Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » 03.10.?? - По личным причинам. Ну как без них?


03.10.?? - По личным причинам. Ну как без них?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Мне было горько смотреть на этот мир. Я ненавидел все. Мне ничего не нравилось. Я испытывал такую горечь и злость, какие только могут существовать на свете.

http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/30/950986.png

Весь мир провонял, кругом одно дерьмо. Единственный ответ на зло — это зло. Люди ничего другого не понимают. Только зло. Сожги человеку дом — это он поймет. Отрави его собаку. Убей его.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/30/428796.png[/icon]

Отредактировано Мур-Мур (2021-10-08 14:42:07)

0

2

[indent] ПРОЛОГ

Сперва Регис оправдывал свой интерес к маньячному вопросу исключительно делом безопасности. Он сам и его близкие входят в число потенциальных жертв: вдруг кто-то из них во вкусе местных гадов и имеет риск оказаться под скальпелем? Позже Мур признал, что интересуется по другой причине: профессиональным и тёмным нефильтрованным интересом, напоминающим бьющегося о лампу мотылька.

Один раз он наткнулся на книгу - что-то в духе автобиографии ранее живущего, а ныне казнённого, маньяка. Он напоминал Регису учёного, а не безумного зверя или психического больного. Создавалось впечатление, что он тестирует человеческие тела и собирает о них определённую информацию. Его жертвы обладали разными чертами лица и цветом кожи, каждую он крутил по-своему и у каждой крал нечто своё, начиная от селезёнки и заканчивая парой глаз. Изучал ли он обмен веществ человека? Пытался ли понять, как влияет на людей грязный воздух?

Чем больше его работ Мур видел, тем больше внутри него росла гибельная тяга к темноте и жадность к результатам исследований этого субъекта. Он представлял себе маньяка эдаким бедным учёным, который по ночам крадёт тела с кладбища, чтобы разделать их и изучить, как они работают. Только этот воровал живых людей и тестировал их, прежде чем жертвы погибали в мучениях. И сколь бы тошнотворными ни были его поступки… Возможные результаты его исследований интересовали.

По личным причинам. Ну как без них?

Причина, по которой люди вообще что-либо делают, зачастую очень проста и прозаична — скука. Беспросветная, абсолютная скука, когда вся жизнь ощущается так, словно она застыла в цементе. Серьезная проблема для моралиста, ибо со скуки совершается по крайней мере половина всех грехов человечества. В такие моменты труднее всего дается понимание того, жив ли ты еще или нет.

Так думал Регис раньше. До событий, что в какой-то мере значительно перевернули его жизнь и заставили задуматься о некоторых вещах. После измены любимого человека, душа заживала очень медленно, время от времени напоминая о себе; частые запои, срывы на случайных прохожих и медленно закипающая ярость. Боль стала его постоянным спутником, словно надоедливый маленький грызун, вгрызшийся своими маленькими острыми зубками прямо в сердце и отравляя своим существованием.

Чем дольше Мур сидел в четырех стенах, тем больше раздражение поднималось изнутри удушливой волной, затопляя сознание и подстегивая живущее внутри безумие, которое требовало утолить свою жажду. Этой жаждой была тяга к прекрасному. Создавать и созерцать, привносить в этот скучный и серый мир что-то особенное, значимое, имеющее смысл.
Приближение этого чувства было сродни тихому шепоту за спиной, что с каждой минутой все нарастал, заглушая собственный голос разума и заполняя все сознание. Первый раз было действительно страшно, непонятно, и самую малость – притягательно. В этот момент, когда ты перестаешь быть собой, отдаваясь каким-то внутренним инстинктам – он был по-своему прекрасен. Только вот последствия могли быть не столь хороши, как хотелось бы.

Его тащило на волнах собственных эмоций...

Вдохновение нахлынуло спонтанно и неожиданно, подобно свежему ветерку в знойную темную ночь. Кандидат на роль жертвы был определён сразу. В глаза бросились аристократичные черты бледного лица с выразительными глазами, сошедший с картины. Муру в тот же миг захотелось воплотить великое произведение в жизнь; мозг живо подкинул идеи и образы, картинками всплывшие в сознании, и художник едва успел схватиться за лист бумаги и карандаш, чтобы записать сюжет.

Все стоило продумать до мелочей.
От декораций, до актеров.

[indent] ЭКСПОЗИЦИЯ

Поначалу жертву нужно было подготовить. Так сказать, разогреть перед выступлением. Записки и послания, что Регис отправлял этому голубоглазому красавчику, всегда находили адресата и производили убийственное впечатление, он видел. Достать часть чужих волос, иссиня-черных и жестких, тоже не составило труда, потому что если ты хочешь быть незаметным, то находиться нужно в самом сердце толпы. Глядя со стороны на то, как его будущая жертва изводится от тревоги и беспокойства, ощутимого настолько, что даже воздух вокруг становился плотнее, Мур ощущал себя искусным кукловодом. Дергаешь за ниточки, а они танцуют. Последнее послание содержало в себе завуалированное послание. Убийца не сомневался, что юноша поймет его правильно, единственное, что его тревожило — тот вполне мог проигнорировать и не явиться на указанное место. Или, что хуже, привести с собой компанию из стражи Утёса, вот уж кто точно охотно пообщался бы с одним из новых маньяков города.

Он планирует быть одним из многих, кто пошёл по этой тропе.
Он планирует быть одним из немногих, кого не смогли поймать.

[indent] КУЛЬМИНАЦИЯ

Как говорится, лучшие хищники — самые терпеливые. Охота не любит спешку, всего один неосторожный шаг, и можно запросто упустить свою добычу. Или самому внезапно оказаться на ее месте.

На место мужчина пришел задолго до назначенного времени, чтобы занять место поудобнее, имея возможность наблюдать, но оставаясь невидимым для другого. Он заранее подготовил сцену для этого парнишки, и теперь оставалось лишь ждать, когда явится главное действующее лицо его постановки. "Сценой" оказалась небольшая площадка под одной из раскидистых лип, невысокий постамент, на котором стояла мраморная фигура — женщина, склонившая голову в полупоклоне, руки которой указывали на свободное место рядом. Поражала потрясающая детализация, с которой была вылеплена фигура, вплоть до мельчайших складок на одежде и тонких прядей волос, небрежно спадающих на высокий лоб. И только при детальном рассмотрении становилось ясно — это совсем, совсем не мрамор.

Чего-чего, а времени у убийцы, который заранее распланировал все до самых мелочей, было предостаточно, сложность состояла лишь в умении им правильно воспользоваться. Разум пуст от ненужных и отвлекающих мыслей. Охотник терпеливо ждал свою жертву, недвижимый, замерший на одном месте там, где его не будет видно, готовый просидеть столько, сколько потребуется. Одно удовольствие было наблюдать за тем, как мечется в испуге парнишка, до которого довольно быстро дошло, что что-то идёт не так, но по прежнему не способный осознать, что именно. Мур почти кожей ощущал чужой страх, густой, терпкий и липкий, паникой пропитывающий воздух и так удачно дополняющий его сцену. Спешить нельзя, четко прописанный сценарий не терпит помарок и изменений.

Чужая тревога и страх пропитывали воздух подобно сладкому нектару, перебивая удушливый запах смерти... Мур-Мур глубоко вдохнул, прикрыв на мгновение глаза, и снова взглянул на юношу, который места себе не находил и был близок к тому, чтобы просто в панике сбежать. Что ж, попытаться он, конечно же, мог. Ему совсем не обязательно знать, что все его попытки будут тщетны — он не выйдет из этого леса, пока Регис сам ему не разрешит. До тех пор он будет играть свой маленький спектакль, эдакую репетицию перед настоящей постановкой, которая ждет своего часа...

Всё в нём — от поворота холёной головки и положения тонких рук, до контраста молочно-бледной кожи с мутно-аквамариновыми глазами и жёстким волосам черного цвета — всё это выдавало человека из высшего общества, благородного и воспитанного в лучших традициях сурового Утёса. И даже в лесу одет мальчишка по прошлому статусу: рубашка из кроваво-красной ткани, светлые узкие штаны с чёрным ремешком и белые перчатки.

Регис отчетливо видел, как парнишка отшатнулся от статуи, запнулся и повалился на землю. Уже почти, совсем немного...

Д-давайте... обойдёмся без крови. - Дрожащие губы и повлажневшие глаза выдавали того с головой. Восхитительное, волнующее зрелище, но... Мур сделал шаг к нему, плавно поднимая руку и слегка проворачивая кисть в воздухе. В темноте что-то блеснуло... Мур не собирался бегать за этой пташкой по всему пригороду — он и так потратил на него достаточно времени и понемногу начинал терять терпение. Время выходить на сцену...

Ц-ц-ц. Знаешь ли ты, — убийца, ступая так же мягко и беззвучно по лесному ковру, обошел стол, — что в теле человека содержится порядком пяти литров крови? Думаю, что знаешь. В тебе, я полагаю, — внимательный взор пробежался по юноше с головы до ног и обратно, прикидывая, — будет четыре с половиной. Хочешь, мы измерим с точностью до миллилитра? — Регис растянул губы в обворожительной ухмылке, которая не сулила ничего хорошего.

Жертва не может - она слишком долго находится в состоянии испуга и её ноги подкашиваются в тот момент, когда нужно дать дёру. Парнишка пытается отвлечь его разговором, заинтересовать, вовсю пряча свой страх... Не выйдет.

Не волнуйся, ты послужишь благой цели, — вкрадчиво проворковал мужчина, в еще один шаг оказываясь совсем рядом со своей целью и опуская крепкую ладонь тому на плечо. Тонкая игла ласково, почти любовно вошла под кожу, впрыскивая в кровь быстро действующее сильное снотворное. — Твоя жизнь не имеет смысла. Но твоя смерть — будет иметь, — прошептал, склонившись к отключающемуся мальчишке и убирая прядь волос с его виска, дожидаясь, пока тот окончательно не вырубится. И только после этого забросил совсем тощее мальчишеское тельце себе на плечо да двинулся прочь от этого места.

[indent] РАЗВЯЗКА

В тот день Регис проснулся на несколько часов раньше. Ему предстояло много работы: подготовить помещение, переставить стол, убрать лишние стулья в кладовку, смахнуть пыль и выветрить лишние запахи. Всё должно быть идеально. Ведь таков его замысел.
Жертва ждала своего часа, связанная в ванной. Ведь не гоже кормить особого гостью перемороженным мясом. Молодая, бойкая дичь обладала идеальной комплекцией и индексом массы. Ни грамма лишнего жира, стройное тело, нежная кожа. Разрушитель его личной жизни, в заполненной кровью ванне.

Кулинария – это тоже искусство, которое требует отточенных навыков, тщательно отобранных материалов и, самое главное, вдохновения. Теперь, когда у Региса появился искушённый «зритель», всё его нутро было преисполнено желанием творить и удивлять. Сегодня он готовил не ради еды, но чтобы поражать, дёргать за тонкие струны души через вкусовые рецепторы.

Тонкие ломтики бекона с шипением опустились на раскалённое масло, отдавая ему весь свой насыщенный вкус и запах, взамен приобретая красивый золотистый оттенок. Рубленный на крупные лепестки красный лук добавил ярких красок и новый аромат. Но на этом кулинарный этюд только начинался. Убрать уже сыгравшее свою партию мясо, добавить муки и размешать до нежной, чуть загустевшей консистенции… И наконец, прекрасный дуэт бульона и красного вина, специально приобретённого из богатого района, рядом с местом жительства жертвы.

Мур отставил сковороду с огня и глубоко вдохнул витавшие в воздухе ароматы, прикрыв на секунду глаза. Он давно не готовил что-то подобное, на ходу вспоминая каждый свой следующий шаг. Но руки помнили куда лучше, чем это казалось голове, и результат превосходил все ожидания. Нужно будет обязательно заглянуть к тому виноделу ещё разок.

Тяжёлая глубокая сковорода заняла место на огне, постепенно нагреваясь. Кусок вырезки, тщательно отобранный для своей роли, был нежно натёрт солью и перцем, словно он не подготавливал мясо, а касался хрупкого тела любимой женщины. От таких сравнений в голове, его охватила сильная злоба, но лишь на секунду... Он действительно любил её, отдавая ей искру себя, чтобы получить от неё потом нож в спину.

Тщательно протирая сковороду после каждого этапа, Регис обжарил на ней вырезку и свежее, ещё розовое лёгкое. Как дань их первому поцелую, к мясу он решил добавить ткемали на основе абрикосов. Дело осталось за малым: собрать эту композицию в единое целое, добавить красок и украшений. Крошечные жемчужины молодого лука и яркая морковь идеально подошли и завершили этюд.

Регис задумчивым взглядом окинул результат своей работы. Не хватало мелких деталей, чтобы раздразнить вкусовые рецепторы гостьи. Для аперитива он уже отобрал насыщенный белый портвейн с нотками сухофруктов из собственной коллекции. Что же, для неё нужно было пожертвовать ещё кое-чем, что Мур приберёг исключительно для себя. Острый нож как сквозь масло прошёл сквозь печёночный паштет, отрезая тонкие, меньше сантиметра, ломтики. Ещё немного абрикосо-ягодного соуса, обладающего ярким ароматом шалфея и фруктов, сухофрукты для композиции и булочки бриошь, которые Мур купил у знакомого пекаря сегодня утром...

Вот теперь стол был готов к сервировке. Богатым выбором бокалов Регис не располагал, но сумел отыскать пару целых винных фужеров, из которых обычно угощал свою бывшую новыми достижениями в области домашнего алкоголя. Тщательно вымытые и протёртые они выглядели как новенькие. Охлаждённые бутылки уже дожидались своего часа, «плача» прозрачными слезами на стеклянных боках, небольшое блюдо с паштетом, булочками и дольками фруктов для аперитива заняло своё место, а пустые белые тарелки и приборы были готовы буквально за несколько минут до заветных четырёх стуков в дверь.

Мур выдохнул, снимая фартук и бросая его на стул рядом со своим рабочим местом, поправил воротник белоснежной рубашки и отправился встречать долгожданную гостью...

Пунктуальность во всей своей красе, любимая, - широко улыбнулся меченный, приглашающе отходя в сторону, дабы пропустить Эмилию внутрь. – Добро пожаловать в моё скромное жилище.

За работой он и не заметил, как вокруг уже стемнело, поэтому поспешил зажечь расставленные на столе свечи.

Пунктуальность — добродетель, отсутствие которой у одного вносит беспорядок в жизнь другого. Предпочитаю всегда и все делать исключительно вовремя, — мягко отозвалась девушка, шагнув за Муром в его жилище. От увиденного на столе, она одобрительно и не без восторга прицокнула языком. - Пахнет так, что можно с ума сойти. — Негромко посмеялась она, проходя за хозяином дома к столу, который уже был готов к её приходу.

Сервировка, белоснежная посуда, поблескивающие в неровном свете огней бокалы — это не уступало по качеству самому дорогому ресторану, в котором ей доводилось бывать. А от запаха еды рот сам невольно наполнялся слюной, только вот маленький звоночек тревожности давал о себе знать. Помня о том, в какой... сложной ситуации их отношения, приглашение "на примирительный ужин" показалось странным.

Мур ещё не ел себе подобных. На удивление, пока что это не вызывало ни брезгливости, ни тошноты, скорее легкое беспокойство, что вкус окажется странным. Эмилии, кажется, понравилось...

[indent] КОНЕЦ

Изувеченная, изломанная, она скорее напоминала кошмарную работу начинающего таксидермиста, чем кого-то, кто когда-то был человеком. Мур смотрел на неё сверху вниз, склонив голову на бок, и чувствовал, как в груди удушливой едкой волной поднимается раздражение. Тоненькими иголочками покалывает изнутри между ребрами и рвется наружу неровным вздохом сквозь сжатые зубы. Он не сдерживался. В его руке тяжёлый молоток. Она ещё жива. Непростительно.

Непростительно!

Непростительно означает то, чему нет прощения. Он не простит. Он обязательно найдет того, кто решился встать на его пути, потому что этот город слишком тесен для них двоих. Для них троих.

Рядом стоял его сообщник - незнакомец из портового квартала. Он сейчас тупо взирал на то, как Мур склонился над переломанным в разных местах телом, вынимая из кармана небольшой стилет. У Региса осталась ещё одна идея.

Под лучом света задёргалось её тело... Всё кончено...

- Джеки... - Регис берёт у своего помощника полотенце и медленными, сильными движениями стирает кровь с лица и рук.
- Да, сэр? - Ему хорошо заплатили. Он готов выполнять условия сделки.
- Мешки с песком принёс? - Он встряхивает грязную тряпку в руках и последним жестом проводит под веком, убирая выступившую слезинку.
- Да, сэр, и лопату. - Верный ответ.
- Третий котлован. Я буду дома, если вдруг... "Всплывут обстоятельства". Хорошего вечера. - И, чуть помедлив, добавил. - Береги себя, Джеки.

Пышные волосы, вырезанные из глазниц глаза и заляпанные кровью щеки, чёрное платье... Стоило увидеть её лицо под светом, как сообщник с бранно-неласковыми словами отвернулся, подался назад, брезгливо поморщился. В голове чужим голосом, эхом пронеслось: «глаза-то выдают правду».

[indent] ЭПИЛОГ

Утёс за две недели совершенно не изменился, все окрестности так и гудели, подобно разбуженному рою, от череды зверств. Количество жертв продолжало расти, на улицах разом стало малолюдно и даже шумные таверны притихли. Будь Мур сторонним наблюдателем, он бы обязательно выплюнул парочку ядовитых комментариев в адрес беспомощной Стражи. Но он не был наблюдателем и яда в импровизированных защечных мешках тоже не осталось.

Охотник перемещается бесшумно вдоль своего дома, выходит на балкон чтобы заполучить лучший обзор на городскую площадь. Он был неплохим свидетелем и, судя по добытой информации, убийцу смогли найти в портовом квартале.

Слабое зрение бессильно на такой дистанции, поэтому все внимание Региса нервным сгустком сосредоточилось на обонянии. От кого-то в толпе должно пахнуть кровью сильнее, чем от других. Это въедливое амбре может держаться на одежде и коже неделями, и если одеколон спрячет его от простого жителя, то от Региса подобные запахи уже не уйдут никогда.

Когда на алчущего творить снисходит вдохновение, то сложно противиться этому оглушительному зову и устоять от искушения. Но самая прелесть заключается в создаваемой художником неопределённости момента — той самой маленькой вилке вероятностей, возникающей в кульминации произведения, интриге, поддерживаемой упорно и тщательно... Кто же окажется убийцей?

По эшафоту ведут Джеки. У него, кажется, сломана рука - в допросном доме постарались...
Красота, как известно, требует жертв.
Вокруг шеи затягивают петлю, а пол уходит из под ног...

Когда его спросят, зачем он это сделал, он без зазрения совести ответит: "По личным причинам. Ну как без них?".

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/30/428796.png[/icon]

Отредактировано Мур-Мур (2021-10-08 20:55:28)

-1


Вы здесь » Готика » Осколки » 03.10.?? - По личным причинам. Ну как без них?