Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Действительность » [15.07.84] — «Сладкая ложь или горькая правда?»


[15.07.84] — «Сладкая ложь или горькая правда?»

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[html]
<link rel="preconnect" href="https://fonts.googleapis.com">
<link rel="preconnect" href="https://fonts.gstatic.com" crossorigin>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css2?family=Playfair+Display:ital@1&display=swap" rel="stylesheet">
<style>.qov{
    margin: 10px 5px 10px 20px;
    background: transparent url(https://i.imgur.com/7p28mhr.png) top left no-repeat;
    padding: 15px 1px 5px 1px;
    background-color: #cecccc;
}
.qov p {
    background: url(https://i.imgur.com/AAeuhp0.png) bottom right no-repeat;
    padding: 20px 50px 2em 20px !important;
    line-height: 120%;
    color: #181818;
    font-family: Playfair Display;
    font-style: italic;
    text-align: center;
}

</style>
<div class="qov"> <p class="qov">Сладкая ложь или горькая правда?<br>
</p></div>
[/html]

Утес • Поместье Киры • Глубокая ночь

15.07.84

http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/38/402136.jpg

Мур-МурКира

Иногда лучше не рассказывать всей правды, из лучших побуждений... Но иногда именно от этой правды зависит будущее. Он не лжец, однако Кира думает иначе.

+1

2

После визита Доминика Кира была сама не своя. Ситуация, мягко сказать, неприятная. Возможно, их встреча в будущем принесет плодотворный союз, ну или разрушит и без того не сладкую жизнь девушки.
Нет, она не была той самой «дамой в беде», которой необходимо было спасение. Скорее, она была той самой, от которой порой необходимо спасать людей.

Кира вздыхает и с тоской провожает взглядом комнату Региса. Не заходит, сторонится. Чего уж таить, девушка всерьез затаила на него обиду, убедив себя в том, что её предали. Нет, она не стала его убивать во сне, да и вреда какого-либо не нанесла ему... Ну, в каком-то роде, если не считать предшествующие пытки и питание. Обычно, первым делом Кира по пробуждению наведывается покушать, но ни вчера ни сегодня этого не произошло. Девушка тихо, словно мышка, юркнула в сторону лестницы и спешно с нее спустилась, затем завернула по коридору и направилась к другой лестнице, ведущей в её лабораторию.

Работа — то, на чем обычно Кира концентрировалась, когда ей было плохо или тоскливо. Именно работа заставляла её думать о чем-то кроме голода ну, или в данном случае предательства. Сам процесс увлекал, ей нравилось что-то создавать, применять свою магию и навыки. Не всегда правда выходило что-то нормальное, но она не останавливается на достигнутом и совершенствуется, учится на своих ошибках.

Руки девушки тряслись, концентрация ни к черту. Злится. Сжимает в руке пробирку с кровью и стекло начинает трескаться, после чего алая жидкость вытекает в ладонь.
— Чтоб тебя, — Тихо промолвила Кира и разжала кулачок, который испачкался кровью — испортила образец.
Десна начали зудеть и она вновь ощутила голод в полной его мере. Глаза налились кровью и из под губ выступили клыки. Не сдерживается и слизывает алые потеки с ладошки, буквально вылизывая все до последней капельки.
Затем цокает и швыряет с силой пробирку в стену, после чего та разлетается вдребезги.
— Да что со мной такое?! — Упершись ладонями в стол, она опустила голову и достаточно громко промолвила: — Почему я не могу себя контролировать? Достало зависеть от лжецов и чувствовать вкус предательства на кончике языка.

Сдерживает слезы и закрывает глаза, подавляя всхлипы. Кира не хочет плакать, не хочет проявлять слабости, однако... От чего же так больно? Почему она вообще привязалась к какому-то человеку? Это ведь всего лишь... еда? Какая разница, что он чувствует, казалось бы? Как и должно было плевать на его мотивы или секреты.

— Это обман... Боли нет... Это все фальшь, плакать нельзя. Слезы — удел слабых, как и чувства. Я должна сосредоточиться на работе! Ну же... Соберись.

Внутри все сжимается, Кира дрожит и обхватывает свои плечики руками, впиваясь в нежную кожу ногтями. Сейчас ей хотелось чтоб все вопросы решила другая её половина — она уж точно умеет решать вопросы, хоть и с особой жестокостью, радикально, и с трупами. Но не будет ли потом самой Кире от этого плохо? Ведь девушка решила измениться, точнее будет сказать, решила подавить агрессию в самой Хайди. Объединить личности, правда пока она не знает как.

— Черт. Черт. Черт. — Глубокий вдох и медленный выдох, она пытается успокоиться. Возможно, на все есть причины. Может следует дать ему шанс объясниться? Может не все так плохо? Кира пытается найти решение для текущей ситуации, прокручивая множество возможных вариаций исхода, однако в голову лезут только дурные мысли.

+1

3

Он молча стоит... лежит... находится в комнате. В образе какой-то вещи столе, которую сразу нельзя было заметить. Покрытый лёгким зелёным налётом золотой кубок с широкой ножкой. Тихо наблюдает за нервным монологом своей госпожи. Дрожь слишком заметна, Мур легко понимает её душевное состояние. Та стоит, чертыхается, ненавидит его. Обнимает себя и, очевидно (как думает Мур) старадает.
Мужчина банально научился закрывать свою нежную (пусть и гнилую) душонку от всякого негатива. Ещё в детстве, когда получал от отца болезненные вывихи с переломами за своё "неправильное" поведение. С течением времени ему так и не удалось понять что такое "правильно" для отца. Быть жестоким он банально не умел — это выглядело... слишком по-напускному. Коварным тоже не получалось. Ничего не выходило, но Регис быстро научился фабриковать эмоции, порой начиная делать это неосознанно. Просто в какой-то момент "Я" отходило назад, давая привычкам карт-бланш. А потом анализировал. Не то, насколько такие привычки мешают жить или как от них можно избавиться, а то, в каких моментах подобная "имитация" становилась неубедительной.
[indent]
И вот, из ряда мыслей его выводит Кира, которая встала на колени и двинулась по полу вдоль дальнего ряда полок, нагибаясь и пытаясь что-то отыскать. В самом конце её пути находится ящик с новыми колбами с кровью. Ей нужно продолжать экспериментировать и Регис бесконечно уважал её из-за этой же настойчивости. Но вот вид девушки на данный момент вызвал в нём только ехидную колкость, которую тот не смог удержать в себе:
- Удачно я сегодня в лабораторию зашёл. - Регис уже сидел на столе, а девушка тут же учуяла его запах.
Он взял книгу у себя под рукой, раскрывая на одной из закладок, делая вид, что занят, и что совсем не пялился секунду назад на пятую точку Киры, бесстыдным образом задранную к потолку.
- Кхм, прошу прощения, я случайно подслушал вас и хочу лишь сказать, что я совершенно не имею скрытых мотивов. Совершенно. Не. Имею. - Он поднял взгляд на учёную. - Я делаю это только из-за симпатии к вашей персоне - и к вашей истории. - Словно любитель красивых детективных историй, Регис упивался таким раскладом событий. - Вы мне нравитесь, я испытываю к вам... - Сухость в горле не даёт ему продолжить так уверенно, как раньше. - Ч-чувства-а... Гхк. - Сглатывает и трёт свой кадык, словно поправляя узелок галстука. - Тут дело только в вас. - Поднимает руки в успокаивающем жесте, замечая, что девушка уже начинает раздражаться (?). Пытается занять более удобное положение на столе, уже лишь облокотившись на него спереди. - Простите, если вызвал такое недоверие. Мне жаль...

off:

С соигроком договорились о таком "повороте" событий - не баньте за отыгрыш чужого персонажа.

Отредактировано Мур-Мур (2021-08-02 18:47:30)

+1

4

Кира успокаивается, подавляет нахлынувшие эмоции и решает достать еще образцы из дальнего ящика. Как вдруг, буквально в следующую секунду, ощущает знакомый запах и резко разворачиваясь, ставит ящик с образцами на стол. Скрипт зубами от раздражения, направляется в сторону мужчины.

— Ты издеваешься? — громко восклицает и рывком приближается к столу, и останавливаясь между ног Региса, ударяет ладошкой об дерево. А затем, этой же рукой больно впивается пальцами в мышцу над коленкой и продолжает: — Лжец!
Её брови нахмурились, взгляд стал наполняться злостью вперемешку с обидой, а зрачки наливаться кровью.
— Ты использовал меня... — почти рычит, а затем, соприкасаясь взглядами, зависает на мгновенье. Цокает и нервно перебирает второй рукой ткань халата. Кира услышала слова мужчины, однако, отчего-то ей казалось все сказанное лишь игрой. Он не сказал всей правды, как и не поведал ей о том, что Бертло его друг. Что мог еще утаить этот человек от доверчивой девушки?

— Ты говоришь так, будто тебе не наплевать, — она выдерживает паузу и ослабляет хватку, затем отводит взгляд в сторону и немного меняет интонацию; голос наполнился нотками печали: — ...на мою историю и на меня.
Затем вздыхает, как-то обреченно, и делает пару шагов назад.

В глубине души Кира осознавала, что не в праве требовать от кого либо отдачи или чувств. Девушка не в том положении, чтоб требовать. Она словно птичка запертая в клетке. От этого становилось особенно невыносимо и не по себе. Ощущение такое — будто кошки на душе скребутся. Да и горьковатый вкус предательства ощущался на кончике языка. От этого даже неприятно сводило живот в области диафрагмы, хотя, возможно это голод.

Вот он перед ней, буквально признается в чувствах, а Кира их отвергает? Нет, тут нечто другое, более сложное и глубокое. Она сама запуталась. Не понимает, что должна ответить. Не знает как правильно реагировать. Вдыхает полной грудью и медленно выдыхает, пытается успокоиться, чтоб не начать плакать прям перед ним. Это было бы проявлением слабости. Это не правильно.

— Я ведь узник своего голода, мной можно легко манипулировать, ведь так? Ты слишком умен, чтоб просто «по доброте душевной» мне помогать... — с какой-то горечью в голосе говорит и отворачивается. Сжимает кулачки, борется с собой.
Злость и обида. Они словно волны, накатывали и отпускали в мгновенье. Ей то хотелось плакать, то с силой стиснуть шею Региса. Или вонзить в неё клыки, утолив сильный голод.

— Я не хотела принимать реальность, это моя ошибка и только моя... Кто вообще в здравом уме согласится на такие условия?
Пыталась убедить себя в том, что сама виновата. Собственно, ей это удалось сполна.
Осталось только принять поражение. Было немного страшно. Однако, даже если Доминик и решит расследовать дальше это дело, то копать было нечего. Кира была конечной точкой, ведь она ни за что и никогда не раскроет секретов своей Госпожи, если вдруг до этого дойдет.
Регис же был связующим звеном, и убивать его Кира не хотела ни под каким предлогом. Уж слишком она к нему привязалась и вся эта ситуация ранила её.

Очередная волна сильных эмоций покалыванием отдала по всей спине и ребрам, от чего девушка даже невольно дернулась и выгнулась, сделав шаг навстречу мужчине.
— Черт, да что ж такое...
Смотрит на рогатого как-то хищно и тут же отводит взгляд в сторону.

+1

5

- Послушайте... - Его нога двигается от Киры и мужчина закатывает глаза, слушая эту балладу - вот и чего ему не спалось? Стоило же просто наблюдать за этой сценой, но только со стороны, не вмешиваясь в конфликт - именно так хотелось поступить. Чтобы на его месте оказался кто-то другой. - Я понимаю. Я тебя понимаю - как подозрительно выглядит, что появился я, зная о твоей истории, а совсем скоро появился Доминик, который расследует это дело. Но подумай сама - если бы я сдал тебя, то зачем ему устраивать показушный розыск, чтобы дать тебе время на то, чтобы принять контрмеры? Я знаю его - это правда так, но подставлять вас таким способом я бы не стал. - Говорит, пытаясь придать голосу как можно больше серьёзности.
[indent]
Он чувствует себя чертовски уязвимым - просто не может как-то выразить свои настоящие эмоции и снова решает отдаться течению; решать проблемы по мере их поступления, не думать о последствиях, стараться не угодить в ловушку.
- Я ведь узник своего голода, мной можно легко манипулировать, ведь так? Ты слишком умен, чтоб просто «по доброте душевной» мне помогать... - Он поджимает губы и перестаёт оболачиваться на стол, делает шажок к ней и берёт за плечи, в надежде успокоить. Наклоняется, оказываясь взглядом на одном уровне с ней же.
- Послушайте, леди Кира. - Начинает, смотря ей в глаза. - Я с вами только потому, что вы мне нравитесь. Я искренне хочу вам помочь и я не верю, что раз уж человек умён, то должен пользоваться этим, чтобы получить желаемое. Это... - Он не знал слова, которым можно красиво описать таких людей, поэтому просто тихо, с пропиткой из презрения и душком ненависти шепчет: - ...ничтожно. - Продолжает смотреть. Всецело понимает её, а также то, как звучат его же слова.
[indent]
Испытующий взгляд тёмных глаз изучал острые черты лица, блуждал по простой, но чистой и со вкусом подобранной одежде, пытаясь найти точку, на которой можно было бы остановится и таращится в неё, пока на него выльют новую порцию совсем небеспочвенных обвинений. Но очень сложно найти такую точку, когда твои ноги сами доносят тебя до твоего собеседника, а руки против воли обхватывают сзади и прижимают к себе, крепко обнимая.
- Не бойся. Я рядом. Я тебя не брошу. - Пытается успокоить, как может. Проницательно наклоняется ниже - к её уху - и шепчет: - Я сегодня чувствую себя хорошо. - Намекает. - Ты не ела два дня. Спасибо, что сделала это для меня.
Затем он поднимается, подхватывая Киру за подмышки и садит прямо на стол, спихивая на самый край какие-то мензурки и мелкие металлические инструменты, отчего на секунду стоит противный скрежет. Регис совсем рядом, добрый и спокойный, расстёгивает свою рубашку и демонстрирует девушке свою шею - с уже заживающими ранками, тёмными следами засосов от предыдущих "завтраков".
- Вместе мы пройдём через это. Я помогу. - Тут же густо краснеет, а сердцебиение учащает свой ход.

Отредактировано Мур-Мур (2021-08-03 02:53:54)

+1

6

+

Шепот обжигает ухо горячим дыханием. Кира поддается объятьям и немного робеет, вдоль позвоночника ощущается приятное покалывание. Она немного томно смотрит на Региса, наклонив набок голову. Вздыхает и едва тихо молвит:
— Я не ела эти два дня по глупости, или от того, что обиду затаила...
Уголки алых губ слегка изгибаются в легкой, но немного грустной, улыбке. Гнев отступает куда-то на второй план, слова мужчины действовали, как успокоительное. На удивление Кира слишком отходчивая, то ли от усталости, то ли от ноющей под ребрами боли, от сложившейся ситуации, в которой она отчего-то чувствовала себя виноватой.

Какая-то часть девушки все еще хотела выругаться, побыть ребенком, сделать больно... Возможно.
Глубоко внутри отголосками то и дело нарастали волны какого-то животного желания. Неприятно свело лопатки и покалывание распространилось под грудь. Кира поежилась. Ощущения были знакомыми, такое бывало и раньше, когда наступали приступы беспамятства, в которых беловолосая забывалась и появлялась она — Хайди. В отличие от той же Киры, эта молодая девы была более раскрепощенной и не скупилась на нелицеприятные эпитеты или сомнительного характера действа, порой выходящие за все рамки приличия, скорее аморальные донельзя, отвергающие здравый смысл. В общем — полная противоположность скромницы Киры. Её появление бы сыграло очень злую шутку. Кира испугалась.

Девушка зажмуривается и чувствует прикосновение мужских рук. В мгновенье она престала ощущать твердую землю под ногами — её подняли и усадили пятой точкой на стол. Она приоткрывает глаза и взгляд падает на пуговицы рубашки, которые в мгновенье открыли взору оголенную кожу. Кира напрягается всем телом, ощущает, как чешутся десна и неприятно увеличиваются в размерах клыки. Еще мгновень и её синие глаза налились кровью, подобно двум горящим рубинам осматривают торс и шею. Она видит пульсацию вен, по которым циркулировал нектар жизни, заставляющий сердце биться в унисон.

«Ту-дум» — Кира замирает и проглатывает слюну, громко выдыхает.   

«Ту-дум» — Всем телом подается вперед.

«Ту-дум» — Руки скользят по плечам мужчины, проводя по ключице пальцами одной руки, вторая же ложится на затылок рогатого.

«Ту-дум» — Она близко, вот уже дышит мужчине в шею и высовывает горячий и мокрый язык.

Еще мгновенье и проводит кончиком языка по вздутой вене, оставляя за собой мокрый след.
Голод сосет под ложечкой и более нет силы сдерживать свои желания. Хотелось осушить мужчину, до последней капли крови.

«Нельзя»

Замирает. Её клыки больно впиваются кончиками в кожу, и уже через секунду выступают алые капельки крови.
Невозможно удержаться.

«Сдержи свои желания, Кира!»

«— Всего лишь на миг... Я вонжу в него клыки и сделаю всего пару глотков, я смогу... Остановиться?»

Каждый раз это напоминало игру с огнем. Как сладострастны моменты, в которых ты беспамятства тонул в омуте блаженства, которое полностью окутывало тело волнами экстаза. Сложно удержаться, сложно не сорваться. Почти не возможно дать отпор своим желаниям.

Еще миг и она вонзает клыки в нежную кожу, наполняя рот горячей кровью, жадно глотает и чувствует, как горячая алая жидкость окутывает горло изнутри. Тело будто пронзают электрические заряды. Девушка запускает пальцы руки, которая разместилась на затылке, в волосы мужчины; крепко хватаясь за белоснежные пряди, немного оттягивает его голову назад. Вторая рука обнимает его за плечо.
Еще один глоток, уже более медленный, но более насыщенный.
Пора остановиться, но Кира лишь еще более жадно впивается клыками в шею. Ногами обхватывает Региса за бедра, сильнее прижимаясь к его телу. Ощущает его пульс буквально у себя в голове, кровь в ритм сердцу сама вливается в горло. Как удержаться, если он так и хочет быть съеденным?

«Пора.»

Кира делает последний жадный глоток и замирает. Затем вынимает клыки из шеи и слизывает выступившую на кожу кровь. Тяжело дышит, ей хочется еще, этого слишком мало.

Отредактировано Кира (2021-08-04 03:27:24)

+1

7

Как говорится в старой пословице - против лома нет приёма. Сейчас, в момент крепкого объятия, чувствуя чужие губы на шее, он принадлежал этой девушке. Принадлежал так же, как и мнение принадлежит публике, точно так, как человеку принадлежит книга, которую он купил. Человек не писал эту книгу, но она ему принадлежит, так же как и публика не создают точного мнения, а сливается в одну серую массу от разных идей.
Быть может, существовало какое-то дело, тайная миссия, которой Регис отдавался по неизвестной причине?..
Запах... Что-то травяное. Возможно, чай. Позже - бумага.
[indent]
- Очаровательно, - протягивает с энтузиазмом, - ты очаровательна. - Его лицо стало виноватым, будто он понимал, что этого количества крови слишком мало и выглядит как издёвка. Они всё ещё близко и Мур пользуется этим, чтобы в очередной раз показать своё отношение к Кире - гладит ту по голове. Ощущает, как учёная чуть-чуть падает на него. Может сказать, что чувствует её ритм в их общем сердцебиении. Чуть-чуть стонет, возможно от остаточного эффекта укуса. Это любовь, жизнь, красота, сила.
[indent]
Рука лежит на её пояснице, прижимая ближе. Но в какой-то момент он вздрагивает от внезапного прекращения удовольствия, от холодка прошедшего по коже. Задыхается и рефлекторно сжимает кожу девушки в ладони.
- Вот это да... - Пытается передать своё состояние. - Это... с каждым разом ты легче отпускаешь, - улыбается, - спасибо.
Мур-Мур слегка облизывает её нос и со смехом чмокает в скулу, рука на её плече немного массирует.
[indent]
Закусывает губу и сначала неловко гладит, а потом отстраняется, чтобы убрать осколки на полу. Берёт веник у стены и металлический совок. Садится на одно колено и собирает мусор. На некоторых осколках ещё осталась кровь.
- Раны серьёзные? - Интересуется между делом, выкидывая в небольшое ведро то, что собрал. - Помочь с этим?..
Мужчина оттряхивается, хлопает в ладоши. Улыбается и заводит руки за спину, сладко потягиваясь...

Отредактировано Мур-Мур (2021-08-05 13:41:57)

+1

8

Кира немного поморщилась и зажмурилась, позже стерла влагу с кончика носа хлопковой тканью рукава лабораторного халата. Затем взглянула на свою ладонь, где едва были заметны уже затянувшиеся порезы стеклом. Зажимает ладошку и вновь немного грустно вздыхает.

— Нет, все в полном порядке... — Смотрит на спину Региса, который уже убрал осколки с пола и выкинул те в ведро.

«— Черт.» — Сглатывает подступившие слюнки с немного кровавым послевкусием и аккуратно соскальзывает со стола, касаясь ногами пола. Голову больно сводит на затылке. «— Только не сейчас...»

«— Сделай это.» — Голос в голове, от которого Кире стало не по себе, принадлежал Хайди. «— Если ты этого не сделаешь, то сделаю я... А ты знаешь, что потом будет.»

Девушка вздрогнула. По спине прошелся холодок он накативших мыслей и желаний, она даже немного выгнулась. На лице отчетливо читался страх вперемешку с волнением.

«— Я сделаю, только не трогай его.» — Мысли смешиваются и от этого немного больно покалывает в висках. Нет, Хайди не взяла контроль над телом, скорее просто запугивала Киру, таким образом мотивируя её к каким-то действиям.

«— Меня достало твое нытье каждый раз перед тем, как уснуть. И эти письма, ты что, решила посвятить ему роман? Он хоть одно из этих писем получил?» — Хайди цокает, в её голосе чувствуется раздражение. «— Ты бесполезная, никчемная и жалкая девственница. Просто отдай мне полностью тело и исчезни.»

«— Нет,» — в глазах Киры появилось немного уверенности, она сжимает с силой кулачки, впиваясь в кожу ноготками. «— Это мое тело и оно принадлежит мне.»

«— Пока что,» — смех Хайди отбивается эхом в голове: «— учти, этот контроль не вечен, ты лишь оттягиваешь неизбежное. Если ты не воплотишь эту маленькую шалость, я сломаю каждую кость в его теле.»

А затем она затихла. Угроза была вполне реальной, учитывая нрав её второй личности. И благо, если обойдется все только сломанными костями... Хайди не дает шанса своим жертвам.

Кира выдыхает, достаточно громко, с дрожью в голосе. Она дрожит, буквально вся. Волнуется и нервно закусывает губу. «Разговор по душам» длился недолго, буквально несколько секунд. Удивило девушку и то, что Хайди вышла на контакт — этого она не делала несколько лет, чаще просто появлялась, когда той хотелось.

Девушка бесшумно ступает по полу и уже через пару шагов оказывается за спиной Региса, который в этот момент сладко потягивался. Она колеблется, тянет дрожащие руки к его спине и замирает на мгновенье. Затем берет волю в кулак и, развязав ленту, которой были подвязаны волосы, хватается за запястья мужчины.

— Не дергайся, или будет хуже. — Голос  все ещё дрожит, дыхание не ровное. Лента в мгновенье окутывает кожу и крепко связывает руки в районе запястий. — Я все еще безумно голодна и еле сдерживаюсь...

Затем Кира упирается лбом в спину мужчины и заводит руки над его талией, положив ладони на живот. Пальцы скользнули по оставшимся пуговицам и расстегнули рубашку до конца.
Легкими движениями она проводит кончиками пальцев, едва касаясь мягкой кожи и волосков на груди мужчины и животе. Она не понимает, что делает и зачем. От стыда и смущения тело кидает в жар.
Руки скользнули к низу живота и остановились на кожаном ремне для штанов. Девушка все еще колеблется, однако, если она этого не сделает, то накликает беду в виде Хайди. Расстёгивает ремень, а затем и пуговицу на штанах.
— П-прости... — Кира волнуется. Она вновь замерла, а затем поднялась руками выше и обняла Региса. — ... я не хочу, чтоб она сделала тебе больно.

Отредактировано Кира (2021-08-11 02:53:00)

+1

9

Регис в задумчивости пялится на изумрудное крошево стекла в мусорке, делает затяжной вдох, прогибаясь в спине и тут же ощущает тяжёлый взгляд на спине - неприятное чувство покалывает прямо между лопаток, иллюзорно и ожидаемо от кого, но очень заметно. Руки, тем не менее, убирать не спешит - даже когда их касается лента. Он отличался хладнокровием в разного рода ситуациях и мог как выждать несколько минут тишины посреди диалога, так и подождать, что решит сделать Кира дальше.

- Не дергайся, или будет хуже. - Она что, плачет? Голос обрывистый. - Я все еще безумно голодна и еле сдерживаюсь... - Или это просто попытка подавить жажду крови?
Он пытается повернутся, как тут прямо на животе появляются две миниатюрные ладони, аккуратными движениями лишая остатков защиты спереди - крепкое тело, покрытое как небольшой шорсткой, так и десятком белёсых полос шрамов.

Вот он, роковой момент, когда Регис бездействует в тотальной нерешительности и до последнего момента пытается понять - это шутка, вынужденная мера, или внезапный всплеск эмоций? В любом случае - лучшее, что можно было сделать - это НЕ пытаться понять мотивов Киры. Мужчина понимал, что та порой сама не знала, чего от себя ожидать. Да, конечно - эти нежные поглаживания и прикосновения, чуть ниже рёбер вызывали в Муре будоражащие сознание волны эмоций, но с другой стороны - действительно ли он так несерьёзной относится к учёной, чтобы поставить своё наслаждение выше её?

Довольно легко освобождается - что-то произошло с руками, те словно потеряли любые рёбра жёсткости - кости внутри - лента соскользнула и упала на пол.
- ... я не хочу, чтоб она сделала тебе больно. - "Она"? Много женщин хотели бы убить Мура.
- Кира, ты... - Он берёт её за руки в самый момент, когда та пытается отстегнуть бляху. Довольно быстро... Делает небольшое усилие, убирая их в стороны и поворачивается лицом к лицу. - Ты можешь не оправдываться. - Аккуратно и почти любовно гладит ту по голове, прижимая к своей груди, старательно натянув воротник и прикрыв часть тела, к которой она прикасалась лицом. - Пойдём на свежий воздух, ты сегодня весь день в лаборатории. - Улыбается устало, тут же убирая прядь волос с её виска. - Тебе просто нужно отдохнуть пару дней - у тебя серьёзный недосып и стресс. - Губы напрягает. - Спокойный график пару дней. Начнём сегодня же. - Распорядился.

- Не волнуйся - чтобы не случилось, с нами всё будет хорошо. - Не сразу понимает, как это прозвучало. Возможно, это было связанно с его кровопотерей, а может он нарочно вложил эту двусмысленность. - Я имею ввиду - ты не пострадаешь. Всё нормально. - На бледном лице появляется румянец, а Регис шутливо щурится. - Пошли.

Отредактировано Мур-Мур (2021-08-11 18:50:14)

+1

10

Уткнувшись носом в грудь мужчины, она медленно завела руки за его спину и обняла. Едва ощутимо ерзая носом по его коже со стороны в сторону. Глаза Киры прикрыты, она ощущает нежные прикосновения мужских рук на своих серебристых волосах. Слышит его глубокий голос, который эхом отбивается у неё в голове. Его забота в эти минуты была тем лучиком надежды, тем теми теплыми лучами солнца, которых она больше никогда не ощутит на своей бледной коже.

Ложь...

Уже ничего не будет хорошо, как бы Регис не старался в эти мгновенья подбодрить Киру — все было напрасно. Она проиграла.
Проиграла в схватке с своим вторым я. Теперь оставалось только смириться с поражением и с будущей горечью утраты. А всему виной её нерешительность и робость.

«— Пожалуйста, не убивай его.... Я сделаю все что ты захочешь, только не убивай его.» — голос в голове девушки молил Хайди, чтоб та и дальше была в состоянии сна и не пробуждалась, дабы наказать Киру за «непослушание». В ответ же Кира услышала лишь пугающую тишину. Мерзкое ноющее ощущение не покидало её ни на миг, отдавая покалыванием в диафрагме. На устах ощущался металлический привкус от недавнего приема пищи. По щеке стекла одинокая слеза, а с уст сорвался едва слышимый всхлип.
Девушка немного отстраняется и поднимает голову, смотря на лицо Региса. Во взгляде отчетливо читаются нотки печали, Кира грустно улыбается, немного наклоняя голову набок.

— Ах Регис, если бы все было так просто... Я бы с удовольствием посмотрела с тобой на свой последний восход солнца.

Сейчас она говорила про самоубийство? Ранее от неё не поступало таких отчаянных речей.
Веки становятся тяжелыми, а тело ватным. Из последних сил сопротивляется, отстраняя неизбежное на короткие мгновения. Она решительно упирается ладонями в его грудь и вырывается из объятий мужчины. Обмякшее тело тут же устремляется на холодный пол, больно ударившись коленями. Она упирается руками в каменные плиты и, не подымая головы, молвит:

— Уходи. — В голосе её отчетливо читается горечь: — Уходи, пока не стало слишком поздно. Она убьет тебя в назидание мне.

Все верно. Регис и понятия не имел с кем или чем ему предстоит иметь дело. Он походу даже не догадывался, на что подписался. От этого Кире было не по себе, по факту она обрекла мужчину на страдания и смерть.
Еще одно усилие и Кира немного отползает в сторону, а затем теряет сознание.

«— Ты правда думала, что я смилуюсь?» — голос Хайди звучал совсем близко.
Кира открыла глаза и оказалась в «красной комнате». В ужасе осматривается, ищет глазами её. Обращает внимание на тяжесть рук и ног. Переводи взгляд на конечности и понимает, что она скованна по рукам и ногам тяжелыми цепями и кандалами.

«— Что... Что происходит?» — Пытается снять оковы и громко звенит цепями. Ранее такого не было. «— Хайди, освободи меня!»

«— Вот уж чего!» — голос донесся со спины и Кира тут же оглянулась, однако никого не обнаружила у себя за спиной. «— Теперь настала моя череда играть, а ты будешь смотреть.»

Все тело пробрала дрожь, а еще через мгновенье Хайди материализовалась прям перед Кирой, хищно улыбаясь.

«— Помнишь, как в детстве мы частенько тут заседали с тобой, болтая до самого утра? Знаешь, я даже немного скучаю по тем денькам...» — Хайди попыталась изобразить грусть, но наигранность четко читалась на её лживом лице.

«— Хайди, отпусти меня!» — голос Киры сорвался на крик: «— Если ты хоть пальцем тронешь его, то...»

«— То что? Опять будешь пугать меня тем, что встретишь рассвет?» — Глаза Хайди блестели, будто два кровавых рубина: «— Больше не сработает.»

Ей будто было плевать на то, что с ними будет дальше. И в то мгновенье Кира осознала, что в глубине души её вторая мерзкая половина желает умереть... В то время как сама Кира всегда хотела жить и лишь она на самом деле думала о будущем, не только о своем, но и о том, что будет с Хайди. В отличие от безумных идей Хайди, планы Киры были направлены исключительно на благо.
Правда в том, что Кира была готова спасти даже такого монстра, как Хайди, дав ей шанс на искупление, найдя лекарство от этого безумного недуга, который лишь усилился жаждой крови.

События в «красной комнате» длились мучительно долго, в то то время как в настоящем прошло лишь несколько секунд.
После очередного язвительного выражения и угрозы, Хайди канула в темноте, а Кира осталась заперта внутри. Теперь настала водить очередь монстра.

Беги, Регис, беги.

Беги, если хочешь жить.

+2

11

- Ах Регис, если бы все было так просто... Я бы с удовольствием посмотрела с тобой на свой последний восход солнца.
Регис... С их первой встречи во прошло уже не мало, но он до сих пор не может привыкнуть к этому имени. Чужому, словно бы просто не подходящему. Впрочем, для существа с именем "Мур-Мур" рассуждать о таком - моветон. Лучше бы называли просто "эй". Правда, мужчина не подал виду, из груди вырвалось то ли шипение, то ли какой-то хриплый кашель, означающий смех. Смеяться в таких нежных объятиях дело непростое, оставалось надеяться, что знакомая успела понять, когда это веселье, а когда действительно раздраженное рычание, коего, кстати, особо и не было. После этой просьбы, какой бы странной она не была, Мур не стал мучить девушку вопросами - к чему это шапито?
[indent]
Регис опустил голову ниже, чтобы хотя бы немного оказаться на уровне глаз со светловолосой, и внимательно окинул взглядом. Выдохнул воздух  и неожиданно опал на одно колено - словно перетёк из одного положения в другое, до того плавно двигался рогатый.
Неужели состояние настолько плачевное? – В его голосе нет сочувствия, привычно-ровный тон. – Попытка вставить мозги обратно с помощью лекарств не увенчалась успехом или ты к такому сложнейшему и крайнему ходу не приступала? ...Мне было бы интере-е-есно посмотреть на обратный ход действий, – а вот здесь уже ощущаются насмешливые нотки, а сам меченный смотрит с легким хитрым прищуром.
- Уходи. Уходи, пока не стало слишком поздно. Она убьет тебя в назидание мне. - Последняя, неудачная попытка.
[indent]
Не позволяет ей упасть. И оттолкнуться тоже - крепко держит, но при этом не вызывая агрессии и боли.
В голове нет злого умысла - лишь встретив то, чего так боится Кира, он сможет помочь ей. Он обязан так поступить.
- Я знаю, что возможно не смогу сточить острые углы и сделаю только хуже. Но. Кира, - его губы шепчут той горячо на ушко. Ей некуда убежать от его слов, - борись с тем, что гложет твою душу. Если ты умрёшь - я найду себе другую девушку. - Эти его шуточки...
Они оба никогда не говорили открыто о проблеме девушки. Расплывчатые реплики, которые можно интерпретировать как душе угодно, но зачастую собеседники всё же улавливали верный путь. Можешь спрятаться и переждать. Но ты ведь этого не сделаешь, верно? Только это наскучит нам. Вынесем мозг друг другу.
- Я рядом с тобой, и пока я рядом... Я постараюсь помочь. - Мур встряхнул головой, с явной охотой поднимая ослабленное тело учёной и укладывая на кушетку, где часто лежал он сам. Рядом находились фиксирующие ремни - достаточно крепкие, чтобы удержать кого угодно... Нет, это слишком крайние меры. Он ни за что не поступит так.

Отредактировано Мур-Мур (2021-09-09 20:28:35)

+1


Вы здесь » Готика » Действительность » [15.07.84] — «Сладкая ложь или горькая правда?»