Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » I'm not the one you wanted me to be


I'm not the one you wanted me to be

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/77/t896496.jpg
[84 год, начало Месяца Солнца]
[юго-восточная территория Ведьминой Топи]
Адэр, Изетта

Слишком часто отношения между родственниками оказываются непростыми. Может ли из холодного равнодушия вспыхнуть искра ненависти?
"Он виновен. Делай с ним всё, что посчитаешь справедливым"

+2

2

Тихий плеск воды сопровождал шаги. Обычно этот звук успокаивал. Но сейчас к нему прибавилось нечто ещё, режущее слух подобно ножу. Это хруст горелых обломков и почерневших от копоти ветвей. Мёртвые деревья кричали, и их вой стоял в ушах.

Пожар уже закончился. Остался только едкий дым, обуглившиеся стволы и тёмная земля. В таком месте сложно разжечь действительно хороший огонь, ведь каждый миллиметр Топей просырел до основания. Тем не менее, даже таких маленьких потерь Изетте было жаль. Какой бы мёртвой не казалась эта земля, здесь была жизнь. Вот торчит обгоревшая ольха, которая с корнями увязла в глубокой воде, а рядом – хиленькая ель, сломанная пополам. В корнях наверняка обитали тритоны. А теперь всё это мертво. Когда-нибудь на месте пожара взойдут новые ростки, но не сейчас. Парень успокаивал себя мыслью, что потери не так страшны, как приобретения. Топи растут. И это великолепно. Это было глотком надежды, прекрасной новостью, ведь теперь не только он послужит благому делу.

Изетта останавливается возле невзрачной серой груды, склоняется ниже. Существо ещё было живо, если, конечно, подобное обличье можно было назвать жизнью. Мертвец, похороненный в проклятой болотной земле, и восставший, чтобы служить Хозяйке Топей.

- Потрепали тебя, дружок? - усмехнулся Анцыбалка, касаясь мёртвой кожи. Существо дрогнуло, почуяв человеческий дух, но лишь на мгновение. Раздался тихий вой. Звериная тоска по свежей плоти ещё оставалась, и Изетта своим присутствием лишь разжигал голод. Но мертвец не мог напасть. Желал, но не мог.

Не то, чтобы парень испытывал жалость к телам, которые много лет гнили на дне болот ради того, чтобы послужить временным орудием. Конкретно этот не мог послужить даже объектом исследования, ведь от лица почти ничего не осталось: вода и время стёрли из твари всё человеческое. Тело одеревенело и вспухло, особые зачатки интеллекта существо не проявляло. Иногда Анцыбалка любил экспериментировать и смотреть на результаты своих исследований. Он закапывал тела в разных местах, чтобы проверить, как это повлияет на их не-жизнь в момент использования. Любопытство – не порок. Но пришёл Изетта сюда вовсе не за этим. Поэтому он быстро теряет интерес, поднимаясь на ноги. Стоило вновь закопать трупы в болотную землю, но Анцыбалка пообещал заняться этим чуть позже. Быть может, эти тела еще когда-нибудь послужат Хозяйке, но сейчас они вновь мертвы. Парень все ещё слышал отдалённые крики голодных мертвецов, но вдалеке. Быть может, они решили разыскать себе пищу на дорогах? В таком случае, это проблема тех, кто соберётся пересекать Топи в столь неспокойные часы. Когда здесь были гости, обстановка всегда оставалась напряжённой. Воздух был пронизан запахом острым запахом охоты.

Изетта смотрит на лучи восходящего солнца, играющие на стволах чёрных деревьев, и направляется дальше, продолжив нелегкие поиски. Найти среди мёртвых тел живое оказалось не так просто.

"Он виновен. Делай с ним всё, что посчитаешь справедливым"

Изетта недовольно хмурится. Справедливость - вообще странная штука. Как оказалось, на большой земле её понимание совершенно различается. К примеру, у людей считается несправедливым, если убиваешь человека, который просто зашёл на твою территорию без разрешения. Необходимо позвать стражу. А зачем? И какое дело ему вообще должно быть до человеческой жизни? Слишком сложно для понимания и восприятия. Но Анцыбалка сочувствовал людям, у которых нет ничего "своего" по-настоящему.

В этой ситуации складывалась похожая картина. Обычно виновных судила наставница, и Изетта присутствовал как свидетель, помощник или же не присутствовал вовсе. А здесь, на тебе: решай сам. Парень пребывал в искренней растерянности. И какую справедливость ему учесть? Как действовать и что делать? Он не мог применить магию, заставить человека вывалить все худшее, как это делала Хозяйка. Его способности были ограничены. Какой из него судья? Изетта не сомневался в мудрости Матери, но не верил в свою собственную компетентность. Впрочем, Ей виднее, спорить парень просто не привык. Раз пошло на то, предложит сдать несчастному экзамен по низшим вампирам.

Эти земли были его домом. Анцыбалка чувствовал дыхание болот. Совсем скоро он сможет ходить без обуви, прикоснуться оголёнными ступнями холодной почвы. Скоро станет тепло и влажно. Изетта ускоряет шаг, вдохновленный этой мыслью, пока не доходит до места. Здесь. Он здесь. Сюда ему указали. Топи мертвы, а человек ещё жив. Разумеется, ничто и никто не может погибнуть в этих землях без Её воли. В этом месте легко попасть в ловушку: сотни маленьких водоёмов прятали в себе густые топи. Если не знаешь, как ступать, лучше не ходить вообще. Изетта любил заманивать сюда людей, по неосторожности нарушивших правила.

Парень чувствует лёгкое волнение. Он легко переступает на твёрдую почву, пусть встав по колено в воду, и склоняется, удерживаясь за крепкое лежащее бревно. Двумя нащупывает в воде нечто тёплое и с силой тащит вверх, небрежно бросив находящегося в ловушке человека. Волнение усилилось. Не каждый день спасаешь из Топей собственного отца, верно?

Не так Изетта представлял их знакомство. Если быть честным, парень встречу и не представлял вовсе. В университете он всегда говорил, что у него есть только мать, и вопросов это не вызывало: мужчины погибали слишком часто. Но, вот он, отец. Даже живой. И что? Как реагировать? Анцыбалка тяжко вздыхает, понимая, что перед ним стоит та ещё задачка. Его лицо ничуть не изменилось, как и внутреннее состояние. Это всё ещё чужой мужчина, который попал на болото и виноват в злодеяниях, по чьей (частично) причине сгорел добрый кусок территории. Он же сюда притащил этих чёртовых Отмеченных и пришёл сам. Вечно из-за него у Изетты одни проблемы. Что с рождения, что сейчас. Парень молча дожидается, пока человек прокашляется, а потом спокойно произносит:

- Угораздило же Вас забраться именно сюда, - человек ослеплён, и явно мучился от боли. Пробыть столько времени в воде – и остаться в живых. Сколько же усилий Хозяйка потратила ради этой пародии на человека? Изетта даже на сгнивших утопцев смотрел с меньшим отвращением. То мёртвые, им чужды человеческие грехи, а вот люди шли на мерзости осознанно. – Адэр, верно?

Парень был рад, что его не узнают. Так даже лучше. Когда он последний раз видел отца в деревне, находясь там по делам, тот был ещё с глазом. Судя по кровавому следу, кто-то из гостей лишил его зрения окончательно. Адэру в таком случае повезло бы, стань он утопцем, ведь им вовсе не нужно зрение с их-то нюхом. Но это слишком просто, слишком банально.

Что есть справедливость? Как судить виновника собственных проблем? Изетта слышал, что судьи должны абстрагироваться от собственного мнения, и судить лишь за грехи. Так он и поступил бы. Вот только вина этого человека слишком тяжела, чтобы просто быть убитым здесь и сейчас. А ещё, Анцыбалка – отвратительный судья, который не может быть независим, когда речь идёт о единственном человеке, знающем, что случилось с родной матерью. Да, Изетта не владеет магией, проклятьями и ведьмовством, но он всё ещё далёк от человеческого. Это и станет его оружием.

- Пойдёмте, я отведу Вас в безопасное место, - парень нехорошо улыбается, но тщательно следит за голосом, чтобы он оставался безэмоциональным. Потом прижимает руки крепче к телу, чтобы их сложнее было обнаружить, оставив лишь две. Он обманчиво заботливо хватает мужчину за плечо. Имея глаза, Адэр бы непременно узнал сына: таких шестируких уродцев ещё стоило поискать. Почва под ногами неприятно чавкает, поэтому Изетта хотел вывести их обоих, пока они вдвоем не съехали в топь. Земля поддавалась постепенно, медленно, но эти подвижки были хорошо знакомы Анцыбалке. Он переступает на место покрепче.

+2

3

совместно с сыном

[indent] Ведьмина Топь расступается перед своим сыном.
[indent] Коварные болота, которые незваного гостя утянут на темное дно, становятся плотнее, чтобы выдержать шаги вернувшегося домой сына. Ветви, обычно бьющее по лицу и царапающие кожу жесткими листьями и хвойными иглами, ласково гладят Изетту по плечам, оставляя на его одежде запахи берез и сосен. Бестелесный голос шепчет ему вместе со скрипом деревьев и шелестом трав:

ТЫ ДОМА
МОЙ СЫН
ДАЙ ВЗГЛЯНУТЬ НА ТЕБЯ ПОБЛИЖЕ
[indent] Под ногами Изетты скользит маленький уж, а потом замирает, выжидающе глядя на гостя своими глазами-бусинками. Человек предлагает ему свою руку – и уж перебирается на подставленную ладонь, обвивается кольцами вокруг предплечья словно браслет и забирается выше, змеиная голова выглядывает из-под ворота, щекоча длинными языком шею и словно шипя на ухо:

ТЫ ТАК ВЫРОС ИЗЕТТА
РАССКАЖИ МНЕ ПОТОМ О МИРЕ
ПОКАЖИ МНЕ ПОТОМ ВСЕ ЧТО ВИДЕЛ
[indent] Заросли кустарников не прячут ягоды, а наоборот раскрываются перед Изеттой, словно протягивая ему красные сладкие ягоды – бери, это для тебя. Тени среди деревьев замирают, смотрят пустыми лицами и черными глазами пристально, но не шипят, не рычат, не воют. Одно из существ стаи отделяется от остальных, ныряя в трясину, поднимая тучу брызг – и спустя несколько секунд выныривает рядом с Изеттой, зеленая тина и тонкие прутья венчают расколотый череп словно корона. Оно подходит на обтянутых серой кожей костлявых ногах ближе, бесшумно ступая по болотному ковру мха, и втягивает воздух через пасть, ощущая нёбом запах Адэра. Пахнет кровью. Пахнет гарью. Пахнет страхом.

ОН ЛЖЕЦ
ОН УБИЙЦА
ОН ВИНОВЕН

[indent] Оно делает шаг к Изетте, тыкаясь мордой ему руку, как кошка, подставляя под ласку, и парень сразу протягивает руку, нежно проводя пальцами по голому черепу в привычном жесте. Между зубов у существа зажаты куски сырого мяса, а из глазницы выползает водяной червь и падает на землю. Оно мурлычет. Существо нашло еду, и это хорошо, Изетта даже не скрывает своей радости.
[indent] – Вкусно? Хорошо, что ты нашёл еду, я уже начал беспокоиться, что тебе не удалось полакомиться нашими гостями, – Анцыбалка улыбается. На дорогах рядом с Топью часто проходили люди, и утопцы вполне могли найти еду там при необходимости.
[indent] Адэр вздрагивает, услышав это, и пятится назад.
[indent] – Что это? – шепчет мужчина, вцепившись в руку Изетты. – Это… это оно?
[indent] Изетта оборачивается, не ожидая такой цепкой хватки, а потом вопросительно уставился на мужчину, пытаясь понять смысл вопроса.
[indent] – Это всего лишь кошка, – отвечает парень, снисходительно улыбнувшись. – Местный обитатель. Не обращайте на него внимания, он не опасен, когда сыт. К тому же, никого не тронет, пока я здесь.
[indent] Лицо Адэра искажает гримаса ужаса. Он не верит ни единому слову Изетты, но возражать, сопротивляться, пытаться убежать или же узнать правду слишком страшно – поэтому кошка так кошка, ему всего лишь нельзя обращать внимание на гнилостный запах, на бульканье-мурлыканье на уровне его головы, на спокойный до жути голос спутника.

ОН ТВОЙ
ДЕЛАЙ ЧТО ПОЖЕЛАЕШЬ
МОЖЕШЬ ДАЖЕ СЪЕСТЬ

[indent] Вокруг стрекочет, поет, шепчется Топь, пахнет листвой и хвоей, гарью и торфом, сыростью и мхом. Под ногами стелется мягкий настил из мха и трав, ждет добычи молодая росянка, кустарники багульника белеют нежными цветами, а в тени прячутся ягоды морошки.

СЧИТАЙ ЭТО ПОДАРКОМ
ДОМ ЖДЕТ ТЕБЯ
МОЙ ИЗЕТТА

+2

4

Несколько долгих месяцев Изетта пробыл в Утёсе. Он так редко бывал дома, что успел соскучиться. Человеческое общество и суета города казались чужеродными, за много лет учёбы парень так и не смог привыкнуть до конца. В Топях приятная прохлада, сырость и мгла, мертвенная тишина, прерываемая лишь звуком шагов и шумом ветра. Идеально. Напряжение - как струна: натягивалась всё больше, и только здесь Изетта обретал долгожданный покой. Голос матери подобен прохладному ветру в зной. Парень ничего не говорил, не отвечал, но на его губах была довольная улыбка. Он обязательно расскажет, всё расскажет. Больше всего хотелось сесть и без умолку говорить о том, что он узнал и увидел за это время. Не вслух, нет. Это вовсе не обязательно. Хозяйка и без этого видит его насквозь, слышит и чувствует мысли. Знания, полученные в университете, абсолютно ничтожны по сравнению с тем, что знает владелица Топей. Но она не желала делиться всем, и Изетта добывал информацию сам, хвастаясь маленькими успехами и победами. За это время произошло столько всего, что разговор предстоял долгий, но сначала… нужно закончить дела.

Топь приветствует его, и Изетта рад приветствовать её в ответ. Он протягивает руку ужу, позволяя обвить предплечье и плечо, забираясь выше под одежду. Змеиная кожа приятно щекочет кожу прохладой, Анцыбалка одной из рук оттягивает ворот, чтобы существо выбралось. Изетта прижимает к себе змею, слегка придерживая её, и мысленно обещает, что расскажет всё в процессе. Сейчас же у него дело, и достаточно важное.

Адэр не стал сопротивляться, и они двинулись дальше. Изетта и сам бы хотел о многом спросить Хозяйку, например, подробности этой истории с гостями, что сожгли добрый кусок болот, а заодно притащили его отца. Но парень не спрашивал, потому что знал, что его матерь обязательно скажет правду (или недоговорит), а пока Анцыбалка хотел разобраться сам. Любопытство. Игра с фактами. Он учёный, в конце концов, или нет? Правда, для этого придётся открывать рот, поскольку читать мысли люди пока не научились.

Наконец, Изетта обнаружил и существо, что искал всё это время, помимо Адэра, конечно. Кажется, тварь времени даром не теряла, понабравшись у своего хозяина ненависти ко всему живому. Быть честным, когда в Утёсе парню показали кошек, он крайне удивился, ведь в его мирке кошки выглядели вот так: собранные из костей, останков, гнилого мяса и разных материалов. Воскресшие мёртвые люди, такие хрупкие и трогательно подверженные своим искренним желаниям. Они не желают плести интриги, они просто пожирают, потому что хотят этого. Разве не великолепно? Гораздо лучше, чем человеческое общество. Эту «кошку» Хозяйка делала своими руками лично для него, пока мальчик крутился рядом, мешая работе. Лучше такой друг, но искренний, чем что-то ещё. Изетта старался обучить «кошку» разным хитростям, чтобы тот мог спокойно охотиться, но обучить мертвяка чему-либо – занятие невероятно тяжёлое. Тем не менее, существо смогло даже полакомиться, и это успокаивало, так безопаснее.

Забавнее было наблюдать, как на происходящее реагирует его отец. Он не видит, но слышит и чувствует мертвяка, запах гниения распространяется медленно, но верно. Изетта усмехнулся.

«Ты ведь желал, чтобы я стал таким же, верно?»

Безумно хотелось задать этот вопрос вслух, но Изетта сдержался. Анцыбалка представить не мог, во что в Топях бы превратился мёртвый ребёнок. Наверняка, такое существо было бы быстрым и смертоносным, ведь у детей нет разума, как такового, их эмоции более острые и яркие. Что ж, из него бы получилась неплохая болотная тварь, повезло лишь, что Хозяйка проявила к нему интерес.

Поскольку парень неплохо знал эти места, он легко вывел Адэра из опасного места. Ещё десять минут ходьбы прошли в полной тишине, нарушаемой только шумом шагов. Существо преследовало их, но хаотично: то растворяясь среди кустарников, то вновь появляясь в поле зрения. Изетта не дал бы твари просто-напросто сожрать Адэра, ведь так не интересно. Парень раз за разом возвращался к собственным воспоминаниями о ведьме, родной матери, которая несколько раз рассказывала о том злополучном вечере, когда они раз и навсегда отказались от уродца-сына. Анцыбалка не совсем верил, что женщина говорит исключительно правду, но верил, что он действительно оказался изгоем в деревне, которая так «трепетно» относилась к Отмеченным.

Изетта приводит мужчину в свой дом. Это крохотное жилище он построил своими собственными руками ещё много лет назад, но использовал исключительно для того, чтобы спать и прятаться от непогоды, но не более того. Здесь парень готовил, хранил личные вещи, но, в основном, большую часть времени обитал на болотах. Расположенный на небольших сваях, домик представлял собой довольно скромную обитель из пары комнат. Вокруг пестрели яркие цветы с несимметричными соцветиями, Изетта, заметив их, даже остановился. Эти растения сажал он сам, поскольку канны – редкие цветы, произрастающие на болотах, они выделялись среди однообразных пейзажей яркими красками. Если бы не одно «но». Канны не цветут в начале месяца Солнца, их срок наступает чуть позже. На секунду позабыв об Адэре, парень касается странных бутонов, не отрывая взгляд, а потом благодарно улыбается, в груди теплеет от вида столь щедрого подарка.

«Спасибо»

Топь встречает своего сына.

- Осторожно, здесь ступеньки, - уже без тени улыбки говорит Изетта, поднимаясь на небольшую платформу. Здесь он чувствовал себя спокойно и предельно сосредоточенно, ведь, наконец, на своей территории. «Кошку» пришлось оставить снаружи, поскольку внутри дома им втроём было бы тесновато, да и, ровным счётом, ему нечего здесь делать. Гостеприимством Анцыбалка не славился, но он был вынужден начать готовить, потому что и сам голоден. А уж захочет ли гость есть после всего пережитого – это его проблемы.

- Итак, - начал Изетта, методично очищая картофель и овощи от кожуры: теперь он мог свободно пользоваться всеми руками, ведь не стоял рядом, и процесс шёл довольно быстро. Вот только дома не было обычного мяса, но ведь дорогой гость ничего не поймёт и не узнает, верно? Он не видит цвет, текстуру, разве что вкус. Кусок вяленого мяса ложится на поверхность столешницы, и Анцыбалка спокойно продолжает нарезку. - Почему Вы попали в Топи? Расскажите мне, за что Вас судят, - парень не поворачивал головы к Адэру, в голосе не было ни грамма любопытства, разве что холод, с которым судьи спрашивают подсудимого их версию развития событий. Осознаёт ли человек, в чём виноват? Ещё интереснее было узнать, упомянет ли мужчина иные свои грехи? Изетта чувствовал себя странно, ведь никогда не наказывал кого-либо, кроме забредших в Топи путников, нарушавших покой мест. Но пока парень оставался спокоен.

+2


Вы здесь » Готика » Осколки » I'm not the one you wanted me to be


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно