Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Действительность » Не буди лихо, пока оно тихо


Не буди лихо, пока оно тихо

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/50/838085.png
[год 84, конец второй недели Тепла Солнца]
[в глуши Долины]
Кас Морн, Вивьен Вебер, Трайер Фолкер,

Полуночник и еретик, покинув деревню со странной засухой, спустя время натолкнулись на водоем. Здесь можно было остановиться, наловить рыбы, помыться, постирать вещи и, самое главное - сделать это вдали от глаз жителей Долины.

Кто бы мог подумать, что кроме земноводных, кровососущих всех мастей и рыб они встретят здесь еще любительницу поплескаться?

Кажется, Вивьен даже испугалась компании незнакомцев, а потом пригляделась к ним получше. Разве тот, кто носит крест, может причинить кому-то зло?

Но всё самое интересное ещё только ожидало их впереди.

+4

2

Уже далеко позади осталась та странная высушенная пустошь - ни охотник, ни чудотворец не хотели и близко оставаться к этой аномалии, так что сил не жалели. Пока всё было относительно хорошо, и подобных проблем с водой не возникало. И хотя обычно в Долине не очень сухо, а уж этот раз вообще был единичным случаем, всё же не всё мокрое служит источником воды.
И сама вода тоже бывает всякая. Сильно не всю можно пить, и даже руки мыть подходит не всякая. Это одна из тех вещей, которые просто так не всегда отличишь даже - порой бывает горький, но абсолютно на всё пригодный родник, иной же раз ни вкуса  ни запаха, но из-за того, какая водоросль растёт - в рот лучше не бери. Чего, конечно, тому же Фолкеру знать не довелось, так что предотвращение подобных опасностей целиком лежало на Полночнике. А когда и он не справлялся - а Морн и сам-то не очень хорошо знал, что и откуда ведает - то у Трайера как-то получалось исправлять последствия. Ну по крайней мере до сих пор.
В общем, далеко уходить от любого источника прямо сейчас ой как не хотелось. Но надо было двигаться дальше - какой толк стоять на месте? Через холмистую местность, перемежающую леса и заросли кустарника, мимо редких болот в низинах, третий день они следовали куда глаза глядят. Приближался очередной вечер, и с ним время искать место для стоянки на ночь. Даже мелкое зверьё почему-то стало редко показываться на глаза, но Морн не придал этому значения - какое-нибудь неудобство местности, вот и не идёт зверь сюда. Им же лучше, мешать не будут. На пока что съесть у путников было, у них оставались какие-то болотные крабы, наловленные утром.
Когда Кас вдруг уловил звуки воды поблизости, он не собирался проходить мимо. Крупный водоём, если им на такое повезёт, имеет множество плюсов для любого уставшего путешественника. Тем более всё ещё совсем не хотелось хоть какую воду пропускать - слишком свежа в памяти последняя неделя. Сильного ветра, который тревожил бы водную гладь, не было, но отличить стук волн о камень было несложно. Морн собирался уж сначала увидеть всё глазами и осмотреть, но не тут-то было. Как вышло, пришлось сойти со холмов вниз - наверняка ещё Трайер в двух шагах чего подумал на это - и лишь тогда открылся вид прямо перед носом.
- Вот здесь и остановимся, - удовлетворённо кивнул Морн. Шутка ли, ниже уровня холмов расположилось маленькое озеро, а перед ним - поляна, пригодная для всего. Над озером вились клубни тумана, и далёкие берега едва выступали сквозь них.
Как оказалось, из-за изгиба озерца и побережья, заросли кустарника и ив, что рассекали место вдоль и поперёк, не позволили осмотреть всё сразу. Два товарища уже ступили близко к воде, и Морн прикидывал место для костра, когда стало ясно, что они и вовсе здесь не одни.

+4

3

Какие вещи могут быть крайне приятны для путника утомленного дорогой? Приятная просторная комната с мягкой кроватью, которая по утру ни в какую не будет отпускать? Вполне возможно. Жаркая баня, которая способна смыть даже самый толстый слой грязи и помочь расслабиться после долгого пути? Отличный вариант! Но Вивьен наткнулась на место, которое по своему скромному мнению могла назвать идеальным. Тихий водоем, вокруг которого не было видно следов человеческого присутствия. Да даже живности было не так уж и много, но в данном случае Вивьен не придавала этому значения. Она увидела свой рай и у неё было непреодолимое желание в него окунуться.
Менестрель прошлась вдоль берега, смотря на воду и оценивая место, где можно было бы остановится. В итоге выбор пал на зону где озеро образовывало небольшую заводь, заходя глубже в берег. И там-же находилась небольшая поляна, часть которой находилась совсем близко к воде и частично прикрывалась кустами. По всем критериям Вивьен было лучше начинать знакомство с неизвестным водоемом отсюда, да и лагерь потом к ночь тут будет удобно разбивать.
Возможно в условиях Долины где ночью опускается страшный туман было бы разумно сперва позаботиться о ночлеге, а уже потом развлекаться, но Вивьен думала иначе. Скинув свои скромные пожитки, среди которых выделялась арфа и избавившись от одежды, девушка устремилась в водоем. Пусть теплая пора и подходила к концу, но солнце ещё было в состоянии нагреть воду, а потому Вивьен довольно быстро начала ощущать кайф от приятной воды.
Но наслаждение было недолгим. Сперва её показалось, что она услышала чей-то голос, а после и увидела их. На берегу стояли двое мужчин и при взгляде на первого из них девушка испытала самый настоящий ужас. Его внешний вид был мягко говоря отталкивающим для менестреля, особенно в таком месте, в такой ситуации. Да они даже находились на той же поляне, где она хотела разбить лагерь!
Второй парень же наоборот сумел своим внешним видом успокоить. Белые волосы и красный цвет глаз напоминали ей саму себя. Такой же альбинос. Но схожесть в данной ситуации было не то, что могло ей помочь расслабиться. На груди у парня она увидела крест, который очень сильно напоминал ей о тех, кто верит в Свет Истинный. О них говорят, что они стремятся к чистоте души и тела, дабы спастись от тумана. Правда ли это, девушка не знала, не часто ей доводилось лично общаться с верующими, но видать наступило время для этого.
Вивьен не спешила возвращаться на берег, жутковато. Лучше было завести с ними диалог, при помощи своего голоса задать дружелюбный настрой. Она подплыла ближе к берегу, так чтобы они без труда могли различать голоса друг друга, не переходя при этом на крик.
- Доброго вечера, путники. Просто мимо путь держите иль тоже решили устроить ночлег на этой чудесной поляне? - пусть девушка и придала себя максимально расслабленный и позитивный голос, но по её взгляду, и движениям была явно заметна настороженность.

+4

4

[indent] Если кто-то полагает, что спасение души - это движение от победы над собой к новой победе - то ужасно заблуждался. Это процесс от падения к падению, поражения к поражению. Конечно хочется, чтобы было первое. Но оборачиваясь и смотря на каждый свой прожитый день, ты в принципе понимаешь, что плохого было много, а хорошего... Дай Свет, чтобы на мышиную слезу этого хорошего наплакалось. Позади - одни руины. Впереди - будущее. А Свет Истинный учит не сдаваться и начинать все заново.
[indent] Трайер все прокручивал в голове недавний диалог. И сокрушался. Конечно он сказал всё правильно, но как он это сказал! Сколько гордыни и спеси было в его словах. А уж тем более о любви и речи не могло идти. В тот момент он напоминал скорее профессора университета Натурфилософии, отчитывавшего студентов словами: "Я несу просвещение, а вы несете какую-то чушь". И после этого он называет себя посланником Света Истинного...

[indent]С другой стороны, вера в Свет Истинный никогда не была для слабых и боязливых. Ибо Свет их – пламень всепожирающий. И страшен Его гнев.

"Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я. А кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я. Не думайте, что Я пришел принести мир на землю. Не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее".

[indent]И как огонь, он может служить человеку: согревая, питая; так может и уничтожить и поглотить в яростном пламени пожара. Он дал плач, покаяние и прощение для грешников, но для отвергших его участь будет страшна. Потому что они сами избрали свой путь.
И все же мысль о том, что он отнял у жителей возможность на спасение не выходила из его головы. Хотелось посыпать голову пеплом и удавиться со стыда. Или как змею Уроборосу сожрать себя. Так выглядели муки совести. А раз совесть мучала, это означало, что он действительно поступил неправильно.
[indent]И в тоже время пришли помыслы. Мысль о том, что можно было поджечь поле, сжечь всё вплоть до домов. Трай старался не полагаться на природную магию в обычной жизни. Природная магия  - самая нейтральная. Ни добро, ни зло в отличие от колдомедицины или черной магии. Употребить её во зло или добро - определял лишь её хозяин.  Злые помыслы, похожие на стаю одержимых голодных собак. Они вцепились в Фолкера и готовы были разорвать живьем. Его и раньше мучали помыслы, но такие злые - ещё никогда. Помыслы, полные черноты и жажды отмщения. Они говорили, что те люди достойный смерти. Они убийцы. Пламя и голод - это то, что они заслужили.

[indent]"Свет Милостливый, помилуй меня грешного", - взмолился Фолкер, прекрасно понимаю, что не в силах отогнать их. Этот враг был слишком силен. И этот враг появился недавно, рожденный в его собственном сердце. Когда в одночасье небо объял огонь. Моль даже не разбирал дороги, следуя за Касом. Белый сжимал в руке крест так сильно, что если бы его пальцы могли побелеть еще раз, они бы побелели, оставляя отметины. Ему нужен был Свет и огонь. Как Туманные порождения, эти твари с неохотой расползались в стороны. На этот раз победа была одержана, но далась она бывшему послушнику с трудом. Было видно, как он взмок, а его отсутствующий взгляд очень долго не мог сосредоточиться на окружающей обстановке. Парень был мрачен, и почти всю дорогу хранил молчание.
[indent] Тьма не рождается снаружи. Она рождается внутри. Надо успеть вырвать её на этапе ростка. Иначе потом этот корень уйдет настолько глубоко, что от него человеку уже никогда самому не избавиться. Поле с тернием лучше просто сжечь как бесплодное. Погруженный в самоедство, Чудотворец безропотно позволял Охотнику вести их. Тот ориентировался в Долине исключительно по своему опыту, и у Фолкера ни разу не возникло мысли поставить этот опыт под сомнение.

[indent]- Да, прекрасное место, - согласился Трайер, оглядывая окрестности. Зелень. Водоем. - Можно помыться и постирать нашу одежду. Я этим займусь.
[indent]К нему снова возвращалось привычное светлое расположение духа. Можно было отдохнуть и расслабиться. Они никуда не торопились, ведь они не шли куда-то конкретно. Могли на пару дней разбить лагерь и отдохнуть. Комаров у воды, правда, будет больше. Но то мелочи. Настроившись мысленно на всякую мелкую хозяйскую рутину, Трайер заслышал плеск воды и обернулся.

[indent]Девушка. Не то, чтобы Трайер их совсем не встречал, но встретить девушку-альбиноса... Это было впервые! Он теперь понял, почему вызывал у жителей столь противоречивое чувство. К себе и своей странности он привык, да и в зеркала не то, чтобы смотрелся, а теперь со стороны увидел, насколько это необычно выглядит. А еще взгляд неприлично скользнул по тонкому силуэту, который отчасти скрывала вода. Узкие плечи, нежная спинка, которую облепляли такие же белые волосы. Изгиб шеи и ключицы. Миловидное юное лицо.
[indent]Фолкер ощутил, как у него начала закипать кровь. Поэтому он тут же отвел взгляд, чтобы видеть незнакомку только лишь краем глаза.
[indent]Хорош послушник... Но на фоне кривых, косых, горбатых, рябых, волосатых спин и телес, это было так прекрасно...
- Свет Истинный, ну какая прелесть! - лишь вымолвил он и улыбнулся. Действительно, она выглядела как скульптура, выточенная из мрамора. Такая же белая, аккуратная, тонкая, выглаженная. И тут же смутился, отворачиваясь и следя за тем, чтобы Морн отвернулся тоже. - Так, нам надо отойти и не смущать девушку. Да, мы планировали здесь остановиться. Вы, видимо, тоже? Мы помешали?

[indent]И вот он уже забыл, что планировал делать. Кажется, он планировал заняться хозяйством, но сейчас ему пришлось набрать в грудь побольше воздуха и прочитать молитву, чтобы унять своё страстное похотение. Мысли улетели совершенно в другую степь.

+6

5

А Кас ещё только и смотрел вдаль да в кусты, когда голос застал его врасплох. В принципе, ничего особенного, не так уж редко встречаются ходоки в этом замкнутом, проклятом месте.
- Доброго вечера, путники. Просто мимо путь держите иль тоже решили устроить ночлег на этой чудесной поляне? - но Морн чуть не пропустил суть сообщения мимо ушей. Голос был, несомненно, прелестный, только сей факт почему-то навевал не самые хорошие мысли - вот только Морн не мог вспомнить, какие. И почему у Каса всё всегда вот так? В дополнение к словам своего более нормального на вид (и то вопрос) спутника, сам Кас лишь отвесил глубокий наклон головы. С тех пор, как он наткнулся на Фолкера, завязывать разговор с незнакомцами самому ему почти не приходилось.
Собственно, красивая беловолосая девушка не то чтобы сильно волновала Морна - он лишь злился легко, и даже злость свою переносил стоически. А на прочее ему уже было всё равно, по большей части. Кас даже не сразу признал, что она же белая, как Моль - его это не так волновало. Потому что взор Каса больше блуждал вдоль берега и линий растительности, загораживающих обзор вдоль и поперёк. Удобное место, думалось Касу, как будто специально создано, чтобы ничего не было заметно с расстояния (эх, если бы он только знал тогда, как прав...). Даже следы и вещи незнакомки, где бы они ни были - а не приплыла же она, ну в самом деле! - спрятались где-то в высокой траве на спуске к озеру, или ещё где. Поругавшись немного на себя и про себя, Морн всё же бросил это глупое занятие.

- Так, нам надо отойти и не смущать девушку, - утверждал ему Трайер, как будто это кого-то волновало. Можно подумать, они сами не собираются в самом ближайшем будущем вымыться. Но Полночник, с его пугающим внешним видом-то, ничего не стал возражать, а лишь потащился со всем нехитрым скарбом в сторону так, чтобы между их новым местом для костра и водой оказалась стена кустарника в самом цвету - так, что с другого берега было бы не видно огня. Да и оттуда, откуда они зашли, тоже. Дым, правда, наверняка можно заметить и так - это если на другом берегу вообще можно что-то увидеть. Ночью, конечно, ни о чём подобном так или иначе речи идти не может, так что большой ценности в действиях Морна не было, да и пусть.
- Ставься лучше, потом одежду, - бросил он между делом Фолкеру, который явно был чем-то не тем занят. Кто-то может, конечно, взяться за мелочи вперёд более важных дел, но Полночник свою жизнь на глупости не ставил. Первым делом - стоянка, а остальное чуть позже. Если его спутник возьмёт себя в руки. Чужое согласие, ну, Полночник заранее считал его полученным, в крайнем случае такие вопросы обычно Трайер брал на себя. В самом крайнем случае... ну до него не дойдёт, наверное? Короче говоря, да какая к Туману разница?

Трава травой, а нужно умять себе место на этом зелёном ковре, чтобы прилечь потом. Прямо рядом с костром, для которого тоже нужно хорошее местечко - и кольцо вокруг, где никакой травы. Кас, быть может, и не спал ночью, и вода недалеко, но это абсолютно точно не повод давать шанс пожару. Бежать-то от него ночью будет некуда.
Жаль было лишь, что в прямой видимости не находилось никакой ценной растительности, и даже деревья были не очень подходящие для огня (потому, решил Полночник, их тут никто никогда и не рубил?). Пришлось обойтись так - отломать веток у вездесущих кустов на растопку, а дрова взять больше свои. Хотя если им повезёт - то вдруг белая девка потом вылезет из своей лужи подкинет ещё своих. Костёр-то можно и один, экономия здесь, в дикой местности, необходима. Ну а без древесины её тут всё равно не могло бы быть, разве что сама она не девушка, а очередное странное творение Туманов.
Чего-то за мелкой работой мысли у Каса становились более сварливые и мрачные. Но он не обращал внимания на такие маловажные детали. Он был больше занят тем, как узкими направленными линиями огня выжигал траву в выбранном круге-квадрате, не допуская ни возгорания, ни остатков, что могли бы послужить почвой для пожара. Трава горит легко, сгорает быстро, нужно лишь испепелять её так быстро, чтобы не получить пламени вообще. Короче, Полночник, как часто по вечерам, выплёскивал общий негатив за день на ни в чём не повинную зелень. Иногда смотрел по сторонам как общая жизнеспасающая привычка. Даже земля тут, подметил Морн, была сплошь влажная, но ничего странного в этом, конечно же, не было.

Отредактировано Кас Морн (2021-10-29 19:27:09)

+4

6

- Ааа... Да, прости,- сначала немного растерянно, но потом чуть более уверено отозвался Касу. Все же встреча с незнакомкой сильно смутила его, и он все еще никак не мог полностью оправиться от этого. Хотя один его дружище прокомментировал бы эту ситуацию глубокомысленно и иронично, с понимающим видом кивнув в довершение: "О-о-о, да вас, юноша, занесло".
И все равно, было в этом что-то будоражащее. Как... Представители одного вида двух редких животных. Встретить одного уже в естественной природе - само по себе редкое зрелище. А встретить сразу двух... Трай был заинтересован, и не мог скрыть этого. Ещё никогда его не захватывало вот так.

В отличие от представителей патремизма, он не считал женщин воплощенным нечистым злом. Исходило это из факта, что только из женщин рождаются ведьмы. Хотя публично бы, пожалуй, опровергнуть это не решил - он и так снискал себе репутацию вольнодумца. Но ведь в Солнечной Книге описано, что Лон сам благословил союз мужчины и женщины, чем подтвердил, непосредственно придя гостем на брак двух молодых. Поставил мужчину главой семьи, но с целью беречь супругу не просто как себя самого, но дорогой и хрупкий немощной сосуд, даже если на деле все выглядело обратным.
В конце концов не всем быть солдатами, монахами и священниками. Брак - это служение мирян. Умение мужчины сохранить свой брак и его чистоту, положить свою жизнь за семью - есть основная задача. Почему его, а не женская? Потому что с главы больше спросится, даже если жена невозможно сварлива. За грехи твои и похотения тебе такая жена для исправления. Так как же тогда благословенный союз мог быть опорочен одной из сторон?.. Муж да освятится женой, а жена - мужем.

"И почему я вообще об этом думаю?! Свет Истинный, прости дурака!" - он растер лицо, всё еще никак не в силах собраться - мысли то и дело норовили вернуться к прелестям юной девушки. Пожалуй, что до этого дня он мог бы если не с полной уверенностью заявить, то хотя бы предположить, что похоть над ним не имеет той силы, как над многими мужчинами. Но теперь он уже не был в этом столь уверен. И что-то как-то стало очень жарко, сердце колотилось как бешенное, гулкими ударами отдаваясь в ушах.

Теперь Фолкер прекрасно понимал назначение плетки, для смирения плоти. Если так пойдет и дальше, возможно, она ему тоже потребуется. "Да ну сколько можно, Трай!" - ругал себя в сердцах чудотворец. "Возьми себя в руки!"

Когда лагерь был поставлен, можно было начать готовиться к ужину. Фолкер улыбнулся гостье и, бросив что-то в духе "пойду руки помою" для всех, отправился к воде, предварительно разувшись. Босые ноги ощутили приятную прохладу и мягкость свежей травы. Моль спустился к воде и, опустив руку, зачерпнул немного в ладонь.
Волшебник не должен использовать магию для своего удовольствия или улучшения благосостояния. Так учит церковь своих одаренных  волшебников. Кто-то бы подумал, что, возможно, тем самым они стреножили их, но внутренне Трайер был согласен с таким положением вещей. Любые дары в первую очередь должен служить на пользу другим, будь то магия или дар к утешению. Тогда со служителей Света Истинного снимали все барьеры. Но исключительно для себя с целью улучшения благосостояния и комфортных условий, это делать запрещалось. Значит твои таланты употребятся впустую.
"Владыка мой, ты ломил хлеба с учениками твоими. И двумя рыбами и пятью хлебами накормил голодных. Прошу, если будет воля Твоя, пошли нам скромную пищу на этот вечер и накорми голодных".  В Солнечной книге описано много чудес, связанных с рыбой и водой. Хотя бы потому, что его ученики были рыбаками.

"Бросьте сети и идите за Мной, и Я сделаю вас ловцами людей".

Будь они с Касом только вдвоем, вряд ли Трайер осмелился на такую наглую просьбу. Но сейчас к ним добавился третий человек, и излишняя аскеза была неуместной. Ибо сказано: "просите, и дано будет вам".

Но пользоваться магией ему и не пришлось. Вскоре под водой показалась черная спина. Трайер аж замер, даже не дыша. Черная рыба с большой плоской головой и огромным ртом, увенчанная в довершение длинными усами, неспешно подходила к берегу. Она остановилась на расстоянии вытянутой руки и замерла, словно дразня близостью. Но могла одновременно испугаться и уйти обратно в глубину.
"Спасибо тебе, Милосердный", - белый осторожно склонился, чтобы не спугнуть рыбу, поднес ладонь к лицу и дунул,  выдувая холод и снежинки, враз вморозив рыбу в лед. Кто-то в монастыре из наставников ему говорил, что всякая тварь рада послужить праведнику, как и рыба сама рада оказаться трапезой у него за столом, парень естественно сомневался в двух вещах: своей праведности и желанию этого несчастного сома стать сегодня ужином. Поэтому когда лед сковал рыбу в свой плен, он быстро выудил тяжелую тушку, которая была по весу тянула на четыре или даже пять килограмм.

Не все же одному Морну кормить этого белобрысого ротозея. Он пришел и положил рыбу недалеко от разведённого костра. Ледяная корка на ней быстра начала таять. На ужин у них будет уха.

Отредактировано Трайер Фолкер (2021-11-19 15:54:37)

+4

7

Смотря за двумя мужчинами девушка вспомнила один немаловажный факт, что она находится в воде, а её вещи находятся на берегу. А из этого следовало, что она была слегка в непристойном виде. Пусть вода частично и прикрывала её, но не полностью, благо хоть путники попались культурные и глазеть не стали. На лице девушки появился румянец, а сама она не дала никакой ответ на их слова, лишь молча отплыла в сторону, скрывшись от возможных взоров за высокой травой.

Выходить так сразу на берег она не спешила. Приятные ощущения от теплой воды не хотели её отпускать, а вдобавок неловкое чувство её не покидало. В голове крутилась картина, как тот парнишка-альбинос смутился при взгляде на неё. Выглядел он в тот момент уж очень мило и впился в её память. Настолько, что вызвал в Вивьен целый клуб различных чувств, при том положительных.

Взгляд менестреля скользнул на небо и её глазам предстала картина в виде прекраснейшего заката, которым можно было любоваться вечность, но в данном случае он означал наступление ночи. А она даже подготовкой лагеря не занялась! Просто ужас! Осознание, что она увлеклась, смогло выгнать деву из воды. Поежившись из-за легкого ветерка, Вивьен принялась одеваться и приводить себя в порядок.

Когда она закончила и вышла из-за кустов, то мимо неё прошёл тот самый парнишка-альбинос, улыбнувшись ей. В тот самый момент она не смогла услышать его слова, ибо её мысли резко отключились. Она лишь немо взирала на того, кто внезапно ей понравился, а ведь она ещё не знала его имени! Встряхнув головой, она решила, что обязательно поговорит с ним попозже, даже не взирая на то, что он носит крест на своей шее.

- Извините за беспокойство, но позволите ли вы провести путнице эту ночь, возле вашего костра? - с небольшой неуверенностью спросила девушка у жутковатого на вид типа, что находился на уже обустроенном месте ночлега.

+3

8

Ещё было время до ночи, а у Каса всё было как положено - костёр и какой-никакой ночлег. Даже если спать он не планировал, отдых был необходим и Полночнику, в противовес прозвищу. К тому же, он и не рассказывал кому попало о своей странности больше, чем нужно.
Но Морн не питал иллюзий на предмет того, что каждый встречый обладает той же мерой благоразумия. И его не удивило, что девушка, которая явно оказалась здесь раньше них, сама стоянки не обустроила, и вместо этого пришла к его лично разведённому огню. Кас ответил лишь разводя ладони в стороны, мол, располагайся где хочешь. Собственно, встать далеко от пламени ночью никому не светило. Из людей, по крайней мере. Слыхал Полночник истории о разных созданиях, даже о таких, которые выглядели человечно, а только и делали, что заманивали путников. Сам он ничего такого не видывал, но что-то было в девушке такое. Заманчивое?
Но это не сильно волновало Морна - здесь нет ничего, что он не мог бы рассказать сам себе. Незнакомка была красива, подчёркнуто изящна, это факт, да. Но это всё было Касу и так понятно, или, во всяком случае, ему так казалось. И едва ли имело для него большое значение. Кроме того, первое время он ещё был занят. Убедиться, что всё в порядке, и так далее - в общем, ничего не мешало Вивьен устроиться неподалёку.

Но раз уж пришла девушка к костру - их костру, между прочим! - то что уж там. Сам Кас вряд ли бы ответил, задерживается ли его взгляд на ней больше прочего, или же нет. В конце концов, он то и дело смотрел по сторонам. Да и что тут странного, если незнакомка и впрямь была во всём необычна. Стоило только обратить внимание, и вдруг оказывается, что её белое... всё, выделяется из окружения - на фоне зелёной травы, или огня, или заката, придающего красный оттенок и воде, и вечным тучам на всё небо. Чёрноты грядущей ночи или даже наползающего Тумана. Даже Трай, наверное, не был так заметен, или же это собственные придумки Морна? Может, к своему спутнику он просто привык? Кас не мог вспомнить, как сам он при первой встрече смотрел на него.
Но что-то подсказывало, что не так, как на неизвестную, которая как-то да отличалась. Таких и не встретишь где попало, а если встретишь - так ещё вопрос, а кого ты на самом деле встретил. А ну как неправильная она? Не как Моль, то есть, а взаправду? Не случайно же этих беловолосых да бледнолицых опасаются. Глядишь, и правда из Тумана такие выходят - не люди, да не звери.

- Так... откуда приплыли? - Едва усевшись на отдых под конец дня, нарушил молчание Кас. В своей манере, имени он часто не спрашивал и сам первым не представлялся, но как-то обозначить диалог мог. Хотя только вернись Фолкер - и, пожалуй, Морну мало что останется сказать. Его речь, не в пример внешности, была размеренной и спокойной. Давно охотник приучился при случайной встрече говорить хотя бы мягче, чем выглядел. Но слушать всё равно умел больше.

Ещё пока пламя весело разгоралось, Морн сходил до воды. В том, что его костёр будет гореть как надо, уже давно Кас не сомневался. Быстро вымыв лицо и руки, небольшой котёлок он наполнил и поставил над огнём. В ночи крепления, случись что, пойдут на лишнее топливо. Был уже закат, так что далеко отходить опасно. Никто, впрочем, и не планировал.

Вопрос же еды Фолкер вдруг решил за него. Обычно, если чудотворец и обладал властью над всяким кустом и всяким зверем, то не ловил живности на обед. Не мог же он поймать её голыми руками, думал Кас. Его удивлённый взгляд, наверное, был не очень заметен - в конце концов, глаза Каса были белёсые и опалённые. Не любил Морн выражать удивление, но только не отрекался от него. Зато на Трайера он следом посмотрел намного более выразительно, хотя что же он выражал - и сам Кас бы не сказал. Вслух он и вовсе ничего не произнёс.
Но сколько ни смотри, работы ещё было - пока вода закипала, нужно было разрезать тушу по частям, вырезать лишнее, избавиться от чешуи. В общем, охотнику ещё было чем заняться. Привычный делать всё за себя и за спутника, Морн едва ли подумал бы искать помощи, но никогда не отказывался, когда вдруг Фолкер делал что-то полезное. А такое, надо признать, бывало часто. Если бы только полезное - вот доверять Моли резать рыбу не стоило. Опять порежется ещё, да будет себе залечивать эту несчастную царапину, что и раной-то назвать сложно. А как иначе Трай мог бы научиться, Морн и вовсе не рассуждал.

По привычке Кас проговаривал про себя благодарности духам за пропитание - Моль бы такого поведения, наверное, не любил, если бы вообще замечал. Морн всё свое держал при себе, но и привычки его не отпускали. Вот и своему привычному белому спутнику он как всегда предложил отведать - сколько бы раз Моль не отказывался от мяса, по каким-то там своим убеждениям. Кас, разумеется, сам не видел разницы в еде, да и между рыбой и мясом различия для себя не делал. Но в любом случае, не случайно он по пути всегда собирал что мог - ягоды, коренья, плоды - в общем, совсем уж голодным не останешься.
И Вивьен они, конечно, тоже не могли не предложить - вот ведь почему Трайер вдруг взялся рыбу-то ловить! В отсутствие иных забот, пока не пришло время сна, Морн спросил себя - а столовые манеры у белой девы такие же утончённые, как все её черты лица? Хотя это был, конечно, сущий пустяк. Полночник не занимался всяким бредом, что бы там за настроение у него ни было.

+2

9

Вопрос о том, приглашать ли незнакомку к общему костру или нет, Трай решил оставить на усмотрение Морна. Так уж негласно сложились роли в их небольшом коллективе, но именно он выступал их лидером, тогда как Моль всегда был на подхвате. Он лишь жестом обозначил, что не против такого соседства, оставив же принятие окончательного решения на усмотрение Каса. А спутник оказался не против. Вообще Трая тоже насторожило бы, не попав он под действие каких-то особых чар незнакомки, откуда она одна здесь оказалась.

Они, двое взрослых мужиков, не могли гарантировать того, что переживут завтрашний день, не оказавшись с перерезанной глоткой где-нибудь вдоль дороги, даже несмотря на то, что кроме кишок с них брать нечего. Пожитки их были весьма скромны. Что уж говорить про ночь... Пока стояла теплая погода, можно было позволить себе роскошь заночевать в лесу. Что будет зимой - нельзя было предположить. Впрочем, Фолкер сразу обозначил, что у него есть одно место, где они могли бы переждать зиму. Вопрос заключался только в том, что до этой самой зимы нужно было дожить. Туманные Твари рыщут в поисках жертвы.

Однако будучи в легком сладком кумаре, его мысли витали где-то в другой стороне. Твари к огню не подходят и к чужому костру не просятся. А значит не опасна. Может первое впечатление и обманчиво, но почему-то все равно подсознательно тянет расположиться к симпатичным. Особенно, если это девушка.

Вопреки устоявшемуся мнению, что разговор начнет Фолкер, этот самый разговор с незнакомкой завел Морн. Белый же немного морально устал. Морок с него уже успел сойти и охладить его горячую голову, но заводить диалог он почему-то не спешил - было ощущение, что разойдясь, он сболтнет лишнего. А задавать вопрос, который наверняка заел белую любительницу поплавать, о том, не страшно ли ей путешествовать одной, Моль не видел смысла. Да и всегда можно неосторожно задеть неприятные темы... Это ведь их, мужиков, обычно или бьют, или убивают. К женщинам Долина была еще менее благосклонной. В ведьме видели каждую первую, которая нравилась мужчинам, и умела им говорить "нет". Нет, настоящих ведьм Трайер никогда не видел, поэтому слабо себе представлял, как они выглядят. Но что-то ему подсказывало, что это был не их случай. Поэтому он лишь деловито уселся рядом с костром и подмигнул девушке, показывая, что она может расслабиться. По крайней мере, сегодня от них двоих ей не стоит ждать угрозы.

Из котелка сладко потянуло рыбой, и сразу захотелось есть. Сумерки быстро накрывали Долину, и последние лучи солнца таяли на горизонте. Кроны и стволы деревьев почернели, и, словно молчаливые гиганты, угрожающе надвинулись на путников, обступая почти со всех сторон. Над водой заблестели зеленые светлячки, и зазвенели комары над ухом. Дым костра иногда вспугивал их, но было понятно, что избавиться от них не получится этой ночью. Но мысль о комарах отгонял сладкий запах ухи, аж слюнки текли.

Налив себе в тарелку рыбного супа и положив себе кусок сома, Трай, возблагодарив еще раз Свет Истинный, только и уплетал, что за ушами трещало. Было все очень вкусно. На природе и аппетит другой. Он у себя в монастыре мог позволить себе иногда вечерами размазывать еду под тарелке и не хотеть есть. Здесь же, постоянно пребывая в движении на свежем воздухе, он нагуливал себе зверский аппетит, уже грешным делом подумывая, что мясо бы и не повредило. Быть может, когда-нибудь он дозреет до этой мысли. Ведь в Солнечной книге говорилось:

"Один верит, что можно есть все, а другой, у кого вера слаба, ест одни овощи. Тот, кто ест, пусть не презирает того, кто не ест. Тот, кто не ест, пусть не осуждает того, кто ест".

Разрешение касалось даже идоложертвенного. Того, что жертвовали духам жители Долины. Трайер все же считал, что для подобной решимости нужна своя духовная высота, которой он определенно не обладал на данный момент, а потому не решался испытывать терпение Света Истинного. Как Тот даст, так и будет. Что сейчас об этом думать? А пока он наслаждался тем, что обсасывал остатки костей и запил это все горячим бульоном.

- Спасибо! Все было безумно вкусно! - выразил он комплимент Охотнику за безусловно вкусный ужин, нисколько не покривив душой ни в каком слове.

Отредактировано Трайер Фолкер (2021-11-27 17:02:07)

+3

10

До ночи, собственно, оставалось немного. Последние минуты пролетели быстро, даже столь прелестный голос их временной - наверное - соседки не мог бы убедить время подождать. Хошь не хошь, а только совсем скоро исчез последний свет в небе, оставляя лишь пламя костра, и вокруг сплошной пеленой сомкнулся его величество Туман. Морн, конечно, уже давно к этой напасти привык, и на неё уже даже не смотрел. Не считая того, что периодически озирался в поисках всевозможных зверей, что могли бы выйти из марева по их душу. Чаще всего никто не являлся, а в этот раз так и вовсе - ни одной крупной твари вокруг этого места и не видали, одни только насекомые. Кроме, конечно, сома, которого Трайер откуда только достал. Ночью, рассудил вдруг Кас, и звери-то обычно спят.
В любом случае, и им троим пора была на боковую. Полночник лежал совсем в открытую, чтобы в случае чего вскочить - он, всё-таки, был на дежурстве. Длиною в ночь, каждую ночь - привыкаешь. Особенно когда спать всё равно не можешь. Сегодня было даже легче обычного. Как-то в присутствии новой девушки дышалось легче? Не может же это быть просто то, что у неё такой очаровательный голос? Наверняка Фолкер так и вовсе спит как убитый, проносились мысли в бессонной голове. Если уж даже Каса проняло так, что на душе легче. Несмотря на это, забываться и покидать этот бренный мир он не спешил. Отдых, да с бдительностью.

Но то ли и правда заотдыхался Кас, то ли просто... да что там, всё дальнейшее произошло потому, что на плеск воды он внимания не обращал. Да и как мог бы Полночник хоть за чем-то следить, если бы на каждый плесь оборачивался? Вода всегда в движении, остановишься у воды - будешь всю ночь слушать её когда ритмичный, когда не очень стук о берег. Нескоро, и уже в ночи, до Морна дошло вдруг, что отчего-то вода шелестит всё громче. Да и на волны это было не похоже.

Уже почти поздно, быть может, но так или иначе Кас поднялся со своего лежбища - даром, что ли, всегда готов был? Картина перед глазами была бы любопытная, если бы не была такой угрожающей. По ровному, без видимого склона, берегу, со стороны озера сплошным фронтом наступала вода, назад не откатываясь ни на шаг. Как-то она расползалась так, что на краю её было совсем неглубоко - до щиколотки и то не дотянет - да и вообще высоко не поднималась, насколько глаз видел. А глаз ещё как видел: прямо над водой даже Туман и тот поднимался повыше, оставляя какое-то пространство. Вот только на пути-то были они сами - стоянка, Морн, двое ещё спящих путников, и - самое-то главное - их костёр. Который в воде бы долго не продержался, а там и они сами - пиши пропало.

- Подъём!! - с самого Каса-то любую расслабленность как рукой сняло, а вот другим ещё только предстояло воочию узреть, что творилось. С языка Полночника слетала ругань - редкий раз, когда намеренно вслух - пока он думал, что же им, собственно, с этим делать. Без огня никак нельзя, но и устраивать тут пожар небезопасно - так и сгореть можно. А больше Морн ничего и не умел. Бездействовать выглядело худшим из двух вариантов, вот охотник и собирался с духом разжечь костёр значительно больше - управлять им уже будет не в его силах. Но для начала растормошить как мог сначала Фолкера, потом уже другую белую моль у огня.

+2

11

На природе особенно после сытного горячего ужина хорошо спится. И Трайер уже бы видел десятый сон, если бы не сегодняшняя встреча с Вивьен. От мирских людей Фолкер слышал выражение "любовь с первого взгляда", но никогда не понимал, что же это за зверь такой. И как можно полюбить человека, увидев его впервые?

Привыкший постоянно созерцать свое внутреннее состояние, стремясь к тому, чтобы оно было спокойным и стеклянным как водяная гладь без порывов ветра, он всегда знал, когда к нему приходит смятенье. И вот сегодня он не мог заснуть, потому что чувство смятенья мучило его. Девушка была прелесть, просто загляденье. Миленькая, хорошенькая. Ну и как после такого можно было уснуть беспробудным сном?

Фолкер завернулся в покрывало с носом, чтобы ему не мешали комары, и чтобы никто не видел, что ему сейчас не спится. И чтобы никто не догадался о том, о чем же он думал. А мысли его были обманно сладкие как незастывшая карамель. Отмахнуться от них не получилось даже после молитвы, и поэтому вскоре Моль обнаружил себя о том, что он думает... Его мысли нельзя было назвать непристойными, но это было что-то такое, на грани. И настолько сладким, что если бы не обязательства, которые он взял на себя, возможно бы он уже попытался познакомиться с Вивьен поближе.

Своего врага нужно знать в лицо. Бывший послушник хорошо знал, что похоть всегда прячется под личиной святой любви. Сопротивляться этому чувству сложно. Оно обольщает, желая всеми мыслимыми и немыслимыми способами получить желаемое. А, испив до конца, теряет к объекту страсти интерес. Надеть намордник и усмирить это можно только одним путем. Но это был способ для обычного человека. Был еще один... Самый радикальный. И Трайер искренне надеялся, что до него не дойдет. Это действительно жуткий и очень болезненный способ.
Но все же желание спать было сильнее разогнанной по венам горячей крови. И постепенно Фолкера сморило. Но не успел он насладиться сном, как его окрикнул Кас. Трайер распахнул глаза, а тягучую сонливость как рукой сняло. Он подскочил со своего места, даже еще не успев понять, что случилось.

Он знал, что Морн просто так его не дернет. А значит, они в опасности. Быстро стерев с лица остатки сонливости ладонью, он осмотрелся, бросая взгляд на кольцо Тумана и того, что из него могло выпрыгнуть. А потом его глазам открылось другое зрелище - на них наступала.. вода?

Увы, но никто кроме Моли не мог управлять водой. И даже он, маг, не мог дать гарантии, что у него это получится. Но времени думать и размышлять не было. В костре уже не было хороших крепких поленьев, которые, в случае чего, могли бы послужить как факелы.
- Вивьен, возьми пару веток и подожги, - это их минимальная гарантия, что если костер затухнет от воды, у них еще будет какая-никакая надежда. За Каса он не беспокоился. Охотник быстро сориентируется и сам, что ему делать, без приказов напарника. А сам он опустился на колени, достав крест, и коротко помолился. - Свет Истинный, взывает к тебе грешный и блудный сын твой из глубины тьмы. Подаждь мне прощение и силы на борьбу с тьмой.

После сегодняшнего заикнуться о своей праведности язык не поворачивался. Он и раньше не поворачивался, но сейчас Трайер видел себя самым мерзким из грешников. Но и сейчас это мерзкое отродье просило о том, чтобы Свет даровал ему силы, потому что за ним люди... И чтобы зло пробудившейся Тьмы не погубило их.

Парень шагнул в сторону воды и, подняв крест перед собой, взмахнул рукой, и словно ударив ладонью по наступающему потоку воды. - Именем Света Истинного, ты остановишься! Да исполнится воля Твоя.
И вода, словно налетев на волнорез, плеснулась и вспенилась. А затем больше не подавала признаки активности. Похоже, она действительно остановилась. - Да запретит тебе Свет твоё зло! 

Ладонь, выставленная прямо перпендикулярно земле, повернулась параллельно. Он медленно начинал откатывать и опускать фронт воды, заставляя её вернуться в привычное для себя состояние. Его ладонь медленно опускалась, заставляя воду слушаться воли своего Создателя. Но радоваться было рано. Вода сама себе не может двигаться. Кто-то или что-то, являющийся причиной её движения, был рядом. И от этого чувства Моль холодел, слабо представляя себе, что их может ожидать дальше. 

Отредактировано Трайер Фолкер (2021-12-20 17:43:55)

+2

12

Морн стоять на месте не собирался, но внимание его было не безгранично. Собирая наиболее ценное имущество обратно - не оставлять же здесь, он лишь бросал взгляды на происходящее. Пусть Трайер делает своё - у него часто получается, даже если у Полночника были большие сомнения в том, как именно. Вивьен, в свою очередь, была более сонной, разбуженная посреди ночи-то. Но и от неё был какой-никакой прок. Проблема была в том, что и дрова сейчас были необходимым материалом, что нельзя было оставить. Будь то утром, их надо было бы бросить тут же да нарубить ещё. Ночью же, ни на секунду нельзя забывать про огонь и топливо к нему. Иначе - до утра не доживёшь.

Огонь, вечная необходимость этой жизни. Каждую ночь, от незримого в вечных облаках заката и пока небо не осветлеет вновь. Морн на пару с Вивьен старался зажечь пламя на подходящих палках, отплёвываясь от пепла и дыма. Крепления, на которых ещё недавно висел котелок, для этой цели прекрасно подходили. К тому же, их стоявший в земле конец был ещё влажным - понятно теперь, почему весь берег такой мокрый - и не сгорит. У Каса была и смола, и уже готовые импровизированные факелы, и без всего этого им вообще ничего в этой ночи не светило.
Но не одним костром Полночник жил. Если не травы и листья, то уж палки-то он мог зажечь и своими силами? Вопрос лишь в том, чтобы не хватить лишку - в конце концов, не той магии он был обучен, да и как обучен - сам не знал. Но не применить все свои силы Морн не мог. Слишком много поставлено на карту. Фолкер остановил на время наступающее озеро, но разве могло этого быть достаточно?
Но Касу ещё более-менее повезло. Раз палка, два палка, гори, палка! По крайней мере ничего не спалил дотла и бесконтрольного пожара не устроил.

???

И впрямь: неизвестное, зловещее присутствие, что нависло над этим местом, так просто было не отвратить. Из неглубокого, казалось бы, озера восставала ещё одна форма - во мраке ночи едва ли можно было что-то различить. Лишь силуэт из чёрной воды, вовсе не похожий на человека,а вместо конечностей у него - длинные, тонкие псевдоподии из жидкости. С десяток их рванулся в сторону путников, немыслимо растягиваясь. Они не стукнулись, как один, о какой-то прочный барьер. Вместо этого, чем ближе водные "руки" становились, тем медленнее был их путь, по мере того, как нарастало опротивление, что оказывали чары Фолкера. В каких-то метрах от него и эти конечности застыли, как вытянутые руки, что не могут дотянуться до берега. Тогда, без малейшего звука, кроме плеска самой воды, само тело, чем бы оно ни было, начало подниматься и двигаться к ним. Кас не мог и близко угадать, что это было - хищное чудовище не плыло и не шагало, в его движении не было ни намёка на отрывность. Чёрный силуэт просто скользил по водной глади. Туман мог сколько угодно сгущаться и клубиться, но держался на расстоянии от тела из воды - то ли самый опасный хищник этого места и впрямь мог его разогнать, то ли белый дым просто избегал воды так же, как огня.

- Трай, мы уходим, - имея в виду, конечно, всех их разом, Морн тронул своего спутника за плечо, чтобы тот вставал уже, сам еле держа две палки в другой руке так, чтобы они не касались. Оставляя Белого замыкающим, как обладателя власти над водой, сам Кас встал впереди. Две вытянутые в стороны руки с зажжёнными огнями медленно отводили Туман, позволяя им шаг за шагом продвигаться - подальше отсюда. Как выбраться наверх, на холм, Морн прекрасно помнил. А вот откуда он держал в памяти, что источник света всегда должен быть на вытянутой руке в сторону от себя - хоть убей не помнил. То же, что не все могут, как он сам, посмотреть на неизвестное и повернуться к нему спиной как ни в чём не бывало, Полночник и вовсе не мыслил.

И сколько ни спеши, а еженочный белый мрак расползался крайне неохотно, пламя или нет. Да и жалкие, еле горящие огни - не пожар костра. А наваждение времени даром не теряло, и, кажется, всё-таки нашло обходной путь - буквально на ощупь. Пока разные струи воды бессильно тянулись им вслед, одна как-то просочилась в обход, и, метр за метром скользя по земле, обошла Трайера - и, видимо, и его чары тоже. Не такая простая вода была, что составляла этому порождению что, тело? Но никого это ползучее щупальце не ухватило. Кажется, Вивьен в полусонном шаге наступила на него, и монстр отдёрнул жидкую конечность?

- Моль, ты можешь как-то... распалить огонь сильнее? Разогнать эту хрень? - ведь лучше, рассуждал Морн, убраться от воды подальше да побыстрее, чем пытаться сдерживать многорукую тварь? Хотя что-то он не надеялся, что Туман так легко отступит, будь ты хоть трижды волшебник.

Кубы бросков

Вот эти два

Отредактировано Кас Морн (2022-01-07 20:14:45)

+2

13

Трайер не видел, что происходило за его спиной. Увы, магия и их враг, кем бы он ни был, требовали максимального сосредоточения и внимания к себе. Любое пренебрежение хотя бы одним фактором будет стоить им жизни. Вода, волей Света Истинного, схлынула, но предчувствие подсказывало Фолкеру, что враг скоро явит себя настоящего. Сложно сказать, испугался ли он сильней или нет, когда из темноты и Тумана к ним потянулись подобия щупалец - Моль уже и так был напряжен до предела. Из собственного страха всегда можно извлечь много полезного: например, заставить башку соображать лучше, а ноги бежать быстрей. Это не то чувство, которое всецело нужно истреблять в себе. Страх помогает выживать.

В темноте ночи не было времени и возможности получше рассмотреть существо. Верным способом будет ударить по нему первым. В отличие от простых людей, последователей Света Истинного учили не церемониться с монстрами, рожденными в ночи и Тумане. Здесь или ты, или тебя.

Продолжая удерживать на вытянутой руке крест, Моль второй рукой провел вокруг себя круг, а потом щелкнул пальцами, обрушивая на водяное чудовище серию молний. Белые всполохи света стремительными разрядами ударили сверху вниз из воздуха, озарив округу на мгновенье и дав возможность примерно оценить размеры существа, но все они ушли в воду, так и не задев противника.

- Да. - Отвечает Моль на автомате, ощутив на себе руку Каса. Несмотря на то, что они смогли выиграть время и немного задержать монстра, они всё еще его не остановили и не уничтожили. Осечка заставила напрячься. "Верная подруга" паника уже любезно ждала, чтобы оказать свои услуги и погрузить сознание в  плен хаоса и страха. Но нельзя, никак нельзя поддаться ей. Существо тем временем уже подтягивалось к своим щупальцам, и в данный момент больше всего походило на то, как черная, несоразмерно вытянутая как нить пиявка начинает обратно сжиматься обратно и утолщаться.

Фолкер встает, все еще не отводя взгляда и не снижая концентрации, как писк Вив привлекает его внимание. Краем глаза он видел, как одно "щупальце" уже проскользнуло к берегу и пыталось ухватить кого-то из них.
- Свет, помоги! - Моль вытягивает ладонь и выдувает с руки морозный поток, направленный прямо на существо. Холод тут же сковывает его щупальца, заставляя покрываться инеем и расходясь ледяной корочкой по всему телу. Рассудив, что раз это существо так или иначе связано с водой, или само состоит из нее как медуза, самым эффективным методом будет использовать эту самую воду против него. Лед основательно сковал водяное чудовище, давая мужчинам и девушке возможность отступить. Правда их продвижение было замедленно и осложнено тем, что им приходилось отступать к холму, а Туман не желал расступаться, образуя опасное небольшое кольцо. Если их вереница растянется, это кольцо между ними сомкнется и отрежет друг от друга. Фолкеру было сложнее всего: ему мало того, что приходилось двинуться спиной как замыкающему, так ещё и держать их врага под контролем. В таких ситуациях приходилось полагаться на опыт, на годами отточенные движения и жесты. Механическая память очень выручает в ситуациях, когда мысль не поспевает за телом.

Выиграв мгновенье на то, чтобы обернуться,  Моль оценил состояние своих спутников, крепость и возможность их факелов, а затем и поляну, на которой развернулась их битва. Все это время Кас предусмотрительно опасался, что лес загорится, стараясь бережно обращаться с огнем.

Разум Трая уже разворачивал в голове возможные сценарии. Если Моль действительно устроит пожар, то тогда им придется настолько туго, что спасаться от него придется в воде. Но неизвестно, кто еще поджидает их в этой самой воде помимо "медузы". Однако было одно место, где он мог безбоязненно разжечь самый большой костер, будучи  однозначно уверенным в том, что при этом никто не пострадает.

- Помоги нам, Свет Истинный, да не погибнем с беззакониями нашими, избави нас от всякого зла, и от всякие вещи супротивные! - после этих слов Трайер "бросает" жестом огонь на факел Каса, подпитывая его эфиром, но не давая пламени пожрать деревяшку, а второй рукой зажигает большой пламень над гладью озера. Пламя взревев, разгорается и повисает над водой, принимая внешний вид большого распятия, разогнавшее Туман на многие метры вокруг. По мнению Фолкера, огонь, так нелюбимый водяными существами, должен отогнать других, притаившихся в черной воде чудищ. Возможно их медуза тоже испугается участи быть поджаренной заживо и оставит путников в покое. Впрочем, как существо поведет себя дальше, Трай не брался предсказать.

Итоги бросков кубиков:

Атака молниями: -1
Атака льдом: +3
Разжигание пламени: +5

+1

14

У Морна была надежда, что всё ещё обойдётся, и ему не придётся разжигать вокруг всё так, что уже не исправить. И каким-то чудом, обошлось ведь! Светом ли, которому его спутник непреклонно верил, или иными силами, что поминал про себя Кас - но обошлось. Да что там, чудеса, что вытворял Фолкер, контролируя пламя, не оставляли сомнений, что не всё так просто с этим пареньком. А Кас ещё думал когда-то давно, много ли от него проку. Морн, которому идти всё равно было небыстро, смотрел по сторонам и видел, как гротескный чёрный силуэт медленно съёживается под огненным знамением, стараясь скрыться от него, разве что обратно в воду тварь не лезла. Чёрный лёд или чёрная вода, а только шевелиться оно уже не спешило. Это давало им время, буквально прожигая путь сквозь ночное препятствие, выйти - из этой спрятанной поляны обязательно, но Кас ещё не останаваливался, пока не поднялся обратно на холм, с которого ещё днём спустился, и не прошёл ещё добрую сотню шагов. Тут уж и выше место было - глядишь, вода и не нагрянет.

А что там за диковинное создание в озере живёт - да ну его в Туман, из которого оно вылезло. С такими лучше просто не встречаться, но если что, всегда учили в Долине, то самые страшные существа - живут только на своём месте и далеко от него не отходят. На что Морн не то чтобы рассчитывал, а только его инстинкт так подсказал, и за неимением лучшего на то Морн ставку и сделал. Да так и вышло. Ну не плавает же рыба на суше. Другой кто, быть может, ещё на карте это жутко обманчивое место отметил, Кас же разве что на карте у себя в голове. Чтобы, ежели не припрёт, даже поблизости не ошиваться больше.

Да и окромя того, рассуждать сейчас было не время. Еле подобранный инвентарь и прочее Морн быстро пустил в дело, обосновываясь на холме. Огонь на деревяшках долго не мог спасать их - хотя Свет его ведает, на что Трайер ещё способен - так что новый костёр первого дела необходимость! Это, конечно, давно было не в новинку, даже в спешке Кас его разжигал не раз. Не посреди ночи, быть может, но невелика разница. Да и посчитать коль, не так уж долго и прошло-то оно - чуть ночь, видать, и хозяин озера и проснулся. Но это всё отвлечения. Дерево, ветки, искра, пламя - и уже можно надеяться, что до рассвета все трое дотянут.

На этом приготовления, сколь бы худые они ни были, были сделаны. Остатки ужина за завтрак и так были - они всегда были, в условиях Долины распорядок дня был очень строгий. Нужен был лишь отдых, ведь по тем же причинам основную часть завтрашнего пути нужно было совершить рано. Но спать как-то после такого сразу никто не хотел. У небольшого, спешного костра - а шага в сторону в ночи и не сделаешь - других занятий было не так уж много, а эмоции от пережитого требовали высвобождения.
- Сколько брожу, а такого ещё не видывал, - отметил Кас, чувствуя если не вину, то хотя бы свою недоработку. Всё-таки это его решением Трай там оказался. А что до Вивьен, ну, быть может, она б ещё и сгинула в озере. Вот потому-то одному лучше вообще никуда не соваться и в ночи сидеть за крепкими стенами. Даже Полночник, при всех его скромных талантах, без Фолкера уже не шастал. - Думал ещё, а что зверья так мало, да не додумал. И где ты эту рыбу взял? - ответа Кас не то чтобы ждал. Он представлял уже, что услышит, и сказал-то то, что думал лишь потому, что после такого побега был не в настроении сдерживаться. Но одно событие не затмевало всех мелочей в его памяти этого дня.

Слово за слово, а всё-таки прилив сил, вызванный опасностью, сошёл на нет. Усталость взяла верх, и трём несчастным (или, наоборот, везучим - это ещё как посмотреть) путникам пристало укладываться обратно на отдых. Кас, конечно, спал не больше обычного (нисколько, значится), но и он чувствовал себя скованным дремотой, пусть и кристально сознательной. Двигаться лишний раз не хотелось совсем, но чувства были при нём - и Морн слушал мир вокруг, не желая прозевать ещё какую напасть.
Но никаких больше происшествий в ночи не было. Холодный ночной воздух разгоняло тепло костра. Полночник так и сидел но утра, отдыхая как мог. А как Туман вновь отступит, ему предстояло решать, куда же держать путь дальше.

+2


Вы здесь » Готика » Действительность » Не буди лихо, пока оно тихо


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно