Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Все дороги ведут в пустоту


Все дороги ведут в пустоту

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/3/838779.png
[61 год, 24 день месяца Засыпания Солнца]
[поселок Можжевельник, юго-восточная территория Ведьминой Топи]
Изетта, Хозяйка Топей

дитя, которое должно было погибнуть в в трясине болот, становится сыном Топи

+3

2

В дверь громко стучат. Слишком настойчиво и тревожно для человека, который пришёл за солью или просто обсудить последние новости. Дверь, сотрясаемая ударами, перепугала Элияр. Женщина только вернулась из деревни и хлопотала по дому. Не стоило обладать даром предсказаний, чтобы понять, насколько не к добру этот гость. Муж, вернувшийся всего минутами позже, устало сидит за столом и поднимает, едва услышав шум. Он поднимается на ноги, подходит к двери и открывает её, узрев на пороге разозлённую соседку.
Элияр внутренне содрогается, руки невольно тянутся к сыну, что играл на стареньком пыльном ковре неподалёку. Она знала этот взгляд. Она видела его слишком часто. Но сейчас на руках соседки сидит ребёнок, чей лоб был плотно забинтован, но даже так через белую ткань проглядывают яркие капли крови.

- Вы! Ваше отродье! Да что б Вы провалились, мрази, - гневно выдаёт женщина, глядя только на Элияр. – Он, - сухощавый палец указывает на Изетту, - чуть не убил моего сына.

Женщина отходит дальше и прижимает Изетту ближе, беспомощно глядя на мужа, безучастно стоявшего возле двери. Он ничего не делает. Даже не пытается защитить сына. Элияр отошла от мальчика всего на пару минут, оставив играть с другими детьми, пока она выбирала пучки зелени. Изетта сразу пришёл к ней, не став играть. Он не мог, однозначно не мог задеть других ребят.

Женщина устала до смерти. Тянуть одной эту лямку уже не было сил. Она уже сорвала голос, стараясь убедить, что Изетта – такой же ребёнок, и вовсе не агрессивен. Да, любопытен, активен и любознателен, но вовсе не зол. Пока мальчик плохо общался с другими детьми, но это лишь вопрос времени, он ещё так мал! Все малыши его возраста играли сами с собой, пока проходили важный этап вживания в общество детишек. Элияр долго не могла завести собственного ребёнка, а посему часто ухаживала за соседскими детьми, и разбиралась в них как никто другой. Изетта, её собственный сын, обладал мягким характером. Он даже плакал редко в младенчестве. Женщина не была склонна идеализировать собственное дитя, но факты говорили сами за себя. 

Я говорил тебе – перевязывай ему руки, - Элияр вздрагивает, услышав холодный голос Адэра, а потом виновато опускает взгляд. Во время частых перевязок мальчик постоянно плакал и вырывался. Женщина даже представить себе не могла, насколько это больно и неудобно. Дети должны свободно двигаться, а не быть связанными подобно пучку сена. Она позволила себе эту вольность, ведь все и так знали о проблемах их семьи, ни для кого не новость, что у Изетты шесть рук и метка. Больно, что все так относились к мальчику. А ещё больнее было видеть, что отец ни разу за полтора года не прикоснулся к родной крови.

- Он не такой, Адэр. Изетта никого не обижает, и ты прекрасно это знаешь, - Элияр тяжело вздыхает и поднимает взгляд на соседку. Её ребёнку сильно поцарапали лоб, и рана была настолько глубокой, что пришлось нести ребёнка к лекарю, а потом сразу сюда. Чем расцарапали – одному Свету известно, но виновный нашёлся удивительно быстро. Элияр больше не могла здесь находиться. От наплыва эмоций слёзы наворачиваются на глаза, и она молча уходит в соседнюю комнату, не сказав более ни слова. Адэр остаётся у двери, но Элияр уже было всё равно, что он скажет и сделает. Наверняка предложит деньги, а потом весь вечер будет молчать, пока женщина не придёт извиняться. Раз за разом, раз за разом. Такие ситуации случались постоянно, ведь весь Можжевельник знал, кто виноват в общих бедах, а решать проблемы приходилось одной Элияр, чьи силы были на исходе.

Она садится на кровать, прижимая ребёнка к себе, и тихо плачет, сквозь пелену глядя, как на тёмные волосы сына падает влага, а сам мальчик, не замечая боли матери, тянется к деревянной лошадке. Усталость копилась месяцами. Элияр ложилась спать рано, вставала с утра и ощущала себя абсолютно разбитой. Единственное, что держало её при жизни – это Изетта, но петля на шее затягивалась всё сильнее, лишая надежды когда-нибудь зажить нормально.

Женщина слышит шаги и видит Адэра в проёме. Его лицо мрачно, брови сурово сдвинуты у переносицы, а кулаки сжаты так сильно, что можно было увидеть сухожилия. Элияр затаила дыхание, ожидая… крика? Укора? Тяготящего молчания?

Ты абсолютно бесполезна как мать. Отнеси его в Топи.

Сначала женщине показалось, что она ослышалась. Элияр торопливо вытирает слёзы и с недоверием смотрит на мужа.

Что смотришь? Пусть он вернётся туда, к тем тварям, что породили его. От него одни лишь проблемы. Так станет легче всем.

И ты предлагаешь убить своего ребёнка? – срывающимся от гнева голосом вопрошает женщина.

Это не мой ребёнок.

От боли в груди становится нечем дышать. Элияр давится слезами, а потом крепче прижимает к себе малыша, который в силу возраста вовсе не осознает, какие страшные слова говорит его собственный отец. Лишь из-за его особенности мальчику грозила смерть. Болота опасны даже для взрослых, что говорить о полуторагодовалом ребёнке. В лучшем случае, он бы замёрз насмерть или утоп в трясине, в худшем – женщина даже представить не могла.

Этот разговор повторился вновь утром. Адэр был настойчив. А вечером он перешёл на крик, ведь охота не задалась, а прямо на пороге подвернулась жена с ненавистным ребёнком на руках. Элияр привыкла, что её не бьют. Никогда. Она – ведьма, но даже статус не защищал её от ненависти деревни. Сейчас муж не поднял на неё руку, но женщина была уверена, что скоро он позабудет и о её службе.

Женщина, скорее, предпочла бы умереть сама, чем обречь собственного сына на гибель. Она даже не могла уехать из деревни вместе с Изеттой, ведь в других городах их ждала бы судьба не лучше. Бедность, ненависть, косые взгляды толпы, а вместе с тем – плевки в лицо. Безысходность окутала Элияр настолько, что она даже оставила работу по дому, погрузившись в тревожные раздумья. Решение пришло лишь ближе к вечеру, когда Адэр, вдоволь накричавшись, уже ложился спать.

Я отнесу его в Топи, - сообщает женщина, после чего уходит в другую комнату, не дав сказать ни слова. Сегодня она ляжет на чердаке, а не с мужем. Изетту Элияр забирает с собой, ведь боялась оставлять их один на один.

Всю ночь Элияр не спала. Её тревожили поверхностные блеклые сны, от которых тело сгорало в усталости и лихорадке. С утра она взяла Изетту и, стараясь не разбудить Адэра, покинула дом. Деревню окутала рассветная тишина: ещё не слышались голоса, не кричали петухи, на улочках не было не души. Близились первые морозы, прохладный воздух наполнил лёгкие, освежая нетрезвый разум. Её путь лежал прочь из деревни, в Топи. На плече тихонько досыпал малыш, обхватив ручками шею. Рассвет отражался на кронах деревьев, красиво переливаясь на тёмных поверхностях воды. Элияр не чувствует страха, только волнение. И вовсе не за себя. Шаги её резки, обрывисты, она цеплялась платьем за плотные ветки кустарников. Нутром женщина чувствовала, что её видят. Но идея, рожденная в вечернем бреду, могла провалиться, этого ведьма боялась больше всего. Как и все смертные, женщина считала эти места священными и опасалась разгуливать здесь. Но она пришла не за наказанием, а за спасением. Свои грехи ведьма знала, и даже сейчас она совершала страшнейший поступок: собиралась отдать собственного сына. Когда-нибудь Элияр понесёт за это наказание, но сейчас это не имело значения.

Она шла минут двадцать, пока не остановилась. Вокруг – ни души, но идти дальше нельзя: Элияр чувствует это. Женщина была одиночкой, поэтому о такой привилегии, как оказаться вхожей в круг Старших ведьм, можно даже не мечтать. Что уж говорить о более высоких рангах. Она никогда не видела Хозяйку, и не смела желать подобного. Но сейчас, будучи на грани отчаяния, Элияр было не к кому обратиться.

- Хозяйка, меня зовут Элияр, я – ведьма одиночка. Прошу, не откажи в моей просьбе, - женщина говорила в пустоту, но знала, что её слышат. И видят. По спине пробежались мурашки, но она продолжила, хотя голос срывался от страха и боли: - Моему сыну Изетте грозит опасность. Он больше не может оставаться в родной деревне. Позволь мне заключить с тобой договор.

Рождённая в бреду, эта идея была обречена на провал. Изетта не представлял собой ровным счётом ничего интересного: он – мальчик, и слишком мал для жизни здесь. Однако Элияр истощена до такой степени, что ей уже всё равно. Она готова на всё, лишь бы сын остался жив. Даже возжелай Хозяйка её собственную жизнь в обмен на безопасность сына, женщина бы не отказала. Но с её смертью будет некому позаботиться о ребёнке в деревне. Вряд ли Хозяйка способна подарить Адэру сердце вместо камня. Просить помощи у покровительницы – единственная надежда. Или, быть может, она заберёт ребёнка на тот свет без боли и страданий?

- Я хочу отдать сына. Пусть он служит тебе до конца своей жизни. В обмен я лишь прошу, чтобы Изетта остался жив, мне больше ничего не нужно. Он не заслужил такой матери, как я, и такого отца, - Элияр крепко прижимает к себе сына, прикрыв глаза от непереносимой душевной боли. Она боялась. Боялась, что Хозяйка не ответит. И что делать тогда? Оставить ребёнка здесь? Убить собственными руками? Или вернуться к мужу вместе с Изеттой? Адэр тогда не пустит её за порог, оставив мёрзнуть на улице. Судьба сына сложилась так, что любой из путей вёл его к неизбежной смерти, и даже мать не могла защитить его. Она даже в полной мере не осознавала, на что обрекает сына, но считала это лучшим исходом.

Отредактировано Изетта (2022-01-03 14:46:37)

+3

3

[indent] Женщина просит о помощи, о защите, о милости. Знает, сколько людей молили об этом так же: до содранного в кровь от рыданий горла, до иссушенных от соли слез глаз, до сломанных ногтей и вырванных лоскутов кожи в отчаянной борьбе против тянущей ко дну трясине – но просит заступничества от Ведьмы, которая не только Судья, но и Защитница, последняя надежда, за которую можно зацепиться, как цепляется утопающий за любую тростинку.
[indent] Обычно Ведьма равнодушна к стенаниям и плачу, только слышит всеми своими ушами, растущими на темных стволах деревьев, и наблюдает глазами, нанизанными на ветви можжевельника и черники. Но равнодушна она к тем, кто платит своей жизнью за что-то6 за преступления, за ошибки, за жадность, за легкомыслие, и все равно сопротивляется, не желая умирать – человеческая природа упряма в своим стремлениях выжить. Но сейчас гостья сама приносит ей дар – всего лишь за маленькую просьбу взамен. Искра интереса к ее крохотной мольбе побуждает болота не быть жестокими к забредшей к Ней в отчаянии Элияр. Она слышит мольбу женщины – и посылает к ней своих гонцов: они откликаются на зов, пробираясь через мягкую землю, через затянутые тиной пруды, и вырастают почти из-под ног Элияр, с комьями торфа и мха в пасти.

Я ПРИНИМАЮ ЕГО

ОТНЫНЕ ОН МОЕ ДИТЯ

[indent] Существо тянет черные руки к ребенку, с влажным хрустом разгибая пальцы, и ждет, когда отдадут ему ребенка. А потом паучьи ладони обхватывают дитя не с нежностью, но бережно, не желая сломать маленькое хрупкое тело.

ПОД МОИМ ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ

ПОД МОЕЙ ЗАЩИТОЙ

[indent] Топь дала – Топь взяла. В ее глубинах покоятся заблудившиеся путники, незваные гости, жадные жители, виновные осужденные и забывшие об осторожности невинные – их кости скрыты багряным торфом и черными трясинами, зелеными зарослями и белыми цветами. Воды Топи – не кристально-чистый ручей, в ней, черных до мрака, не видно обломков костей, медных монет, сгнивших одежд и талисманов на удачу. Элияр должна знать, что под ее ногами лежат потерянные имена, сгинувшие истории, бесценные сокровища. И сейчас она сама отдает Ведьминой Топи свою единственную драгоценность – свое дитя. Соленые слезы падают на сырую землю, становятся частью всех вод Топи, а Ее голос звучит для Элияр ласковым шепотом, мягким убеждением:

НЕ ПЛАЧЬ

НИЧЕГО НЕ БОЙСЯ

[indent] Тварь скалится в улыбке, полной острых гнилых зубов, и пятится назад, почти по-звериному, чтобы скрыться в зарослях багульника. И за ним следует стая таких же теней, темными призраками мелькая за стволами деревьев и кустарников, исчезая где-то в мареве болотного утреннего тумана. Элияр остается одна, только болотные птицы поют ей утреннюю трель, а Хозяйка успокаивает отрекшуюся мать их птичьими голосами:

ЕГО НИКТО НЕ ОБИДИТ

НЕ ПОСМЕЕТ

[indent] Изетта запомнит холодное прикосновение к макушке, напоминающее материнский поцелуй, когда Она склоняется над ним. Запомнит шепот, похожий на шелест листьев кустарников и болотных трав, ропот сгинувших в трясине мертвецов и пение птиц. Миска человеческих зубов и наблюдающими за ним мертвые глаза будут невинными воспоминаниями раннего детства и постоянной картиной перед его взором всю юность. Собранное из костей и прутьев существо, ухмыляющееся вываренным детским черепом, станет другом по играм, которого можно гладить по заросшей мхом шкуре.
[indent] Для взрослых все, что происходит вокруг, – ожившие кошмары, для Изетты же – мягкая обыденность, семенами упавшая в детский разум и взращенная до сладких ягод привычность. Ведьмина Топь говорит с ним многоголосым хором пения птиц, шипения змей, шелестом трав и скрипом деревьев – словами не человеческими, но все равно понятными для Изетты. Она шепчет ему обещание своим голосом, не живыми и не мертвыми устами улыбаясь:

ТЕБЯ НИКТО НЕ ТРОНЕТ

МОЕ МИЛОЕ ДИТЯ

+2

4

Элияр стояла долго-долго, ожидая отклика, но его всё не было. Отчаяние достигло таких размеров, что женщина уже готова была сдаться и отправиться обратно: и будь, что будет. Даже если Адэр накричит и изобьет её до полусмерти, выставив вместе с сыном на посмешище деревенской толпе. Уж она позаботиться о безопасности сына, применив способности. Или просто сбежит. Или попросит помощи у любимых подруг. Выход будет, обязательно! Но Топи – вовсе не решение…

… однако Элияр не была оптимисткой, смотрела на мир реалистично. Пока она замужем, то зависит от мужа, никто не защитит её и не протянет руку, даже если на кону стоит жизнь маленького ребёнка. Женщина хотела сделать шаг назад, а потом услышала странный звук. Громче, чем шорох и шум болот, но не резкий. Буквально из никуда вырастает настоящее чудовище, Элияр машинально отдёрнулась, прижимая к себе Изетту и желая бежать, но тварь не нападала. Ждала. Руки ведьмы задрожали, крылья носа дрогнули от неприятного запаха. 

Это Она. Это Её посланник. Элияр не сомневалась в этом ни секунды. Те, кто отправлялся в Топи, рисковал пострадать от болотных тварей, они не ведали жалости и уничтожали всё, что дышало, пожирая их плоть. Ведьма слышала шёпот. Бестелесный, скрывающийся в шуме холодного ветра и плеске воды. Это… согласие? Элияр не могла поверить в происходящее, и уже потеряла надежду. Но Хозяйка принимала её предложение. Редкая милость, которой можно было восхититься. С другой стороны, ведьма отдавала самое ценное, что было в её жизни. Женщина неуверенно замерла, прижимая мальчика к себе и не решаясь сделать следующий шаг. Она убеждала себя. Убеждала в том, что это благо, что это – единственный шанс Изетты спастись от смерти. Неизвестно, что случится с ним в Топях, но лучше присоединиться к мистической части этих земель, чем стать жертвой больных предрассудков.

Элияр прижимается щекой к тёмным волосам сына и подносит маленькую ладошку к губам, чувствуя, как её душат слёзы. Она боялась, что никогда больше не увидит сына, что потеряет свою крошку. Отдавать своё сокровище так сложно и больно, словно отрываешь частичку души, оставив рану, которая никогда не зарастёт. Женщина вдыхает тёплый детский запах и протягивает мальчика твари, аккуратно передавая Изетту. Но она долго не могла разорвать телесный контакт, не в силах смотреть, как забирают ребёнка. Тварь мерзко скалится, Элияр прижимает ладони к груди, с отвращением и страхом наблюдая за ней. Но мальчика держат аккуратно. Отныне никто и ничто не причинит ему вред.

- Береги его. Ты ведь тоже женщина, ты меня понимаешь, - шепчет ведьма. Ноги не держат её, она мягко сползает по стволу дерева вниз, с широко открытыми глазами глядя на то, как тварь исчезает в пышных зарослях. Элияр даёт волю чувствам, в голос разрыдавшись. Она больше никогда не возжелает своего мужа и не возлежит с ним. Ей никто не нужен, кроме Изетты, единственного и любимого сына, остальные люди – лишь мелочь, дешевка, а мальчик нуждается в ней. И именно в тот момент, когда женщина была нужна малышу больше всего, ей пришлось отдать ребёнка на воспитание Хозяйке Топей.

«Какая из меня мать»

Элияр крепко обнимает себя, всхлипывая и проливая горькие слёзы на мёртвую землю. Она всё ещё слышала шёпот, проникающий в само сознание, но от него не становилось легче. Ведьма чувствовала себя отвратительно, будто предаёт самого близкого человека, выбрав самый простой и лёгкий, но страшный путь. Страшный для сына, не для Элияр. Но женщина верила Ей. Верила, что теперь Изетта будет ограждён от злых людей. Он станет сильным, и сможет бороться с теми, кто ненавидит его. Отныне мальчик под присмотром существа, одно упоминание которого вызывает ужас в сердцах любого человека.

- Когда-нибудь я приду, чтобы вновь увидеть своего сына.

Твари исчезли окончательно. Нет их, нет Изетты. Когда горечь отступает, ведьма с трудом поднялась на ноги, направляясь прочь, с Топей. Она и так уже слишком задержалась здесь, пользуясь милостью Хозяйки, теперь стоило убраться. Элияр была смертельно бледна, в деревню она вернулась уже поздним утром. Её платье было испачкано и слегка порвано, веки опухли от слёз, да и сама женщина еле держалась на ногах. Она с трудом дошла до дома, столкнувшись на пороге с Адэром.

Ты…? – мужчина хотел что-то спросить, но не закончил фразу. Ведьма с затаённой ненавистью смотрела на него исподлобья, стараясь прочитать эмоции на чужом лице. Её взгляд был страшен, словно в Элияр проснулась та дикая ведьмовская сила, что пылала в ней в рождения.

Так и есть. В чужих глазах облегчение. Спокойствие. Словно они избавились от тяжёлой ноши. Элияр дёрнулась, сжимая зубы до скрежета, а потом резко прошла внутрь дома, оттолкнув мужа прочь. Она не могла выразить словами ярость, да и не видела смысла: все её речи будут пустым звуком для человека, не имеющего души. Он отмахнётся, найдет множество оправданий и просто уйдёт на охоту, как делает всегда.

Ты поступила правильно. Заведём ещё одного, нормального, - слышит себе в спину женщина. Элияр гневно сжимает руки в кулаки и останавливается, но лишь на секунду. Она с горечью смотрит на игрушки, разбросанные на столе, а потом идёт к кровати, чтобы забыться в беспокойном сне.

Холодно. Пусто. Страшно. Изетта больше не чувствует тепла матери, её запаха и крепких рук. Когда ему было страшно, он цеплялся за её одежду и прятал лицо, боясь показаться. Мамы нет рядом. Мальчик ощущает это, и беспокойно оглядывается, пробуждаясь ото сна. Но он не одинок. Изетта больше не чувствует страха, с мягким прикосновением к макушке ужас растворяется подобно утреннему туману. Мальчик тянет ручки к незнакомой женщине, без особой боязни прикасаясь к мертвенно-холодной коже. Она не опасна. Она не причинит ему вред. Возможно, мама скоро вернётся, а пока он будет здесь.

Но мама не возвращалась. Сначала Изетта переживал. Он беспокойно спал ночью и ждал её. Но мягкий шёпот доброй женщины успокаивал не меньше, чем колыбельные мамы. Этот дом посреди жутких болот оказался интересным и удивительным. Перед ребёнком открылся целый новый мир, где не было резвых детей и противно кричащих взрослых. С неподдельным любопытством Изетта стал исследовать мир, что окружил его. Помимо странной женщины, здесь обитали ещё странные существа, подобных мальчик не видел никогда. Они показались абсолютно нелепыми и смешными: противно пахнущие, без глаз, с комично-длинными руками и ползающие на корточках, в то время как мальчик уже давно встал на ноги. Он растёт, а длиннорукие существа – нет, но они забавные.

Мальчик свободно перемещался вокруг хижины, поскольку баночки и склянки, найденные внутри уже давно потеряли интерес. Изетта замер у лестницы, поскольку совсем рядом ползло существо. Они долго смотрели друг на друга. Сначала ребёнок опасался их трогать, но любопытство оказалось выше страха, поэтому шаг за шагом Изетта приблизился и сел рядом, разглядывая утопца, неуверенно протянул руку, касаясь тёмной кожи. Забавно. Мальчик взглянул на себя в отражении лужи: он совсем другой, хотя тварь чем-то напоминает его очертаниями лица. Правда, у утопца есть клыки и острые когти, а вместо шеи - кусок дерева, где-то на лбу торчала частичка черепа. Но оно безобидно. Изетта смелеет, он продолжает лапать тварь, перевернув её на спину и разглядывая странные когти на руках. Отныне, таким махинациям подвергался любой необычный утопец, попавшийся в его поле зрения. Они все разные, и ребёнок был обязан потрогать и изучить всех.

Время стирает страх и боль. Кого он ждал? Где жил до этого? Для маленького ребёнка это не имело значения, ведь ему хорошо и здесь. Его больше не бинтовали и не заставляли играть с другими детишками, его новая мама не скандалила с мужчиной и не плакала по ночам. Всего этого мальчик не запомнит в более старшем возрасте, но Топи раз и навсегда станут его домом, дав истоки первым воспоминаниям.
Однако слабое человеческое тело не создано для болот. Быть может, живи здесь целое поселение людей, они смогли бы научить различать зло и добро, вредное и полезное. Но Изетту не научили. В один прекрасный момент он слёг с лихорадкой.

+2


Вы здесь » Готика » Осколки » Все дороги ведут в пустоту


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно