Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Отверженные, укутанные в тщету


Отверженные, укутанные в тщету

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/67/t754627.jpg
[77 год, Месяц Домашнего Тепла]
[Портовый квартал Утёса]
Каталина Хельдер, Эмелин Анселет

В Портовом квартале сложно выжить, а девушкам - особенно. Единственное, что так сильно Эмелин ненавидит в жизни - это несправедливость. Но борьба с ней всегда проводит к последствиям, иногда, крайне печальным.

+3

2

Кап.

Утро начинается не с уютного голоса матери, которая всячески пытается разбудить неугомонную и сонную дочурку.

Кап.

Оно не начинается с теплого и плотного завтрака.

Кап.

И даже не начинается с желанием укутаться в теплое одеяло.

Кап.

- Да бля-я-я-ть, - громко возмущается девушка, заставляя себя открыть глаза. Но лучше бы этого не делала, ведь и так встретилась с врагом нынешнего утра. Дыра в потолке. Или даже несколько. Нет, она конечно виновата и дыра появилась не просто так, но почему этот бесполезный кусок дерьма всё ещё не залатал её?

Кап.

Заворчав, Каталина вываливается из кровати, чувствуя гнетущий холод, что делал это утро ещё более мерзким. Зато больше на лоб не капает. Падающие капли на лицо явно заслуживает быть формой пытки. Поглазев на потолок злобным взглядом, который наверняка можно просверлить очередную дыру, девушка почувствовала вдобавок чужие взгляды на себе. Младшие смотрели на неё немного обиженно, ведь и так никто не выспался, так ещё и она тут со своими визгами.

Кап.

Каталина привычно проигнорировала своих собратьев и задумчиво посмотрела на свою подушку, которая явно за весь день намокнет. Это не дело. Встретившись ступнями с неприятным деревянным полом, чувствует пробежавшийся холодок по спине, отчего ругается под нос. Затем встает на ноги и одним движением ноги сталкивает жалкую пародию на мебель в другую сторону, поставив кровать вплотную с чужим. Скрежет ножек по полу был достаточно мерзким, чтобы вызвать у всех присутствующих в комнате ещё один возмущенный вздох.

- Да иди ты уже, - ворчит один из братьев, закрывая уши подушкой.

- Цыц, малышня, - отмахнулась Каталина, громко зевая и выглядывая через окно, в надежде увидеть что-то хорошее.

На улице был лишь туман, слякоть и полудохлый мужик возле калитки. Красота. Аж навеяли воспоминания с прошлой ночи. Разгонять пьяных мужиков её любимое занятие.

- Кто-нибудь этого урода видел? - потягивается Хельдер и на ходу одевается в более приличную одежду. Новую. Выдали на работе. Счастье на самом деле, приятно ощущать такую ткань на коже.

- Никто не выходил из комнаты, - выдала младшая тихим голоском. Каталина кивнула и резвым шагом подошла к кровати ребят постарше, чтобы хорошенько пнуть в боковину кровати.

- Вставайте, бездельники, хлеб сам на столе не появится, - она ещё раз нехило зарядила по древесине, отчего сводные родственники вскочили, как угорелые. Сегодня Каталина не отстала от них, а вовсе приблизилась, крепко схватившись за плечо одного из них. - Если сегодня получите выплату, только попробуйте отдать этому уроду. Да и матери тоже, она всё равно отдаст ему. А то опять будем питаться святым духом неделю. Усекли?

Раньше в этом доме страшен был мужчина, которому девушка гордо назначила клеймо "урод", но сейчас именно с Каталиной шутки плохи. И они это знали. Поэтому лихорадочно покивали головами, пусть и сонными.

- Умнички, - подмигнула им девушка и хлопнула по плечу.

Выйдя в кухню, застала последствия баталии прошлой ночью, который убирать она даже не и не собиралась. На кромешный хаос даже страшно смотреть, но больше всего не хотелось смотреть на того самого урода, что разлегся возле печи, похрапывая смачно. Продолжая свою утреннюю рутину пинания, Каталина не могла просто пройти мимо и не толкнуть его ногой, чтобы тот закрыл свой хлебальник. Она конечно игралась со спящим зверем, но ничего не трезвит по утрам, как очередная драка, правда? Стыдно даже признаваться, что ей это, в какой-то мере, даже завлекало.

Зверь, к сожалению, не проснулся. Девушка ещё какое-то время недовольно на него глазела, в итоге просто утопала съесть чего-то перед работой, раз тело не просыпаеться. Хватило заметить ожоги на чужих руках, они согревали душу.

"Выкинуть бы его на улицу, да мать обидеться".

А вот мысли о грядущей работе не согревали, а заставляли вновь нервничать. От этого настроение упало ниже плинтуса. Где-то рядом закряхтел на полу мужик, добавляя в и так не свежий воздух запах перегара. Стоя на пороге дома, она жевала сухую булку и ждала, пока тот полноценно проснется, чтобы одарить его своей ослепительно улыбкой. Уж она не упустить возможности выплеснуть накопившееся раздражение.

- Залатай крышу, урод. Если к тому времени, как вернусь, в дом хоть капля будет попадать, будешь спать возле калитки, как твой дружок, - рыкнула девушка, но тут же выпрямилась, заметив выглянувшую в кухню мать.

- Как ты с ним разговариваешь? - возмутилась та, складывая руки на груди.

Оглядев собственную маму, на душе стало паршиво. Хрупкие плечи, усталый взгляд, красные глаза - ей не становиться лучше. Стиснув зубы, Каталина просто развернулась и вышла из дома, не выдержав чувства угрызения совести, хотя пыталась убедить себя в том, что просто не хочет ругаться и делать ситуацию хуже. Вдобавок деньги нужны для лекарств и срочно надо на идти на работу.

Утро, как обычно, не задалось.

На новом месте работы, как и везде в Портовом квартале, крайне душно и омерзительно. Но нужно показать себя с лучшей стороны, ведь таких как она - навалом. Работать есть кому, тем более в таком месте, как театре. Это тебе не цех, тут даже было порой приятно находиться. А потом загрузят работой и больше такого ощущения не возникает в принципе. Единственный плюс, пожалуй, требование выглядеть презентабельно - эту потребность Каталина восхваляла, ведь это разрешало ей побыть хоть немного красивой, и не быть погруженной в грязи или саже.

Рабочий день тянулся от раннего утра до самой ночи. Если изначально ей казалось, что это по плечу (это же не цех!), то чем дольше она ходила в неудобных ботинках, тем больше она убеждала себя, что, может быть, в цехе не так уж и плохо было. Жаль, что сгорел. Руки легка немели от постоянного ношения тарелок и мытья посуды, в процессе становилось жарковато. Несильно. Время ещё есть. Вот вернется домой, печи разожжет. Хоть семью порадует.

Стоит ещё отметить, что будучи работницей в театре в Портовом квартале, возникло требование постоянно болтать с людьми. Двойственное чувство. Даже её харизматичности рано или поздно приходит конец, особенно когда от усталости колени подкашиваються. И вот, очередное поручение - отнеси какую-то белиберду в гримерку, но её, черт возьми, много. После третьей коробки Хельдер аж остановилась в коридоре, чувствуя, как в глазах потемнело.

"Определенно надо украсть кое-чего из кухни", - задумалась девушка, схватившись рукой за стену.

- О-о-о, сосочка-красоточка, чего одна? Сейчас будет два.

Каталина медленно повернула голову в сторону хриплого голоса.

"Фе, пугало какое".

Нахмурилась и вытянулась, оглядывая мужчину с ног до головы. Если забыть об отвратной внешность мужика с карикатурно большим носом, возник вопрос, а какого черта он тут делает.

- Извините, но вам придется покинуть это место, - вежливо говорит Каталина, чувствуя, как непроизвольно кулаки сжались. И она своего рода актер, ещё ни разу не послала его на все четыре стороны! - Здесь доступно лишь работникам и актерам, давайте я Вас проведу в главный зал, хоро...

-Да я видел, как ты своей попой крутила возле меня в зале, чего теперь пытаешься улизнуть, деточка? - тот делает шаг вперед. Каталина делает шаг назад.

- Вам показалось, - девушка изо всех сил держалась, чтобы не съязвить. Наверное не понял, что зал маленький и приходиться буквально проскальзывать между посетителями. Она всего ничего здесь работает, начальник же убьет, если кто-то будет на неё жаловаться! Нужно держать себя в руках. - Пройдите в главный зал.

Нет, она постоянно сталкивается с наглыми мужиками, но чтоб настолько...

Мужчина не отступал, да своими потными ладонями резко хватает её за запястья, крепко сжимая. Не успев даже моргнуть и возмутиться, тот довольно грубо толкает к стенке, отчего девушка ощутимо ударилась затылком, чувствуя прилив боли и дополнительного раздражения, но хуже всего - голова предательски закружилась. Тут чужие лапища коснулись груди и девушка от злости аж затряслась.

- Не рыпайся, скоро всё закончиться, - прошипел тот ей на ухо, слишком близко приблизившись

"Прости мама, потерпи ещё без врача!"

- Сгинь.

Вцепившись в его горло, буквально впиваясь ногтями в грубую кожу, девушка стиснула зубы и дала волю эмоциям, как и огню. Рука постепенно нагревалась, а предплечье вовсе загорелось, вызывая яркое удивленное на лице носатого мужика, который тут же запаниковал. Инстинктивно хватает за руку державшую шею, но в процессе лишь обжигает пальцы, вызывая улыбку на лице девушки.

- Не рыпайся, скоро всё закончиться.

+5

3

Эмелин не любил второстепенные роли. В этот раз ему предстояло сыграть молодого любовника, к которому в порыве любви уйдёт замужняя женщина. Роль искусителя планировалась быть фрагментарной, да и включили ее только в небольшие сцены, поэтому Анселет оставался недоволен.

Как объяснил ему постановщик, на главную роль - роль мужа - требовался человек постарше и "не такой смазливый, а то уходить от него не захочется". Эмелин не спорил, поскольку понимал: замысел - есть замысел. Однако за мелкую роль мужчина получал небольшой гонорар, да и славы ему не сыскать. Кто обратит внимание на эпизодического персонажа, основная задача которого - сжимать в страстных объятиях главную героиню? То же самое, что отыграть шкаф на сцене.

Но Анселет не унывал, ведь это местечко считалось неплохим. Люди приходили разные, однако большинство имели заработок средней руки. А учитывая, что любительский театр имел относительную популярность, наверняка гонорар будет неплохим. Быть может, хватит даже на месяц скромного существования.

Всего выступление делилось на два небольших акта, и занимало всего полтора часа времени. Большая часть появления Эмелина на сцене пришлась на первый, а во втором муж в порыве гнева должен был застрелить любовника, и далее Анселет мог распоряжаться временем по своему усмотрению. Он успел перекусить (и даже бесплатно, ведь актер), правда вкус дешёвого компота напоминал ему вкус циркового вина, но Эмелин не жаловался. Просто не стал пить. Не в правилах актёра было тыкать поварам, что у них забродил напиток. В конце концов, мужчина не хотел портить отношения с местными, поскольку надеялся понравиться руководству и взаимодействовать дальше. Плюс, это был редкий театр, где даже кормили. Гости пользовались этим, поэтому в перерывах заказывали еду, повсюду ходила прислуга, на которую Эмелин не обращал особого внимания.

Когда выступление закончилось, Анселет вздохнул с облегчением. Он спрятался за кулисами, пока главные герои ловили лавры, и задумчиво скрябал ногтем кроваво-красное пятно на груди. Иллюзионист даже не задавался вопросом, что это за жидкость, и возможно ли её отстирать от белоснежной рубашки, но выглядело это эффектно. Дешёвый фокус с прокалыванием пузыря под рубашкой. Можно ли спасти реквизит - это проблемы здешних работников, а вот самому Эмелину нужно было отдохнуть.

Он направился в гримерку. Проходя мимо кухни, актёр услышал резкие голоса, подавив порыв посмотреть, что происходит. Анселет обещал себе не искать проблемы, однако голос был девичьим, и Эмелин не смог сдержать себя. Сначала он не стал выходить к разговаривающим, поскольку хотел выяснить, что происходит. Мало ли, девушка сама желает господина, а Анселет помешает? Но нет, тон не становился мягче, наоборот, Эмелин слышал скрытую агрессию, и поэтому выглянул из-за угла. В коридоре стояла официантка, а ещё мужчина средних лет, явно принадлежащих к категории людей небогатых, но отличающихся неплохим заработком, следовательно, считающие себя центром мира. До тех пор, пока не окажутся в богатом квартале, разумеется. Такие любили приставать к молодым работницам, надеясь, что привлекут внимание жалкими грошами и своим красивым костюмом. Но Эмелин видел, что ткань дешёвая до невозможности, предположив, что господин пытается сохранять достоинство в обществе в период собственного постепенного обнищания. А ещё, он пристаёт к работнице. Это мерзко вдвойне.

Анселет помнил, сколько раз ему приходилось драться, спасая Мер от наглых гостей. Её облегающий костюм и стройная фигура привлекали разных людей, поэтому те буквально осыпали её цветами и пустыми обещаниями о вечной любви, пытаясь прямо на месте доказать свой пыл. Домогательствами. Это даже стало привычкой: закончить с выступлениями - и идти к Мер, чтобы проверить, не пытается ли её трахнуть очередной козёл. Сейчас девушка, что была прижата к стене, напомнила о тех временах, когда мужчина ещё работал в цирке.

Одно дело Меральда - они дружили. Но вступаться ли за незнакомую девушку? Оставить ситуацию Эмелину бы не позволила совесть. Да и послышалось сдавленное хрипение, от которого даже иллюзионисту стало не по себе. Он выходит в коридор, обнаружив, что девушка схватила мужчину за горло. Но этот запах... пахло горелой плотью. Рука девушки была охвачена пламенем. Неизвестно, кого теперь спасать.

- Стой, - Эмелин хватает девушку за плечо и чувствует, насколько горяча её кожа. Отмеченная? Вероятно. - Я понимаю твои чувства, но... Если ты убьёшь его, у тебя будут неприятности. Оставь эту тварь, его жизнь не стоит потери работы и риска оказаться в допросном доме.

Анселет говорил без тени улыбки или привычного дружелюбия, поскольку понимал, что за такие слова тоже может попасть под раздачу. Но он не хотел, чтобы господин опорочил девушку, или чьей-то смерти. Поэтому Эмелин помогает мужчине вырваться, а пока тот сидит на полу и хрипло дышит, тянет незнакомку за плечо прочь от проклятого места. Пока он завёл её за угол, а там уже тяжело вздохнул, потирая слегка обожженную ладонь. Это было так странно: человек горит, но не сгорает. Хотя с таким энтузиазмом она могла спалить тут все.

Отредактировано Эмелин Анселет (2021-12-23 13:03:13)

+3

4

Вот если бы утро началось несколько иначе, например, отчим захлебнулся бы собственной блевотой, или свежая булка лежала бы на столе с молоком, тогда возможно сейчас бы ничего и не было. Выскользнула бы из чужих лапищ, просто бы ударила в пах и пошла бы заниматься своими  делами. Не впервой же.

Но нет. Как назло, утро, как обычно не задалось! У какое это утро уже подряд? Хельдер уже устала считать, зато эта зараза с горбатым носом поднимет ей настроение намочив собственные штаны. Слыша кряхтение, шипение, знакомый запах и глаза по пять монет, становилось немного легче. Нет, ей не нравятся страдания чужих людей, совершенно.

Ярость копилась неделями, месяцами, возможно даже годами и вот мужчине не повезло сегодня проткнуть этот пузырь, из которого лилась злоба, пропитанная запахом гари. В висках громко стучало, она даже не слышала собственного голоса в какой-то момент, поэтому крайне удивилась, что какой-то наглец хватает за плечо. Нет, это не успокоило. Всплеск эмоции вызвал очередную волну магии, которая так и рвалась наружу и теперь это не просто обжигательные игры, а серьёзная угроза.

- Если бы ты знал, насколько мне плевать... - шипит Чудесница, но в жестах проскользнуло легкая неуверенность.

Чужой голос слегка трезвил, но этого было мало. Каталина и на этого парня успела обозлиться, ведь помешал такой возможности сжечь этого урода. Всё же, из хватки выскальзывает мужчина с помощью этого смазливого парня, однако девушка не перестала пристально смотреть на извращенца. Также и огонь не успокаивался, как и её взор.

Она словно в тумане идет след за парнем, стиснув зубы и только оказавшись за углом, смотрит на собственные руки, которые постепенно покрывались огнем..

- Черт-черт-черт! Посторонись, не видишь, блять, горю! - языки пламени ползли вверх, покрывая всё больше пространства. Она лихорадочно смотрит по сторонам и, завидев заветный выход из здания, срывается места в ту сторону мимо парня, оставляя после себя обожженные стены и двери. Она не знала, пойдет ли за ним тот странный тип (кажется, актером был на сцене), но всё равно воскликнула в его сторону:

- Ну и какого хрена?! Тебе ещё что нужно от меня? Тоже свою пукалку хочешь всунуть?

Уже на этом моменте начальник наверняка бы отправил отсюда пинками с таким обращением к актерам, но когда воспламеняешься, как-то не до вежливости. На улице было свежо, но всё равно огонь вокруг удушал, даже если и не было больно. И даже если парень в какой-то мере спас её (и мужика), злоба не уступала. Нужно просто дать пламени успокоиться самостоятельно.

+3

5

Взгляд девушки говорил больше, чем все остальные последующие слова. Эмелин понимал её, поскольку, к сожалению, среди гостей не все предпочитали красивых дам. Сколько раз Анселет подвергался домогательствам в дешёвых театрах – сложно посчитать. Нет, конечно, девушки подвергались этой пытке гораздо чаще, однако… Он просто понимал. Иллюзионист видел глаза Меральды. В них горело отчаяние вперемешку со злобой, затаённая ненависть. Мер просто уходила на дно своего бассейна и не вылезала оттуда, пока её не начинали искать. Судя по всему, эта девушка выплёскивала злобу вот так, через огонь. Эмелин боялся даже подумать, что было бы, не зайди он сюда. Труп человека в театре. Да её бы сожрали с потрохами! Что уж говорить о том, что руководство бы оказалось в неловкой ситуации, а посещаемость места бы резко упала. Влетит всем, а горящей незнакомке – особенно.

Руки Анселет на всякий случай отдёрнул, поскольку не хотел получить ожог. Со стороны пламя, пожирающее незнакомку, выглядело жутко. Казалось, что она сама горит, но нет. Кожа не обугливалась, не покрывалась волдырями. Эмелин даже не чувствовал запаха гари, поскольку господин остался позади. Странно и невероятно. Огонь обжигал всех вокруг, но только не официантку.

Иллюзионист неловко отходит в сторону, когда девушка пробегает мимо, стремясь к выходу, а потом быстро направляется за ней. Мужчина не знал, что делать в таких случаях. Быть может, нужно потушить её водой? Успокоить? Мало того, что у Эмелина был довольно маленький опыт в общении с молодыми девушками, так эта ещё и горела! Анселет подавляет панику, но от своего не отступается. Будет лучше, если она не спалит весь театр. Мужчина плотно прикрывает дверь, но к горящей незнакомке сильно не приближается.

Он уже открыл рот, чтобы сказать что-то успокаивающее, однако девушка его опередила, и от слов иллюзионист опешил. Эмелин удивлённо моргнул, а потом склонил голову набок. Ах, вот оно что. Когда перестаёшь воспринимать себя как угрозу, по крайней мере, в этой сфере, сложно предположить, как те или иные действия воспримет женский пол. Анселет решил, что приближаться будет не лучшим решением, поэтому просто устало сел на лестнице там же, где стоял. Так он показал, что не собирается каким-либо образом нарушать личное пространство (да и лезть в пекло не хотелось). Но вот, что сказать и как успокоить даму, Эмелин не знал.

- Я… - взгляд иллюзиониста забегал, поскольку он паниковал. Но потом мужчина со вздохом ответил: - Предпочитаю мужчин. Тебе нечего бояться, правда. Я вовсе не собираюсь ничего пристраивать!

От неловкости момента Анселет даже покраснел, поскольку о своих интересах он редко рассказывал, особенно незнакомым людям, однако обстоятельства были выше здравого смысла. Едва ли у него могла возникнуть мысль, что стоит приставать к девушке сразу после того, как её пытались изнасиловать! И речь шла просто о честности.

- Я, конечно, играл того ещё подонка, но, поверь, это лишь сценарный образ, - развёл руками Эмелин. – Я просто хочу помочь, вот и всё. Что мне сделать, чтобы это… прекратилось?

Абсурдно. Сидит, оправдывается перед незнакомой девушкой с дурацким пятном на груди. Анселет бы даже засмеялся, но он боялся даже ляпнуть лишнее, не то, что смеяться. Хотя, кажется, иллюзионист уже наговорил достаточно. Мужчина предположил, что девушка горит в порыве злости, поэтому хотел отвлечь её. Они находились на расстоянии от стен театра, поэтому ничего не должно было вспыхнуть.

+2

6

Какому Свету или духу помолиться в этой жизни, чтобы день прошел мирно. Ну хотя бы один день. Что нужно продать или отдать, чтобы это произошло? Она даже перестала работать с теми идиотами в порту, но её всё равно преследуют постоянные ненастья. От угрюмых мыслей становилось ещё паршивее и огонь, казалось бы, ещё больше разгорался, вгоняя девушку в легкую панику. Даже если это и происходило сотню раз, потеря контроля над собственным проклятием всегда было неприятным событием, выбивающим из колеи.

Нет, нужно просто смириться. Глядя на бледного артиста, стало понятно, что она, даже сама этого не осознавая, перегнула палку, причем во всех смыслах и ситуациях. Ей, понятное дело, совершенно не стыдно, просто неудобно, тем более одежда неприятно подгорает, оставляя после себя отвратный запах. Девушка очень угрюмо следит за парнем, что садиться на лестницу и скрещивает руки на груди. Нет, ну, даже если и грубо сказала, то уже как бы нет дороги назад, так что нужно делать вид недовольной, даже если настоящие эмоции совершенно другие. Юноша, конечно же, не казался тем, кто станет приставать, тем более после того, что видел... или скорее видит, но девушк всё равно была настороже. Вопрос только в том, когда она НЕ настороже.

Но ответ парня - просто убил.

Каталина похлопала глазками, на минутку забыв о том, что сейчас она вся горит и вообще наверняка выглядит злобной и ужасающей со стороны. А потом Хельдер, позабыв обо всем, изначально прикрыла рот рукой, пытаясь не заржать в голос, но желание было сильнее - в итоге  рассмеялась звонко, хватаясь за живот.

- Надо же, - она чувствует, как постепенно пламя утихает, но всё происходит размеренно, по мере успокаивания самой девушки. - Ладно, убедил, прости, - она ещё хохочет ещё, теряя равновесие и чуть ли не упав, при этом ойкнула, чувствуя как голова кружиться. С виду наверняка выглядит ненормальной вдобавок. Не впервой, но неприятно.

- Да ничего не сделаешь, - добавляет та, махнув рукой, отчего огонь на руке на мгновение потух, но тут же появился обратно, но не с такой силой. Мало этого, так ещё и заметила, что одежда предательски отваливалась. - Хоть водой туши, всё равно не поможет. Просто переждать, но... слушай, раз уж ты не хочешь меня... того, так принесешь какую-нибудь одежду? Я верю в твои предпочтения, но светить голой жопой, тоже как-то не хочется. Если найдешь ещё форму, так вообще расце... - тут она запнулась, но восстановилась: - Просто буду благодарна.

+3

7

Удивительное зрелище. Эмелин не мог оторвать взгляда от горящей девушки, выглядящей опасно и восхитительно одновременно. Будучи ценителем всего эстетичного, иллюзионист не мог не оценить зрелищность момента. Он потирает слегка покрасневшую от ожога ладонь, чувствуя тепло – кожа горела. Но ничего страшного, пройдёт, даже волдырей не наблюдалось, поскольку Анселет успел убрать конечность, прежде чем огонь охватил кожу незнакомки.

Реакция на реплику Эмелина оказалась достаточно… смущающей. Впрочем, артист был рад, что добился нужного эффекта – искр и огня стало гораздо меньше. Анселет подпирает щёку рукой, а потом плавно сползает по ней, чувствуя себя смешно и неудобно, он краснеет, крепко сжимая свои волосы у корней. Если официантка разболтает обо всём кому-либо ещё, то карьере точно придёт конец. Просто Эмелин сначала говорил, а потом думал. Она смеялась, а иллюзионист уже мысленно прощался со своими амбициями и слышал насмешки в адрес. А что он скажет Фейн и Вильяму? Одному Свету известно. В конце концов, Анселет закрыл лицо руками, и выпрямился лишь тогда, когда девушка заговорила.

«Прости?»

Актёр слегка приободрился. На её лице не было отвращения или злобы, наоборот, казалось, что настроение улучшилось – в душе затрепетала надежда. Её звонкий смех звучал странно вкупе с треском пламени. Если закрыть глаза, то ощущение, будто она с жутким хохотом что-то сжигает. Или кого-то. Эмелин тряхнул головой, отгоняя жуткие мысли. Он внимательно слушает объяснения девушки, понимающе кивая. Странная особенность, неконтролируемая и очень опасная. Такую даму, даже если захочешь – не изнасилуешь. Не зря Анселет переживал за сохранность театра, здесь же всё из досок! Да и гость мог пострадать. Таких ублюдков актёр совершенно не жалел: всё, что они умели – это распускать руки с молодыми девушками и демонстрировать своё жалкое превосходство. Однако официантку могли наказать, казнят без разбора за убийство – отвратительный исход для молодой красивой леди, хотя тут даже не было её вины. Поэтому, когда собеседница просит принести одежду, Эмелин с готовностью вскакивает.

Понял тебя. Только не уходи никуда, - дурацкая просьба, учитывая, что в неглиже дама точно далеко не убежит. Мужчина легко поднимается по ступеням и исчезает в глубинах театра. Чтобы найти одежду, было достаточно обыскать гримёрку: там полно разной одежды, пропажу особо даже не заметят, ведь, помимо важного реквизита, там были и ненужные вещи.

Анселет осторожно заглядывает в гримёрку, но там никого нет: шум голосов слышался из столовой, кажется, актёры ушли отмечать славное выступление. Иллюзионист заглянул в шкафы, разыскав среди старых вещей те, что условно могли подойти по размеру девушке. Так как она была довольно худенькой и низкой, задача оказалась непростой. Единственное, что нашёл Эмелин – платье, которое условно подходило для драматичной сценки, где главная героиня, провинциальная графиня, потеряв своё состояние, страдала от бедности на руинах своей роскоши. Ткань была тёмно-синей, простенькой, но тяжёлой. Рукава были расшиты так, что от локтей свободно ниспадали вниз. Впрочем лучше, чем ничего. Мужчина слышал голоса всё ближе, поэтому времени для поисков не оставалось. Иллюзионист торопливо складывает платье и, прижимая к себе, покидает место. В коридоре никого не оказывается, и Анселет облегчённо выдыхает, торопясь в сторону выхода.

Благо, официантка оказалась на месте. Эмелин облегчённо выдыхает и возвращается на своё место на лестнице, неуверенно сминая ткань в руках. Он молча ждёт, пока огонь окончательно потухнет. Настоящее чудо, что огонь не пожирает тонкую бледную кожу и светлые волосы, казавшиеся такими хрупкими и уязвимыми. Остался лишь дым и пепел, плавно оседавшие вокруг и на волосах. Актёру захотелось повторить что-то подобное в своих иллюзиях, но не сейчас. Не при свидетелях. Ещё одну страшную тайну он выдавать не желал.
Когда девушка подходит ближе, Анселет протягивает ей свёрток и виновато улыбается:

К сожалению, всё, что смог найти. Ты будешь выглядеть не менее эффектно, чем некоторое время назад, но в другом плане, - Эмелин был равнодушен к женской красоте (не считая эстетики), поэтому взгляд безразлично скользнул по оголённым животу и груди, а потом иллюзионист задумчиво пригладил волосы: - Сколько же ты тратишь на одежду? Это жутко неудобно. Если она постоянно сгорает, и ты не можешь это контролировать!

Мужчина пододвигается ближе к бортику, предлагая девушке сесть рядом. От запаха дыма слезились глаза, но Эмелин словно даже не замечал этого. Он погрузился в свои мысли, размышляя о произошедшем. В голове было столько вопросов, но Анселет не хотел вываливать их на человека, который буквально недавно пребывал в отвратительном настроении.

Казалось бы, театр, здесь должны быть люди более интеллигентные. Но, как не назови место, оно всё равно находится в Портовой части, и этим всё сказано. Что привело тебя сюда? Я раньше здесь тебя не видел, – мужчина с любопытством глядит на официантку, а потом протягивает ей руку для рукопожатия и тепло улыбается: – Меня зовут Эмелин, кстати.

+1

8

С другой стороны, разве тот бы пошел искать одежду, раз имел какой-то хитрый план? Вряд ли. Каталина всё равно не торопилась доверять так запросто, но не убегала, да и толку? Хотя ей не впервые возвращаться домой в одних сожженных лохмотьях. Отчиму это нравилось, пока не получил ожог на шее. Потом не нравилось.

От звука открывающей двери опомнилась, на минутку заволновавшись, что выйдет далеко не блондин-красавчик. Но нет, аж легче дышать стало, когда вышел того, кого она ждала, да ещё и с одеждой. А нет, просто пламя уже успело потухнуть и стало невыносимо холодно. По спине пробежались неприятные мурашки.

Какой добряк, поглядите-ка! Побольше бы таких, - подумала девушка, бросая задумчивый взгляд на сложенную ткань в чужих руках. Вот только не говорите, что это какое-то платье из гримерки... Каталина аж прикрыла глаза на мгновение, проклиная всё, ведь последнее, что хотелось, это оказаться в каком-нибудь дурацком платье, но и злиться было бесполезно. Как никак, актер не бросил её на произвол судьбы. Однако чужие слова подтвердили опасения.

- Благодарю, мил-человек, - приняв в руки одежду, она его расправила, с волнением поглядывая на ткань. Тут боролись две стороны: первая, то более меркантильная сторона, желающая надеть более "изящную" одежду, нежели то, что она носит в обыденности, а вот вторая сторона боролась с первой, настаивая, что выглядеть она будет просто как шут. Ну и что, что преувеличивала! Сделав немного недовольное выражение, Хельдер вздохнула и решила надеть, тем более паренек не поскупился даже сказать пару милых слов. Чтобы не смущать, ни себя, ни чужого человека, отвернулась, чтобы надеть это чудо.

- Я даже не хочу об этом думать, честное слово. Хотя, это происходит не так уж и часто, - рассказывает Чудесница, запутываясь в этой ткани. Рука не в ту дырку влезла. - Обиднее всего, что это одежда нужна мне для работы... если меня не вышвырнут. Какова вероятность, что начальник смилуется? - вопрос, конечно же, не направлен конкретной особе, что сидела на ступеньках, но послушать чужого мнения она совсем не прочь.

Справившись с платьем, Каталина чувствовала себя очень сжато и некомфортно. Не то, чтобы одежда официантки была лучше, но это ещё хуже, учитывая, что тряпка-то чужая, театра.
- А если это платье вдруг исчезнет из гримерки, нас сильно поругают? - на этот раз спрашивала она уже конкретного актера, к которому вскоре подсаживается, не стесняясь оглядеть его с ног до головы более внимательно. Блондин выглядел задумчивым.

- Да уж. Хотя этот козел ещё был вежливым, не сразу начал лапать, -  соглашается девушка с первой мыслью, переводя взгляд куда-то вперед, заметив черные следы после себя. А потом кинула взгляд на свои испорченные ботинки. Обидно. - Ну, работа, что ж ещё. Взяли за милое личико, - как-то угрюмо говорит девушка, уже была в процессе обнять себя за живот, но, уже новый знакомый по имени Эмелин, протянул руку. А она в ответ, сжимая крепко.

- Каталина, - представляется тоже, не желая держать это втайне. - Чудесницей ещё называют на улицах. Не думала, что актеры вроде тебя, будут вовсе знакомиться с такими-то работниками театра, как я. Тем более помогать.

+2

9

Пока Каталина переодевалась, Эмелин тактично не смотрел на неё. Но вот уже после взглянул с интересом, поскольку ему было любопытно, как девушка будет выглядеть в новом амплуа. Далекие от театра люди выглядели в нарядах особенно нелепо и забавно. Анселет не ошибся с размером. Почти. Будь у него пара булавок, он бы кое-что подправил и подтянул, но вряд ли это понравится Каталине, да и она не выглядела как человек, гоняющийся за внешним видом. Взять хотя бы выражение лица. Быть может, на вдову-графиню она и потянула, если б не недовольная гримаса и резкие движения. Графиня должна картинно страдать с более… мягкими скорбными эмоциями. А девушка выглядела так, будто только что убила своего мужа-графа и пребывала в недовольстве, что он накровил на её дорогущий ковёр. Своим мыслям Эмелин тихо смеётся, не отводя взгляда от собеседницы.

Если возгорания происходили не так часто, то Луню просто «повезло» попасть на такое зрелищное шоу, да? Впрочем, Анселет не жалел, поскольку подобное стоило видеть своими глазами. Единственное, что его смущало – это сама ситуация, ведь наверняка этот мерзкий господин сейчас отправится жаловаться, а там и на Эмелина настучит. На коже посетителя остался явный ожог, и он мог не пройти со временем. Анселет знал, что такие раны проходят хуже, а на видном месте становятся практически клеймом. Кому же хочется иметь ожог со смутными очертаниями пальцев на шее? Плакала его работа, но… мужчина не хотел думать об этом. Найдёт что-то ещё.

Здешний руководитель больше печется о репутации театра, чем о работниках. Так что я тебя разочарую - он никого не простит, - покачал головой актёр. Не так давно влетало и ему за вольный финт на сцене. И ладно бы, Эмелин выступал на сцене Большого, а это обычный любительский театр. Да и иллюзионист считал, что не сделал ничего сверхъестественного, лишь одну фразу поменял. Но спорить с постановщиком – крайне тяжёлая задача, с которой Анселет не справился.

Лунь оценивающе взглянул на платье Каталины и отрицательно покачал головой. Он некоторое время размышлял, стоит ли вдаваться в подробные объяснения, почему реквизит не будут искать, но решил всё же пояснить, если девушку вдруг грызёт совесть:

Это старое платье, я вижу по ткани. Выходить в таком на сцену непрезентабельно – это раз. К тому же, в гримёрке столько одежды, что пропажу одного платья, если и заметят, спишут на невнимательность. У них давно шкафы ломятся от количества ненужных тряпок, но нет желающих разобраться, – пожал плечами Эмелин, повернув голову к подсевшей девушке. Он поставил локоть на колено, подпирая щёку рукой. – Но знаешь, тебе идёт. С твоими формами можно было бы работать в театре и выступать. Думаю… тебе бы подошли некоторые образы. Но точно не связанные с любовью.

Любительские театры в Портовом квартале отличались друг от друга. Какие-то считались более благополучными, какие-то – менее. Но все объединяла бесконечная бедность. Люди, не имеющие крова над головой и чашки супа, не пойдут в театр, чтобы насладиться искусством. Им не нужны их выступления, образы, смыслы и творчество. Поэтому подобные заведения посещали господа, имеющие небольшие деньги, которые невероятно гордились этим, позволяя себе чуть больше дозволенного. Мало того, в данном заведении не брезговали проституцией, и Эмелин невольно вспомнил родной цирк. Впрочем, отбиваться от нерадивых поклонников он уже давно научился.

Что ж, судя по всему, он ожидал, что милое личико окажется более сговорчивым, да? – усмехнулся Анселет, невольно злорадствуя последствию столь ложных заблуждений. Следующая фраза заставила Эмелина печально улыбнуться: – Ты говоришь так, будто мы сидим на пороге Большого театра, а не дыры в Портовом квартале. Да, я – актёр, но моё материальное положение не сказочнее, чем у большинства обитателей данного квартала. Живу я, конечно, в Ремесленном, но хрен редьки не слаще. Так почему бы мне не помочь человеку, оказавшемуся в сложном положении? Я терпеть не могу людей, которые позволяют себе грубо обращаться с девушками. Мне уже приходилось сталкиваться… с произволом, так что отбивать девушек из лап разных мразей стало традицией. Это мелочь, но тем самым я могу сделать чью-то жизнь лучше.

Если бы Эмелин питал тёплые чувства к этому театр, он бы вёл себя осторожнее, но нет. Его уже давно терзали мысли, что подобное место бесперспективно. Если его выкинут, будет даже лучше. Если нет… будь, что будет. Прозвище «Чудесница» не сказало ровным счётом ничего, но звучало оно приятно. Даже и не скажешь, что за таким милым именем прячется столь огненная натура. Анселету стало любопытно, почему именно так назвали Каталину.

- Почему именно Чудесница, если не секрет? - полюбопытствовал иллюзионист, а потом добавил: - Меня в театральных кругах, да и цирковых, называют Лунем. Возможно, ты слышала, но я не слишком известен. Как видишь, мои попытки заработать громкое имя, привели меня в Портовый квартал. Кажется, получается у меня из рук вон плохо, - Эмелина бодрила мысль, что он всё ещё молод, поэтому у него есть перспективы добиться своих целей, а главное - желание и силы.

С прошлой работы погнали за подобный инцидент? Или огонь «нечаянно» охватил другой театр? – Лунь тихо смеется.

+2


Вы здесь » Готика » Осколки » Отверженные, укутанные в тщету


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно