до полусмерти. Но настроение его всё равно было испорченным.

Он в Золотом квартале, пробраться к нему в дом будет сложно. У Гийома личная охрана. Мне будет нужна твоя помощь. Выручку пополам. Оплату обещали внушительную, а если получится отыскать его перстень-печатку — она увеличится вдвое.
https://i.pinimg.com/originals/18/94/d4/1894d45bcd3c7d28789aceb810fe9ed9.gif

Отредактировано Гамлет (2022-01-13 15:39:50)

+1

3

По утрам полагалось вставать рано, делать пробежку и легкую тренировку для поддержания тела в тонусе. Потом отправляться на завтрак. Вот только на завтраке Бэкс видели все реже. И не потому что наемница была настолько увлечена тренировками. Скорее уж наоборот. Она их тупо просыпала.

Ей делали выговоры, устраивали выволочки, постоянно наказывали. Но это нисколько не учило отмеченную соблюдать режим. Больше только раздражало. Ей вообще вся эта дебильная дисциплина была поперек горла, но за заказы "Тени" платили хорошо, никогда не кидали, и потому Бэкс терпела. Талантов у нее было много, поручения выполняла, да и наставник за нее ручался, и потому в гильдии ее тоже терпели. До поры до времени.

Вчера она допоздна засиделась в таверне, кидая кости с какими-то сравнительно прилично одетыми господами. Ну, не могла она их оставить одетыми, покуда ей так везло! И, надо сказать, что она таки сорвала куш. В карты Двурукая не играла. С ее способностью это было неинтересно. А вот кости вносили элемент неожиданности, сколько их не запоминай. И в тот вечер ей свезло по-крупному - один из игроков поставил на кон расписку на бар в Утесе. На кой ляд Бэкки он мог вообще сгодиться, она не знала, но, как вариант, всегда можно было поставить его в другой игре.

И тем счастливее она вчера засыпала, что ее карманы были полны.

Назойливый стук в дверь прозвучал почти как в башке. Меченная недовольно поморщилась и накрылась одеялом с головой, надеясь, что утренний визитер пойдет на хрен. Однако человек, стоявший за дверью, слишком хорошо ее знал.

Гамлет - единственный, перед кем Бэкки отчего-то не хотелось демонстрировать свой норов. Ее первый и единственный учитель в этих стенах, у которого хватало терпения выдерживать ее закидоны, а так же истинный профессионал, которого нельзя было не уважать. Всегда спокойный, рассудительный. Полная противоположность ее импульсивности. Одним словом, кинуться в него подушкой и послать в жопу Бэк не могла. И потому, заслышав его голос, она тяжело вздохнула и откинула полог одеяла.

- Я поняла, - выслушав его речь, хрипло сказала меченная. Ее состояние по утрам больше походило на восставшего из могилы мертвеца, а в мешки под глазами вполне могло поместиться по еще одному пистолю. Она помяла лицо руками, выдала какое-то невнятное утреннее кряхтение и спустила ноги на пол.

- На дело пойдем ночью. Но, раз ты здесь, значит, хочешь провести разведку.

Ничуть не смущаясь того, что на ней из одежды одни труселя да рубашка, а наставник сидит в нескольких метрах, Бэкс присела возле комодика и стала рыться в поисках нужной одежды.

- Много у него охраны? - спросила она, доставая какие-то мятые штаны и суя в них ноги. О городском судье она знала ровно то, что знали, наверное, все в "Тенях". Гийом Уайтхауз, старший судья судейской палаты Багрянца, 46 лет, дважды женат, двое детей от первого брака, овдовел, потом еще один ребенок от второго. Живет на пересечении Банковской и Центральной улиц в Золотом квартале. Участок большой, трехэтажный особняк с охраной и прислугой. То, что он сотрудничал с "Тенями", Бэк не знала, но удивлена не была. Слишком уж важная фигура, чтобы липкие щупалки гильдии до него не дотянулись.

Одевшись и заткнув за пояс оружие, наемница подошла к столику, на который Гамлет поставил предусмотрительно захваченное вино. Взяла бутылку и, щурясь от яркого света, стала рассматривать этикетку. Потом ножом со стола сковырнула печать и, игнорируя бокал, присосалась к горлышку. За завтрак сойдет.

- Ладно, я готова. Можно выдвигаться.

Отредактировано Виктория Бэк (2022-01-13 16:05:46)

+1

4

Нет, — строго парировал Гамлет, откидывая голову назад и касаясь макушкой края кресла. — На разведку мы не идём. О чём ты думаешь? Плакаты с твоим лицом висят по всей округе. И за последний месяц сумма за твою голову стала ещё выше. Кому ты успела так насолить? Я молчу про себя, но так и вижу счастливые лица стражей порядка, когда мы под ручку пойдём разведывать место. Игра не стоит свеч. Разберёмся непосредственно перед делом.

  С некоторых пор Гамлет был аккуратен. Наверное, потому, что неделю назад из-за неосторожности ему чуть не перерезали глотку. А показательная смелость… В этом была вся Бэкки: несмотря на гениальный ум, не видела перед собой препятствий. Шла напролом там, где можно было обойтись осторожностью, наступала на проблемы, где их лучше было обойти стороной. Гамлет не мог приучить Двурукую к тому, чтобы на болотах она прыгала по кочкам, а не шла сквозь трясину. Но куда там: с таким характером легче обезьяну научить держать чашку чая с оттопыренным пальчиком, чем Бэкки — не бить в лицо с расстояния поцелуя. Даже если это был их штаб и их дом. Не каждого человека можно перекроить в двадцать один год. Но в глубине души Гамлет и не хотел её перекраивать: привык и получал удовольствие от того, как острыми гранями царапались их характеры.

  Агрессивная, наглая, развязная. С ней всегда было сложно. Да и куда она собиралась идти в таком виде? Взгляд Гамлета упал на тёмные мятые штаны из хлопчатой ткани, которые впопыхах были натянуты Бэкки на бёдра — по ним словно проехалась повозка и растоптала четвёрка лошадей. Взгляд скользнул дальше — к рубашке, из-под которой угадывались контуры женской груди с двумя чуть виднеющимися сосками; и выше — лицо Бэкки после сна было отёкшее и сонное, а на макушке головы торчала копна непослушных волос, которые весьма неотдалённо напоминали воронье гнездо. Гамлет выдернул её из кровати — и было поразительно, как она с пол-оборота собралась идти на разведку местности. Прямо с кровати в пекло — вызывало уважение.

Но не сейчас. Когда власти так активно искали их лица в каждом встречном. На ближайший месяц правильнее было в светлое время суток залечь на дно и выждать время, когда стража окажется озабочена кем-то другим.

Да и на это утро у Гамлета были совсем другие планы.

Ты пойдёшь на тренировку. Не думай, что постоянно прогуливая, ты от меня дождёшься похвалы по головке. Вперёд!

  Гамлет настойчиво потянул за сомкнутую в пальцах Бэкки бутылку вина и поставил её на прикроватный столик, делая шаг в сторону ученицы и почти упираясь ей лицом в лицо. В нос Гамлета ударил слабый запах забродившего винограда, он не повёл и глазом. Так нависают злые родители, когда их чадо особенно сильно провинится:

Сейчас пойдёшь, — с нотками угрозы начал Гамлет, — и отработаешь мне каждый пропущенный день. Я не должен вытаскивать тебя из кровати силком. Будешь пропускать возможность стать сильнее — сдохнешь.

  В комнате становилось душно. Не то от спёртого влажного воздуха, потому что шторы были задёрнуты, не то потому что Гамлет душнил. Он сверхответственно относился к бою и телу и никому не давал поблажек. Мудрая мысль, что «тело — храм души» находила в его голове особое отражения. Пусть душа каждого тут была чернее ночи, но храмы должны были быть безупречны. Гамлет требовал этого от себя и требовал этого от других.

  Ему бунт и непослушание Бэкки кололи иглами по самолюбию. Он ждал её внизу более всех остальных: а она чем дальше, тем больше не объявлялась. Ждала внимания к собственной персоне? Гамлет был здесь и проявлял его, как умел. В своей манере.

Он взял Бэкки ладонями за плечи и развернул к себе задом. Его нога совершила изящную траекторию и угодила смачным пинком аккурат по поджарым ягодицам.

В зале как раз сейчас пусто: устрою тебе индивидуальное занятие.

  Это было чистой воды насилие: Гамлет буквально выволок её из комнаты за руку и громко хлопнул дверью напоследок. Зал для тренировок был на первом этаже в левом крыле: большой и просторный, с небольшой каморкой для хранения инвентаря и тренировочного оружия. Здесь было людно с самого утра и пусто всё остальное время. Нечасто его посещали по собственной воле: больше по внутренней дисциплине. Но зал всегда был открыт для посещения и готов был принять нежданных гостей. Коими оказались и эти.

  Бэкки втолкнули внутрь силой и захлопнули дверь: но не закрыли. Гамлет отряхнул ладони друг о друга и оперся о стенку, сверля Бэкки недовольным взглядом: вот где она должна быть с утра! А не рассекать комнату в трусах, присасываясь губами к первой встречной бутылке.

Хоть вспомнишь, как это было. Устрой мне праздник.

  Гамлет согнул руку в локте и поманил Бэкки пальчиком к себе — его любимый жест, означающий одно: она может нападать первой.
https://i.pinimg.com/originals/1d/72/4f/1d724f1385bfa32cb3d7ab0ae9df93ef.gif

+1

5

Бутылка была бесцеремонно отобрана, а тон любимого учителя серьезен. Гамлет был явно недоволен ее прогулами. Где ему, с вечным шилом в упругом месте, понять своих учеников? От него поблажек не дождешься даже на Новолетие! Гребаный садист.

- Ну, да ладно тебе! - жалобно тянула Бэкс на одной ноте, пока Гамлет беспощадно тянул ее через коридоры в комнату пыток. - Ну, какие тренировки? Ты чего? Задание же срочное! Слышишь?

Она попыталась воззвать к его голосу разума, когда он впихнул ее в зал. По инерции Двурукая сделала еще несколько шагов, едва не ткнувшись носом в пол, но равновесие удержала и обиженно оглянулась. Как щеночек, которого наказывают совершенно ни за что. Она знала эту его позу, и слишком хорошо знала, что за этим последует: она будет много падать, возможно, расшибет нос, а вечером на теле живого места от синяков не останется. И это при том, что тело имеет свойство становиться крепче, когда его бьют.

- Давай лучше используем время с пользой, а? - примирительно выставив вперед ладони, затараторила она. - Взорвем что-нибудь на другом конце города, туда стечется стража, а мы тем временем наведаемся в особняк Уайтхауза. Пока они там будут разбираться, что да как, нас уже и след простынет. М? Как тебе мысль?

Быть избитой накануне задания, чтобы потом охать и страдать от каждого движения? Да что он вообще задумал? Нет, чтобы наказать ее своими дурацкими изнурительными тренировками уже после! А то и вообще, чего наказывать? Победителей же не судят.

Но нынче ее ментор, оставшийся без утренней дозы чая, был непреклоннее обычного. Она видела это по решительно сдвинутым бровям и дернувшимся острым скулам. Делать было нечего. Оставалось только принять свою сегодняшнюю гребаную судьбу и его вызов.

Со вздохом она отвела ногу назад и подняла кулаки на уровень подбородка. Черт с ними с бинтами, к сбитым костяшкам ей не привыкать. Чуть попрыгав на носочках, сделала пару пробных ударов в воздух, чтобы размять руки и включить башку. Потом кивнула Гамлету и повела плечами, с хрустом разминая шею. А потом сорвалась с места, резко сокращая дистанцию, и нанесла удар.

Что правой, что левой Бэкс владела одинаково хорошо, но ее удары оставляли желать лучшего. Силы девчонке было не занимать, яростью она могла дать фору, а вот с точностью оказались проблемы. Кулак скользнул по выставленному в защите локтю и, наносившая удар правильно, используя весь корпус и всю массу тела, Бэкс повело в сторону.

- Да ёп твою ж..

Проверка рукопашки

пфф ожидаемо

+1

6

В некотором роде это логично.

В некотором роде это правильно.

  Гамлет, может быть, даже нашёл бы в словах своей ученицы долю не самой плохой стратегии, но сегодня он действительно встал не с той ноги — а точнее, ему эту «не ту ногу» поставили. Было ли это веретеницей событий, тянувшихся с утра, или дело было в Бэкки и только в ней — сказать было сложно. Гамлет после прерванного утреннего чаепития — существо злое и агрессивное, в своей манере, насколько данной личности это было характерно. Но покорёженный плохим настроением рассудок видел в предложенном варианте кучу недочётов. Как они будут добираться до противоположного конца Багрянца в обход такой же стражи? Где возьмут взрывной механизм? Как в кратчайшие сроки доберутся обратно, не вызвав подозрений? И самый главный — является ли стража судьи частно нанятой или принадлежит городу и подчиняется властям? И какой им дан приказ на случай возникновения чрезвычайной ситуации? Любой подобный план — минное поле, где можно подорваться на каждом шагу. И было бы обидно, если бы подорвалось всё на шагу последнем: когда пройдено слишком много, чтобы разворачивать обратно.

  Да и, в конце концов, всё было куда проще и прозаичнее. Если Гамлет решил надрать Бэкки зад, он надерёт Бэкки зад. Хочет она этого или нет, сопротивляется ли или послушно следует, подгоняемая его пинками. Тут был вопрос скорее принципов, чем здравых предложений. Избивать её до полусмерти Гамлет не хотел: скорее привести в тонус и вогнать в обычное русло, в которое он загонял других. А Бэкки входила в его стадо под эгидой непослушной овечки. И в воспитательных целях её стоило вогнать в «нормальное» стадо обратно.

  Неразговорчивый по своей сути, Гамлет в ответ на боксирование Бэкки так же выставил кулаки на уровень лица и приготовился защищаться. В его глазах загорелся прежний огонь сражения: на состязаниях Гамлет чувствовал себя как дома, его атмосфера боя вдохновляла. И они встретились как в старые добрые времена: когда Бэкки едва только попала в «Тени», он прицепился к ней как клещ, сосущий кровь у несчастной подвернувшейся собаки. И кусал, и грыз, и тесал, пока не вогнал в то состояние, в котором Бэкки находилась сейчас.

  Душа Гамлета ликовала: Бэкки даже не предприняла попытки отговорить его, а просто наступала. Правда, встала, видимо, она тоже не с той ноги. Первый удар — и она споткнулась о его защиту, и вес собственного тела увёл её в сторону. Гамлет воспользовался этой временной слабостью: перемещая корпус тела, ударил её локтем по пояснице. Его удара хватило бы на то, чтобы выплюнуть собственные лёгкие. Он становился недоволен.

Завтра. Чтобы была тут аккурат в пять утра, пока никого нет. И вечером! Будешь тренироваться, пока меня не свалишь на лопатки. Я только тогда от тебя отстану.

  Врал, разумеется. Гамлет от Бэкки отстанет, только когда будет мирно спать в своей могиле. А пока он ей, прижатой его усилиями к стенке, выговаривал всё, что думал.

Каждый день. Каждый. И даже дам тебе выбор: либо позоришься на общих тренировках со всеми остальными — что я буду поощрять, ибо мне хочется, чтобы и другие с тобой обменивались опытом, либо ты позоришься со мной один на один. Или позорюсь я — тут уж как ты будешь стараться.

Проверка навыка рукопашного боя

Удача

+1

7

Драка никогда не была сильной стороной меченной. Она и не стремилась этого исправить, разумно полагая, что насколько бы ни была сильна женщина, мужчина все равно будет сильнее. Так уж распорядилась природа. Но даже если упереться рогом и стать мисс Качок Багрянца, пуля продырявит тебя совершенно точно так же, как будь ты главной тефтелькой всея Долины. А если не видно разницы, то почему бы лучше не сыграть на опережение и не научиться сносно стрелять?

Но Гамлету этих простых истин было не объяснить. Он считал стилеты самым удобным оружием, а изнуряющие тренировки с регулярным избиением учеников - неоспоримо важными. И, что было особенно печально для Бэк, руководство "Теней" его в этом поддерживало.

Удар в спину оказался такой силы, что разрядом прошелся по всему хребту, салютом взрываясь в мозгу и едва не оглушая напрочь. Бэкки не упала на четвереньки только потому, что была тут же рывком прижата к стене.

- Бу-бу-бу, - злобно шипел Гамлет ей в ухо. - Сгною на тренировках бу-бу-бу

Правда, они оба знали, что его увещевания, как мертвому припарки. Что один будет уперт до конца, никогда не оставив в покое ни одного своего ученика, так и другая - мотивации просыпаться в пять утра у нее хватит ровно до первого утра. А потом ему снова придется тащиться за ней в комнату - или келью, как тут называли покои наемников - и за шкирятник тащить в зал. Бэкс даже приходило в голову и вовсе не ночевать в гильдии. Вот только за такое сразу исключают. Ногами вперед.

- Ладно-ладно... поняла, - процедила отмеченная. - Буду как штык и все такое.

Вранье чистой воды, но таковы правила игры. Обещаешь с три короба, а потом выкручиваешься.

Поясницу все еще ломило после удара, продолжать бой Бэк не могла. И потому пришлось еще полтора часа потеть, бегая от стенки к стенке, выполняя кувырки, прыжки в длину и высоту, "бой с тенью" и колошматя грушу руками и ногами. Гамлет явно решил отыграться на ней за все хорошее, и потому пощады не давал. Да она и не просила. В конце концов, уж если заниматься чем-то, то нормально. При всей своей безалаберности и лени Бэкки отдавалась делу, которое считала стоящим, с головой. И не смотря на усталость, пот и ломоту в мышцах, отзанималась она нормально, выполнив необходимые минимумы даже по ненавистной растяжке.

Что ни говори, но Гамлет был отличным тренером. Он прекрасно знал, кому и когда нужно сделать поблажку, а кому стоит подкинуть утяжелители на запястья. Никто не уходил от него неудовлетворенным. И никто при этом никогда не получал серьезных травм на его тренировках: выводить бойцов из строя не входило в его намерения.

У выхода на полке тренирующихся ждали чистые полотенца, и Бэк схватила одно, прижимая к мокрому лбу и глубоко дыша. Потом закинула себе на шею. Страшно хотелось глотнуть холодного пивка, а еще хоть когда-нибудь съездить по надменно-равнодушной физиономии любимого учителя. Закрыть, так сказать, гештальт.

- Мне теперь не на задание, а до кровати своей бы доволочься и там сдохнуть, - промакивая ямку под нижней губой, выдохнула Бэкки. По ощущениям - все было именно так. Но она и сама прекрасно знала, что после холодного душа и нормального обеда силы вновь вернуться в полной мере и даже больше. Заряженное энергией с самого утра, тело будет оставаться в тонусе до конца дня. Как бы люто Бэкс не ненавидела зарядку, пользу оной она никогда не забывала.

+1

8

Быстрее!

Вперёд!

Что ты как улитка?

  Гамлет хвалить не умел. От него нельзя было дождаться ласкового слова, нежного тона или даже гостеприимного радушия. Он даже к девушкам, которые пытались с ним флиртовать, общался так, будто они пропустили его тренировку. А временами казалось, что он щетинился на них за это ещё больше: что они смели думали о чём-то ещё, когда он считал, что думать надо о физических нагрузках. В его системе воспитания пряника не было. Был кнут и очень жёсткий кнут. Были пинки, толчки и рукоприкладство. А ещё было молчаливое одобрение — высшая степень довольства и расположения к ученику. Но рядом с Бэкки молчать было невозможно. Даже если она всё делала правильно, выполняла его приказы, её рот не затыкался — не затыкался и Гамлет. В привычной манере: она ворчит, он парирует. Она бунтует — он напирает. Упрямая девчонка верила, что, если метко стреляет, может обходить смерть с лёгкой вальсирующей ноги. Гамлет же знал, что однозарядное оружие и есть однозарядное оружие. У тебя есть одна попытка, максимум — три. Какой арсенал огнестрельного оружия Бэкки могла носить с собой на дело? Мешок с заряженными пистолями с собой не захватишь.

  Даже если Бэкки стреляет так же хорошо, как и острит, — если противников группа, она в опасности. Именно поэтому Гамлет учил её защищаться. Держать удар, уметь постоять за себя, иметь хоть какие-то шансы, чтобы убежать или отбиться. Выживание есть высшая цель человека. Убийство есть работа наёмника. Уметь спастись не менее важно, чем уметь убить. Вздорная девчонка пропускала каждую его речь мимо ушей.

  И он вытащит её из кровати утром, если это понадобится. За волосы, за ногу, за руку. В трусах, с задранной рубашкой, голой, бухой или трезвой, — он своего добьётся. Просто потому что не терпит отсутствия дисциплины. Просто потому, что на самом деле за неё переживает.

Твой удар слишком слабый!

И сама ты слабая!

У тебя нет ни единого шанса!

  Любая провокация. Любая ругань и даже насилие — лишь бы вправить Бэкки мозги. Лишь бы настал день, когда она услышит своего учителя.

  Но этого дня не будет. Это задание — её последнее. И жаль, что некоторые вещи так и останутся недосказанными.

  Бэкки тяжело дышит. У неё красные от напряжения щёки, на лбу испарина, а по шее в ложбинку между грудей течёт тонкая линия пота. Гамлет видит, как часто пульсирует её артерия на шее, и наливает Бэкки из воду из графина в углу — яркое проявление его заботы. Молча и без слов. Иначе он не способен.

Пошли ко мне. У меня хоть душ отдельный есть. Поиграем в карты, составлю тебе расписание тренировок, обмозгуем сегодняшнее задание.

  На самом деле, причина проста — Гамлет не настолько любил одиночество, как это казалось на первый взгляд. Общность «Теней», каждого её члена была для него «своей территорией» — он вполне мог расслабиться с каждым из людей. Но Бэкки выделял особенно. Почему? Да кто его знает. Гамлет и сам не знал. Просто не молчал, выражая свои желания.

  Никогда.

Не настаиваю и не запихиваю силком. Зайдёшь, если захочешь.

  И Гамлет покинул зал тренировок первый. Он оставил Бэкки на время одну, чтобы она мысленно послала его на все три буквы, успокоилась после того, как он силком вытащил её в тренировочный зал, и разложила атрибутику на место. После сегодняшней беготни по залу душ не помешал и ему самому.

+1


Вы здесь » Готика » Осколки » Последнее дело


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно