Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Некрополь » 18.02.79. Ложь во спасение


18.02.79. Ложь во спасение

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/50/925603.png
[ 18.02.79]
[Монастырь Святого Михаэлеса]
Трайер Фолкер, Бенедикт

В этот же день после истории с уничтоженной деревней Трайер возвращается в монастырь, где ему впервые предстоит поговорить с глазу на глаз с Бенедиктом. Самому Фолкеру скрывать нечего. Или все-таки есть?..

Отредактировано Трайер Фолкер (2021-10-13 13:28:31)

+1

2

Трайер устал. Трайер смертельно устал. Мысли тяжело шевелились в сознании после случившегося, а еще ему было дурно. Его неприятно кумарило, благо он добрался до монастыря без происшествий.
Еще утром, полный бодрости, он буквально валился с ног, похожий на собственную тень. Он должен был купить продуктов к утренней трапезе. Да, должен. Был.

Сейчас он совершенно не помнил, где оставил сумку с продуктам - не до того было в тот момент. Хотя память напомнила, что в лесу и оставил. Рядом с мертвой лошадью, когда делал факел из подручных материалов. По тому, что послушник побывал в какой-то заварушке, было понятно по его роже, покрытой уже давно сухой, и от того почти ржаво-черной кровью. Немного этой крови было и на ладонях. Его облачение было порвано. А жуткая слабость, вызванная неправильно сработавшей магией, чуть не стоила ему подорванного здоровья. Стоило к тому же добавлять, что он жутко замерз?..

Но даже не это печалило его. А события сегодняшнего раннего утра. Валящийся от усталости с ног, он привалился к колоне и смог выдать лишь одно своим братьям, обступившим его. - Деревня. Её полностью уничтожило порождение Тумана. Утром...
К горлу подкатил неприятный тошнотный комок, но Фолкер проглотил его. Его совесть не позволила бы ему... Поэтому он зажал себе рот и сглотнул содержимое обратно.

Мыслей больше не было. Как и не стало эмоций. Какое-то тупое опустошение в душе, словно оттуда вынули все содержимое. Его сопровождают до его кельи. Сил встать на молитву или хотя бы поесть почему-то тоже нет. Юноша чувствует ужасное и от того неприятное расслабление в теле, нехарактерное для его возраста, но ничего не может с собой поделать. Как только он достигает кровати, он сразу же проваливается в темноту.

***
[Более подробное описание можно прочитать здесь - 18.02.79. - Выходи на бой, чудовище!]

На месте происшествия обнаружили пустую деревню. Несмотря на то, что все строения были на месте, было понятно, что в них больше никого не осталось в живых. Повсюду видны следы кровавой бойни. С момента происшествия там ничего не изменилось.
В воздухе до сих пор витал жжённый запах паленой плоти людей и скотины. Место общей могилы, на которую был спущен огонь, хоть и потухло, но в гуще еще тлели некоторые угольки.
Осмотр домов окончательно подтвердил, что спасшихся там не было. В самом дорогом и ухоженном двухэтажном доме были обнаружены два тела. Но по их состоянию было понятно, что убиты они вовсе не порождением Тумана, а человеком. На первом этаже все было перевернуто. Был обнаружен потухший факел. На полу была пару пятен крови. Но этой самой крови было достаточно наверху рядом с телами двух убитых мужчин. Но, кто бы не убил этих несчастных, сейчас его здесь не было.
Вокруг этого самого дома был расплавлен снег. Похоже на магию защитного круга, которым был обнесен этот дом.
Увы, больше ничего из улик найти было нельзя.

***
Его разбудили к вечеру стуком в дверь. Темнота с неохотой выпускала парня из небытия. Поэтому первую серию ударов он расслышал сквозь сон. И только на вторую сумел ответить: "Да, войдите".
Послушник сел на кровати и уставился мутным осоловелым взглядом на сервита по имени Бенедикт. Увы, сосредоточиться на нем оказалось большой проблемой. Взгляд отказывался фокусироваться на чем-то одном, и вот-вот норовил бесцельно уставиться вдаль, не замечая буквально ничего перед собой. Моль усиленно начинает растирать лицо, пытаясь согнать это наваждение и взбодрить себя.
- Сколько сейчас времени? - спрашивает он, спуская босые ноги с постели. Холодное дерево под ногами неприятно студит кожу и бодрит. Но не до конца. - Простите, я... Я... Вот.

Обычная скорая на мысли башка сейчас наотрез отказывалась выдать что-то вразумительное и более-менее связное. А жаловаться и оправдываться хотелось меньше всего на свете. Впрочем, сейчас ему было значительно лучше, чем в тот момент, когда он вернулся. Поэтому он встает и пальцами пытается привести свою шевелюру в порядок. Почему пальцами? Потому что гребень для волос упорно не хотел попадаться на глаза - не самая часто используемая вещь в его обиходе, поэтому послушник вечно умудрялся его каким-то образом терять в своей маленькой и незахламленной келье. Но почему-то стоять под испытывающим взглядом хотелось меньше всего. И, чувствуя себя до крайности неуютно рядом с сервитом, которого до этого дня он видел только в трапезной и на общей молитве, ему хотелось куда-то деться.  По крайней мере этот человек никогда не располагал даже такого добродушного парня как Трайер к общей беседе.

Зачем он пришел - было понятно. Но Фолкер решил не перехватывать инициативу в свои руки. Пусть располагается и задает вопросы. Он лишь показывает руками, что тот может занять любое удобное ему место в этой комнатке, или же забрать парня с собой в свой кабинет.

Отредактировано Трайер Фолкер (2021-10-13 15:29:01)

+1

3

[indent]Был ранний вечер, когда Бенедикт вошёл в комнату Трая. Они не были знакомы, но чудовищное происшествие прошлой ночи внесло свои требования в их размеренный быт. Беглого взгляда, которым он окинул скромное жилище едва переступив порог, было достаточно чтобы понять, что комната послушника под стать хозяину: скромно обставленная, со следами лёгкого беспорядка, но стол содержится в чистоте, книги и бумаги лежат ровными стопками, однако плохо очиненные перья, выдают нетерпеливый характер хозяина.
[indent]В ответ на молчаливое приглашение юноши располагаться, сервит сделал ответный знак не беспокоиться, и, уверенным движением завладев единственным стулом, расположился напротив послушника. Он нарочно пренебрег вопросом юноши о времени, давая понять, что зашёл не на светскую беседу и что говорить им придется на его условиях. Какое-то время они оценивающе рассматривали друг друга - Бенедикт прямо и открыто, Трай так же прямо, но немного отрешенным взглядом. Казалось, минуты замедлили свой бег, молчание тяжким гнетом повисло между ними, а похожий на взъерошенного воробышка послушник и элегантный даже в скромной одежде сервит продолжали изучать друг друга.
[indent]Бенедикт, присевший впервые за день и вдруг ощутивший усталость в теле, восстанавливал в памяти события прошедшего дня. С самого утра, как только послушник принёс в монастырь жуткое известие, он без промедления отправился в мёртвую деревню, но увиденное там рождало новые вопросы. Сервит обследовал деревню, методично осматривая дом за домом. После следы на влажной земле привели его к лошадиному трупу, а там и к городским воротам, где, узнав адрес ночного стражника, дознаватель и выяснил в насколько подозрительной компании послушник покинул город. А в монастыре была своя работа: аккуратно расспросить о Фолкере, а следом и о тех, кто о нем говорил, отсеять недостоверное, сложить все воедино, а затем лично поговорить с мальчиком.
[indent]И сейчас, глядя на чуть розового в лучах заходящего солнца юношу, Бенедикт вспоминал что отец Лоуренс хвалил того за инициативность и старание, отец Даниэль ругал за лень и праздность, кузнец коротко назвал толковым мальчишкой, показав заживший ожог, братья отзывались как о добром, общительном мальчике, никому не отказывавшем в помощи, разве что смешливом не в меру, а брат Лионель... Впрочем, по мнению брата Лионеля в монастыре был всего лишь один достойный человек, сам брат Лионель.
[indent]Бенедикт с неудовольствием отметил, что юноша уснул, не потрудившись умыться, лицо хранило следы крови, грязи, возможно, слез. Пришлось вызывать обычный образ насельника по памяти. Странное впечатление произвёл он на Бенедикта при первой встрече. Белизна кожи и волос, цвет глаз оттолкнули необычностью. После это ощущение притупилось и окончательно исчезло, позволив рассмотреть приятные тонкие черты лица и чуть хитрую улыбку.
[indent]Серые глаза цвета грозового неба по-прежнему смотрели в красные пока память дознавателя услужливо собирала мозаику из разрозненных фактов, собранных в течении дня. Очевидно, что без Трая в этой истории не обошлось, следы магии выдавали его участие в ночном происшествии. Но мальчишка сам вернулся в монастырь, сам рассказал о случившемся, показывая обычные для подобных событий эмоции, поэтому Бенедикт не собирался обвинять его раньше времени. Именно поэтому они находились здесь, в привычной для Трая обстановке, а не в кабинете для допросов, как было положено.
[indent]Бенедикт знал, что многие сервиты предпочитают на допросах сразу демонстрировать свою власть, но для себя не находил возможным самоутверждаться за счёт слабого мальчишки, поэтому предпочел давлению доброжелательный тон. Вряд ли он отдавал себе отчет, что доброжелательный тон в его исполнении мог напугать не меньше гнева иного сервита.  Обладающий необщительным, замкнутым характером, Бенедикт и не подозревал что и сам не располагал к сближению, что его суровое лишенное эмоций лицо человека, привыкшего отдавать приказы, строгий, пронизывающий насквозь взгляд мало кому были приятны. Впрочем, если бы кто и отважился ему это сообщить, вызвал бы не более чем удивление: самого сервита мало интересовало мнение других по поводу выражения его лица.
[indent]- Расскажи о том, что произошло ночью, - предложил он приятным, но несколько властным баритоном. 
[indent]Сервит не собирался сообщать, что был в деревне и, тем более, делиться с юношей впечатлениями об увиденном там, пусть расскажет сам. Так он может припомнить больше подробностей, а дознаватель проверить насколько откровенным будет с ним мальчик. К концу сбивчивого рассказа, Бенедикт, не отрывая от рассказчика внимательного взгляда разочарованно вздохнул: а мальчишка оказался не так прост, как казался, абсолютно никаких сомнений не вызывало, что он лгал.

Отредактировано Бенедикт (2021-10-16 10:27:25)

+3

4

В этой напряженной тишине слышно шумное тяжелое дыхание Трайера. Он с шумом гонял кислород в легких, пытаясь обеспечить работу головы, которая совершенно была тупой, а мысли разбегались как тараканы от света зажжённой лампы. Молодой послушник смотрит на Бенедикта прямо - ему скрывать нечего, но в тоже время словно сквозь него.
Сервит по-хозяйски расположился в его келье, но это, казалось, совершенно не смущало юношу. От холода он поджал босые ноги и, переведя дух, начал свой рассказ.
- Я не знаю, как правильно излагать такие вещи по форме, поэтому я расскажу это так, как оно было по порядку. Я отправился на рынок Утеса, чтобы прикупить немного еды для братии к утренней трапезе.

Пауза. Он выдержал время, обведя комнату глазами, а затем, еще раз напоровшись словно на нож на взгляд сервита, чтобы не нервничать, просто уставился в окно. Это неприятное чувство, когда у тебя нависают над душой...

- Я купил всё необходимое и уже возвращался обратно, как я, замечтавшись, чуть не вылетел под копыта всадника. К счастью, не пострадал ни он, ни я. Всадник предложил меня подвезти. Что было очень любезно, но и странно с его стороны. Когда я его рассмотрел, я испугался. Он выглядел...
Трайер снова посмотрел на сервита и показал у себя на лбу что-то продолговатое, похожее на рог. - Как я, только старше. Волосы короче и рог на лбу.
После чего он опустил глаза на свои колени и стер ладонью остатки грязи с лица. Не потому, что утирался, а потому что руки требовали куда-то себя деть. Он обдумывал, как правильно сказать, и стоит ли нагружать господина Бенедикта ненужными деталями, почему именно он согласился с ним отправиться. Решив, что это мелочь не стоит того, он продолжил.

- Потом мы отправились в монастырь верхом. Были сумерки, когда мы покинули Утёс. Стража нас пропустила.
Он еще раз посмотрел на сервита. Если бы взглядом можно было убивать, в нем уже как минимум насверлили пару дырок. Поэтому он опускает взгляд и смотрит ему куда-то на уровень груди.

- На пути сюда мы услышали крики людей. Они доносились из леса со стороны деревни, - его речь ускорилась. Кажется, его мысль попала в нужную колею, и дальше он говорил быстро и уверенно, восстанавливая события по памяти. - Мур предложил все равно доехать до монастыря, но я сказал, что пойду туда и попытаюсь спасти остальных. Он усомнился в том, что у меня получится. Мы повернули в лес, и дальше на его лошадь вылетело чудовище, похожее на дракона. Конь сбросил нас до того, как его задрали... Это нас и спасло. Мы зажгли фонарь и факел. Мне пришлось сделать его из своей одежды. И пошли в деревню. Там натолкнулись на гору убитых людей и скота. Туман уже подбирался к ним. Мне пришлось...

Он немного запнулся, почесал шею и затылок. Но потом он поднимает голову и, глядя в глаза сервиту, сознается, - мне пришлось произнести разрешительные молитвы над умершими и предать их тела огню до того, как скверна поразила бы их. Знаю. Это не в моей компетенции. Но в тот момент я счёл это верным решением. Чудовище продолжало нападать на нас... Мы еле отбились и забились в дом. Центральный который. Там горел свет. Я думал, там спрятались оставшиеся люди, поэтому возвел защитный круг огня. Сработало не совсем верно и ударило по мне. Поэтому я сейчас себя так плохо чувствую... Только вот...

Он опускает голову вниз. - Все было зря. В деревне нет выживших. Как только мы закончили осмотр деревни и больше никого не нашли, мы вернулись назад. Если бы не помощь моего спутника, я бы тоже погиб. Поэтому... Я ему пообещал, что исполню любую просьбу. И я перед ним в долгу. Всё.

Выложил он как на духу эту историю и замолчал. Теперь оставалось понять, что с ним сделают.

+1

5

Совместный пост с Траером Фолкером
[indent]Солнце почти скрылось за горизонтом, унося с собой краски дня, когда Трайер окончил свой рассказ. В келье ещё было светло, только по углам затаился сумрак, терпеливо ожидая своего часа. Скоро совсем станет темно, а разговор ещё не окончен. Сервит прислушался к уставшим ногам, вставать не хотелось, но мальчишке отсутствие света только на руку, поэтому зажечь свет придётся самому. Не отрывая взгляда от юноши, Бенедикт нащупал на поясе мешочек с огнивом, снял его и только потом огляделся в поисках свечей. Они нашлись на столе. Бенедикту всегда нравилось зажигать свечи, отмечать как причудливо меняются тени от местоположения свечи или её яркости, он и сейчас зажигал их с удовольствием и, выбрав самую длинную и толстую, забрал с собой, поставив прямо на пол между собой и Траем.
[indent]Опустившись на прежнее место, ещё хранившее его тепло, Бенедикт опять посмотрел на послушника, подмечая в его фигуре и поведении лёгкую нервозность, ту же что и во время рассказа. Что с того, что мальчишка нервничает, он сам выбрал путь обмана, и теперь им обоим было о чем подумать: мальчишке о последствиях лжи, капитану о том, в каком именно месте тот лжет. Правда избавила бы их обоих от многих проблем.
[indent]Бенедикт не спешил задавать вопросы, анализируя полученную информацию, медленно, но основательно сравнивая в уме собранные факты со словами послушника. Описание встречи со странным незнакомцем, поездка в деревню, обстоятельства смерти лошади, отсутствие трупов на первый взгляд вызывали удивление, но не вызывали сомнений. При необходимости можно будет задать несколько уточняющих вопросов. Больший интерес сервита вызвала часть рассказа о доме и то обстоятельство, что послушник умолчал о находящихся в нем покойниках. Трай, который оставался в неизвестности о поездке дознавателя в деревню, воспользовался излюбленной тактикой обманщиков - сказав часть правды, утаил самое главное.
[indent]Смерти, наступившие не от порождений тумана, были не в компетенции капитана Криона, но городская стража, которая будет вести расследование обязательно захочет задать несколько вопросов послушнику, и  Бенедикт не был уверен, что они будут заданы мирно.  Капитан любил спокойствие своей обители и ему не хотелось, чтобы в тихие монастырские стены был внесён беспорядок, поэтому он собирался встретить детективов у ворот и предоставив известную информацию, если она будет, или мальчишку, если тот будет молчать, отправить их восвояси. А сам мальчишка, видимо, не понимает какими неприятностями грозит приорату и лично ему сокрытие правды.
[indent] - Почему ты решил, что в том доме были люди, Трай? – наконец  мягко спросил Бенедикт, ловя взгляд послушника.
[indent]— Это был единственный дом, в котором на втором этаже горел свет, - ответил он без запинки и... Без толики вранья.
[indent] — А ты и твой... друг… поднимались наверх?
[indent]Мальчишка выдыхает, осматривается по сторонам, а после еще раз проводит ладонью по лицу, с крыльев носа смахивая сухие ржавые остатки крови. - Да. Но не сразу. Как только мы оказались внутри, я попытался возвести защитный круг. Он у меня не получался. Пришлось напрячься. Это оказалось чреватым. Я чуть не потерял сознание. И в тот момент чувствовал себя ужасно плохо. Кажется, я даже что-то пошутил по этому поводу. И еще некоторое время мой знакомый пытался откачать меня. И-и-и-и... Потом нас смутило, что мы не слышим голосов и шума наверху. Когда я более-менее пришел в себя, мы поднялись наверх. Да.
[indent]Бенедикт хладнокровно отмечает в уме новое проявление характера насельника. Из тех, кто не лжет прямо, а недоговаривает, в надежде что полуправды будет достаточно чтобы запутать собеседника. Теперь нужно составлять вопросы так, чтобы у мальчишки не было возможности избежать ответа или уйти от него. Бенедикт мысленно задавал себе вопрос и искал лазейки, которые могут помочь Траю запутать допрос еще больше или увести его в сторону.
[indent] — И что там произошло?..
[indent]— Там уже были эти тела... - отвечает Трайер понуро. - Они явно погибли не от лап чудовища.
[indent] — Но ты ведь знаешь, кто это сделал, Трай? – Презирающий риск за карточным столом, Бенедикт изумился бы, узнав, что сейчас он играл ва-банк. Или мальчишка будет говорить, или придется переходить к более жесткому воздействию.
[indent] Этот вопрос, что называется, бил наповал. Не в бровь, а в глаз. Мальчишка понимал, что не умеет врать. Но вопрос был задан так, что запутать сервита риторикой было очень сложно. Поэтому он переходит в наступление.
[indent]— Если Вы хотите сказать, что это сделали мы, то вы ошибаетесь. Мы не пришли убивать!
[indent] Мальчишка из защиты перешёл в наступление, прекрасно... Бенедикт чуть более властно повторил свой вопрос:
[indent] — Кто это сделал, Трай?!
[indent]— Ну... - одна из заповедей Света Истинного запрещала "Лживый язык". И потому... Он мог утаить какой-то факт, но врать и нарушать заповедь - нет. - Я... Я...
Он понурил голову и выдохнул. - Там был еще один человек...
[indent]Бенедикт, подозревающий в убийстве Мура, и бровью не повел.
[indent] — Расскажи мне всю правду, Трай, - с нажимом говорит сервит.

Отредактировано Бенедикт (2021-10-20 16:46:45)

+2

6

Сервит Бенедикт Крион однозначно не даром ел свой хлеб. Из него был неплохой следователь и, возможно, вышел бы толковый прокурор. С его возможностями и связями он мог бы, наверное, со временем занять даже место главного прокурора Утёса, но тот выбрал участь сервита.
Трай понимал, что его зажимали. Оппонент отсекал любые пути отхода. Он намеренно сходил с возможных ложных путей и возвращал его к злополучному второму этажу. По его виду было понятно, что его уже раздражают эти попытки юлить, но все же сервит сохранял пока еще доброе расположения духа.
— Расскажи мне всю правду, Трай, — с нажимом говорит мистер Бенедикт, и Фолкер понимает, что... Он называет его по имени, кажется, уже третий раз. Почему-то в его устах собственное имя звучит странно. Словно сам Свет Истинный стучался в его душу. Лон часто обращался к своим ученикам, повторяя их имя по несколько раз. Почти никогда - единожды. В этот момент ему становится не страшно, но стыдно.
А от стыда захотелось исчезнуть, забиться в самый темный угол как последняя крыса. Грех унижает человека. Делает его слабым, делает его трусом, вздрагивающего от любого звука. Поэтому послушник поднимается с кровати и, перекрестившись на распятие, поднимает глаза на Криона, и теперь в нем нет той нервозности и зашуганности.
Свет мне Свидетель. Я скажу всё как было. Все, что до этого я сказал, было правдой. Сел я к мистеру Муру по одной причине - за мной шли... Мне меньше всего хотелось ввязываться в драку, а потому я принял его предложение верно сказать по собственной малодушности. Я правда не знаю, почему он решил мне оказать такую милость, а не дал пинка. Но все, что я рассказал, было правдой. Как только мы попали в тот дом, и как только я вернул себе возможность стоять на ногах, мы поднялись на второй этаж. Когда мы вбежали туда, я знал, что там были люди. Я слышал голоса. Но когда мы пришли, двое мужчин были уже мертвы. И там была женщина. Она испугалась, что мы выдадим её секрет и напала на нас. Мы, точнее сказать, Мур, справился с ней и хотел убить. Я же его остановил.
Ему нужно было перевести дыхание. Смочив пересохшее горло слюной, юноша продолжил.  — Я не захотел, чтобы мистер Мур взял на себя грех убийства. А еще я не видел смысла в том, чтобы... Что у нас полагается за двойное убийство? Виселица? —  спрашивает он Бенедикта.
Так вот, я принял решение и пообещал, что не передам её властям. Называйте мой поступок как угодно, но я счёл, что это будет милосердие. Иначе все это было зря. Иначе зачем Проведение привело нас туда в этот момент? После того, как свет окончательно разогнал Туман, мы ушли. И я сейчас не знаю, где эта женщина и что с ней. Но перед тем, как уйти, я сказал ей, что Проведение найдет её, если она не покается.
После этого он замолкает и прохладной рукой утирает лицо. Что с ним теперь сделают? Да и... По сути он оказался между молотом и наковальней. Он обещал. И в то же время это обещание требовало от него соврать...
Две клятвы, нужно было решить, какую нарушить. В итоге он нарушил обе сразу.
Молодец. Ничего не скажешь. Это еще он не знал, что с ним сделают за подобное самоуправство. Он правда не знал, как поступить правильно. А потому поступил вот так не по злому и корыстному умыслу. Но проступок есть проступок. И по его виду было понятно, что он уже свыкся с мыслью о любом наказании.

+1

7

[indent]Бенедикт чуть наклонился вперед  и не отрывая глаз от юноши произнёс с едва сдерживаемым от гнева голосом:
[indent] - Глупец! Зачем было лгать? Ты только тратил свое и моё время. Боялся, что тебе не поверят? Скажи, почему ты так плохо думаешь о тех кто живёт рядом с тобой, кто делит с тобой кров и хлеб, делится с тобой своими знаниями, о тех, с кем ты несешь послушание? Знай, ни один человек ("кроме брата Лионеля" мысленно добавил сервит) не отозвался о тебе плохо. Если ты и правда так думал... Стыдись! Тогда они оказались лучше тебя!
[indent] Он резко встал, пламя свечи затрепетало от движения  воздуха, нарушенного плащом сервита. Прошёлся по комнате, относя на место стул, вернулся к кровати и продолжил, нависая над Траем с высоты своего немаленьконо роста:
[indent]- Хотел помочь женщине? Почему ты решил  что скрывая правду ты помогаешь ей? Ты помог ей добрым советом и тем, что отпустил её. Своей ложью ты только чуть не погубил себя и едва не замарал подозрениями приорат!
[indent] Сервитор сделал короткую паузу, но тут же продолжил, щурясь от гнева.
[indent] - Лучше бы ты узнал причину, по которой она совершила столь тяжкий грех, прежде чем брать на себя роль правосудия. Кто она, почему убила? Можешь ли ты быть уверен, что больше никто не пострадает от её руки прежде чем провидение настигнет её? А может у неё были веские причины на убийство и ей самой нужна помощь?... И  все равно не понимаю зачем было лгать?..
[indent] Бенедикт посмотрел на склонившего  голову послушника, ему было что сказать, но он сдержался. Поднял с пола свечу, возвращая на стол, сложил в мешочек трут и  огниво, повесил на пояс, замер на несколько секунд, опершись на стол, и, не глядя на послушника, пошёл к двери, где, уже взявшись за ручку, бросил:
[indent]- Попрошу отца Лоуренса зайти осмотреть тебя. И... я полагаю, тебе есть что рассказать своему духовнику об этом Муре...

Отредактировано Бенедикт (2021-10-21 11:55:39)

+1


Вы здесь » Готика » Некрополь » 18.02.79. Ложь во спасение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно