Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Quoniam ex operibus legis non iustificabitur omnis caro


Quoniam ex operibus legis non iustificabitur omnis caro

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.pinimg.com/564x/58/be/93/58be9329175c5edacc96a03421fc66cc.jpg
[81-83 год]
[Монастырь Святого Михаэлеса]
Трайер Фолкер, Бенедикт

[Перевод: ибо делами закона не оправдается никакая плоть]

За время учебы Трайер зарекомендовал себя как талантливый семинарист. Теперь ему предоставляется необычный шанс: побыть наставником для капитана сервитов - Бенедикта.

Отредактировано Трайер Фолкер (2022-01-04 11:32:07)

+2

2

С того раза, как в последний раз сервит пришел к Трайеру, собирая информацию об уничтоженной деревне, прошло несколько лет. С тех пор они не общались больше, лишь периодически приветствовали друг друга на общей трапезе и службах. У послушника голова болела совсем о другом. Перед глазами стояли сцены смерти несколько десятков людей.

В ту ночь он не мог ни помочь ни им, ни себе.
Жалкий и беспомощный. Всё, что он мог в тот день - низвести огонь с неба и придать их тела огню. Это всё, на что хватило его сил. Тогда он пообещал себе, что станет сильнее, чтобы больше не быть немым свидетелем трагедий. У послушника было понимание, что все, что не делается - на то воля Света. Значит, так нужно было. Но вместе с тем было и понимание, что у Света Истинного нет других рук, как руки людей. Он исцеляет, утешает, гладит и кормит нашими руками.

И важно, чтобы эти руки были сильными. Увы, силой его не одарили. Зато одарили желанием вникать и разбираться. Тогда он вернулся в монастырь в сопровождении запаха гари человеческих тел и останков пепла, приставшему к одежде. Слабый и ничтожный. В тот день он и познакомился с капитаном Крионом. Но кажется, у Бенедикта сложилось о послушнике не очень приятное мнение. Похоже, тот счёл его лживым. Впрочем, Фолкер никогда не спрашивал об этом, он в принципе не любил разговоров по душам. Никогда не любил.

Все эти годы он жадно ломал зубы о гранит науки. Магия, медицина. Но главное - он каждый день научался в чтении Солнечной Книги. Эта книга была прочитана им ни раз, но каждый день он возвращался к ней, прочитывая вновь и вновь по паре глав. Сокровище мудрости - это не сливки, плавающие на поверхности. Сколько слоев грязи придется снять со своего ожесточенного сердца, чтобы познать всю глубину истины.

Ничто не вмещает в себя Свет Истинный: ни небо, ни земля, ни воды, но лишь одно сердце человеческое.

Пока однажды отец Лоуренс не возложил на Трайера одно послушание - он попросил Фолкера помочь сервиту возрасти в священном писании. Послушник был удивлен, но не задал ни единого вопроса, хотя этих вопросов у него было уйма. Но в этом ведь и заключается суть послушания. Впрочем, отец Лоренс был в курсе задаток "почемучки" Фолкера, а потому объяснил, что тот сумеет объяснить Бенедикту многие нюансы.

"Но ведь я... А... Ладно", - согласился семинарист, только он ведь никогда ни для кого сам не выступал в роли учителя и наставника. Он даже не представлял себе, как заговорит с Бенедиктом, и как будет проходить их обучение. Впрочем, нужно было оставить это человеческое попечение и довериться Лону.

"Не заботьтесь наперед, что вам говорить, и не обдумывайте, но что дано будет вам в тот час, то и говорите. Ибо не вы будете говорить, но Свет Истинный".

Теперь предстояла самая важная и, пожалуй, самая неприятная процедура - надо было налаживать с Бенедиктом их контакт. Если честно, Фолкер опасался сервита и на всякий случай держался от него подальше. Он был другим. Не такой, как они, простые монахи. Он был родовитым дворянином, получившем воспитание у лучших учителей Утеса. Воином. И он - задохлик-мальчишка, который пытался ему наврать.

- Иногда я думаю о том, что лучше бы, если бы Ты послал мне талант понимать и разговаривать с людьми... Мне этого очень не хватает. Фух, - посмотрел он на распятие, висевшее в зале, где сегодня должно было пройти их первое обучение. Перекрестившись и извинившись за эту кощунственную мысль, Фолкер поприветствовал вошедшего капитана. Но первые минуты были напряженными, и по большей части это напряжение исходило от самого послушника.

- Добрый вечер, капитан Крион, - Фолкер старался не смотреть тому в лицу, найдя на его теле точку - воротник, - с этого дня я ваш помощник. Расскажу, покажу и обучу всему, что знаю. А что не знаю... Научимся вместе.
Неловкая шутка, которая была призвана сгладить ситуацию, после чего Трай протянул сервиту руку для рукопожатия, стараясь улыбнуться как можно искренней. Как получилось - судить собеседнику.

- В принципе, не будем ходить вокруг, да около, - послушник положил перед ним Солнечную книгу и, указав на неё рукой, продолжил. - Я думаю, она вами была прочитана ни раз, и ни два. Поэтому бы мне хотелось сразу перейти к вашим вопросам. Какие моменты непонятны? 

+3


Вы здесь » Готика » Осколки » Quoniam ex operibus legis non iustificabitur omnis caro


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно