Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Действительность » [13.07.84] — «Хочешь спрятать дерево — спрячь его в лесу»


[13.07.84] — «Хочешь спрятать дерево — спрячь его в лесу»

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]
<link rel="preconnect" href="https://fonts.googleapis.com">
<link rel="preconnect" href="https://fonts.gstatic.com" crossorigin>
<link href="https://fonts.googleapis.com/css2?family=Playfair+Display:ital@1&display=swap" rel="stylesheet">
<style>.qov{
    margin: 10px 5px 10px 20px;
    background: transparent url(https://i.imgur.com/7p28mhr.png) top left no-repeat;
    padding: 15px 1px 5px 1px;
    background-color: #cecccc;
}
.qov p {
    background: url(https://i.imgur.com/AAeuhp0.png) bottom right no-repeat;
    padding: 20px 50px 2em 20px !important;
    line-height: 120%;
    color: #181818;
    font-family: Playfair Display;
    font-style: italic;
    text-align: center;
}

</style>
<div class="qov"> <p class="qov">Хочешь спрятать дерево — спрячь его в лесу<br>
</p></div>
[/html]

Утес • Межградье • Ученый квартал • Вечер

13.07.84

http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/38/95857.jpg

ДоминикМур-МурКира

Навязанный союз без права выбора и тайны, которые необходимо хранить. Она не уверена в рогатом, но у нее нет выбора. Правосудие буквально стоит на пороге. Один неверный шаг и они уже оба будут висеть над пропастью.

Отредактировано Кира (2021-07-28 12:05:03)

+1

2

«Моё тело покрыто по колени крыльями Серафима…»
«Мои грехи… Я искуплю их, от смерти избавлю их!»
«Моя душа, уже который год, стучит крылом как раненная птица...»

[indent]
[indent] Кошмары - он видел их всё чаще.
[indent]
Мужчина просыпается от непонятного шума в комнате - слишком громко хлопнула дверь его скромной комнатки, или может кто-то таращился прямо на него из темноты? Регис где-то слышал, что если вы вдруг проснулись посреди ночи, то это скорее всего от того, что за вами сейчас следят. Знают что вы проснулись.
[indent]
Единственным освещением в комнате был небольшой магический светильник, напоминающий кристалл на подставке. Он светил ярким-янтарным светом, и потому Мур перед сном выкрутил его до едва ощутимого свечения. Силуэт вторженца как раз загораживал лампу. Вот фигура подходит, занося руки, и он видит... Киру! Ну конечно же, кто ещё может настолько не уважать личное пространство?
[indent]
- Леди?.. - Мужчина приподнялся на локте и потёр заспанное лицо, подмечая, что девушка перед ним одета довольно легко - какое-то подобие пижамы, выглядящее как платье, чуть ниже колен. - Вы-вы... - Замешкался, не зная на что смотреть - на лицо своей коллеги, либо на её руки. - Снова голодны? - Предполагает, не слыша он неё ничего - та слишком стеснительная, а от того вечно действует исподтишка. То со спины вцепится, то хитростью получит желаемое - Регис слишком доверяет ей, и пока это работает.
- Только без фанатизма. - Предупреждает заранее.
[indent]
Он обещал себе, что составит ей дозированный рацион с кровью, но так и не начал работу над этим. Зарекаться опасно, особенно в ситуациях, когда нужно иметь ввиду все варианты развития событий. Маленькая оплошность или секунда расслабленности равносильна осложнениям.
- Не используйте "обезболивающее", я хочу оставаться трезвым.

+2

3

Стоило солнцу зайти за горизонт и окутать Утес вечерним оранжевым закатом, проснулась она — проблемная дева. Нет, не то чтоб она без конца и края доставляла одни проблемы, но проблем действительно от нее хватало. Кира потянулась, сладко зевая, слегка постанывая и выгибаясь, аки котенок в своей мягкой кроватке. Еще через мгновенье девушка вылезла из уютного гнездышка и пуховых одеял. Окна её комнаты были наглухо забиты уже не первый год и сама комната окутана мраком, однако белокурой соне это вовсе не мешало ориентироваться в пространстве. Кира знала тут буквально все, вплоть до того, где и когда что-то раскидала. Похоже, что и к лучшему кромешная тьма вокруг, будь тут яркий источник света, то было бы понятно, что это вовсе не скульптура загадочная, а гора одежды.

В доме прислуги не было, к сожалению последнюю сожрала Хайди, после чего родовое поместье приняло весьма мрачные оттенки. Мрачные помещения, тусклые источники света, темные шторы на окнах, которые не пускали дневной свет, паутина в местах, куда Кира не дотягивалась или не заходила, одним словом — ужас. От количества пыли можно было умереть, будь вы аллергиком, и от количества гостей в виде пауков и грызунов. С виду и не подумаешь, что такая милая леди может быть той еще неряхой. Нет, сама она была чистая и грязную одежду не носила, даже иногда занималась стиркой грязного белья, но лишь иногда, когда носить более нечего было, а нагишом разгуливать было не самой лучшей идеей.

Сложно представить, как новый гость адаптировался к этому хаосу. Но, все же его комната была куда чище и уютней, чем «свалка» Киры. Рогатый мирно спал, когда «человек науки» ввалилась не церемонясь в его скромную обитель. Хотелось есть. Очень.
Рывок и вот она уже у кровати, еще рывок и садится сверху на Региса, тянет ручки к нему отодвигая заспанное лицо на бок, открывая шею для укуса. Замирает буквально в паре сантиметров.

Ранки от предыдущих укусов еще не зажили, но смутило её не это. Капилляры вокруг ранок приобрели нездоровый синюшный вид. У Региса на лицо были признаки анемии. Болезненно-бледная кожа, синяки под глазами, да и сам он обмякший, будто неделю не спал и не ел.
Вздыхает и немного отстраняется, осматривает взволнованно.

— Не знаю о каком обезболивающем речь, но тебе необходимо лекарство. — Осознает, что он имел ввиду «особые ощущения» от укуса, от которых наступает легкое чувство эйфории, да и каждый раз для мужчины был как первый раз. Ей даже нравилось, когда Регис вздрагивал, словно девственница под натиском. Однако сегодня не тот день. За все время, что рогатый провел у нее в доме в качестве подопытного образца, она слишком часто питалась мужчиной, так и помереть недолго от сердечной недостаточности.
Горько осознавать, но Кире на ближайшую неделю, как минимум, необходимо подыскать другой источник питания, ибо терять образец не входило в её планы. Жажда мучила до боли в животе и груди, по правде говоря — именно из-за боязни убить Региса, девушка никогда не насыщалась. Слабость сопровождалась периодической болью в деснах и помутнениях, будто бы наружу прорывалась Хайди. Но она умиротворенно спала, что было удивительно. Видимо именно слабость и играла на руку Кире.

Кира близко к его лицу. Едва касается кончиками пальцев его щеки и слегка отодвигает веко, осматривая глазное яблоко. Он еще не до конца проснулся и плохо ориентируется в пространстве. Взгляд немного расфокусирован.
Дальнейшие действия преобрели немного странный характер. Она стала осматривать мужчину, естественно с медицинской точки зрения. Отодивнула верхнюю губу и осмотрела десна, затем открыла ему рот и отсмотрела язык.
— Бледные... это плохо, но поправимо.
Затем нагибается к его груди и прикладывает ухо в области сердца, вслушиваясь в ритм сердца. Немного с грустью в голосе сообщает:
— Сегодня тебя кушать нельзя, ты слишком слаб потому сегодня без нагрузок на твой организм, иначе... — она поднимает голову и смотрит ему в глаза: — я не смогу нормально проводить исследования, не хочу чтоб ты внезапно умер при очередном эксперименте.

Затем встает с мужчины, следом и с кровати, оборачиваясь, уточняет: — Лежи, я принесу все необходимое и в миг поставлю тебя на ноги. — и скрывается во мраке коридора.

Возвращается обратно в комнату буквально через несколько минут. В одной руке у нее шприц с «коктейлем», во второй колбочка с какой-то жидкостью. Медленно подходит, на лице её коварная улыбка: — Ты не бойся, все будет хорошо, это почти не больно!

Садится рядом и не церемонясь, пока тот не опомнился, вкалывает ему лекарство. Это и вправду должно помочь его телу, устранив симптомы анемии достаточно быстро, подтолкнув его организм для ускоренной выработки гемоглобина. Собственно ничего ужасного она и не сделала, напротив помогла, Регис должен был это осознать, пускай укол и был немного болючим.
Затем подносит колбочку с жидкостью к его губам: — Выпей это.
В колбочке банально смешаны глюконаты железа, марганца и меди, все это разбавлено с виноградным соком, чтоб было не так мерзко на вкус. Пахло, во всяком случае, приятно, да и должно было быть сладеньким.

+2

4

Вопреки и наперекор,
Чрез усилие и таинственный взор,
Буйств вздымается безответственный вздор.
Чрез полоски тротуарных борозд,
Опьяненный тоской и в преддверии битв,
Манией вида робеющей госпожи
Вдруг пленился страж безудержной любви.

[indent]
Ночь была красивой. Кира была ещё красивей. Лежа в россыпи беспокойных мыслей прославленный мастер меча пытался справиться с нарастающим буйством ощущений. Выходной в обществе самого себя и голодной до крови учёной — досуг исключительный и весьма непредсказуемый. Таким же сумбурным и необычным он был и для девушки, которая, пользуясь состоянием слабости Региса, взобралась на него и уже была голова укусить его в мытую шею, но тут же отстраняется. Руки ложатся выше колен учёной, просто пытаясь найти более удобное положение в пространстве. Мур-Мур послушно ожидает, пока этот осмотр кончится и он сможет снова отключится на несколько часов. Ведь у них, вообще-то, были планы. Взять пробу крови, несколько безобидных превращений...
- Сегодня тебя кушать нельзя, ты слишком слаб потому сегодня без нагрузок на твой организм, иначе... - Он задерживает дыхание, ожидая результата. Не моргая уставляется в ответ. - я не смогу нормально проводить исследования, не хочу чтоб ты внезапно умер при очередном эксперименте. - Тихо выдыхает.
[indent]
Девушка уходит и оставляет его на некоторое время одного - разбуженного и удивительно слабого. Сжимает кулак и тут же разжимает - чувствует слабость.
Ахренительно. Просто ахренительно. — Вторил он собственному возмущению, — Старость пришла что ли? Есть время и возможность жить для себя, но тебя опять тянет в какую-то... — Мужчина в резком и не прогнозируемом телодвижении запрокинул ногу за край кровати, дабы использовать ее вес и быстро подняться. - Посмотрим.
Садится на край постели и дожидается возвращения девушки. Та слишком бойкая и, кажется, уже предвкушает, как восстановит Региса до прежнего состояния и вот тогда-то напьётся. Укол довольно болючий, но терпимый - как и любой другой укол до этого. Сколько раз у него уже брали кровь? Слишком много, чтобы сосчитать. Особенно за последние пару дней. Особенно в целях употребления.
[indent]
- Выпей это. - Она слишком мила. Слишком заботлива.
- Кира... - Его рука ложится поверх её руки с колбой, удерживая миниатюрную ладошку на горлышке. Мур-Мур нависает над девушкой... В комнате темно - тут тоже были наглухо закрыты окна. Стокгольмский синдром - миф и небылица. Отчего же тогда так стучит сердце рядом с ней?..
- Госпожа Кира... - Выдыхает её имя совсем глухо, язычком скользнув по губам, а после, не удержавшись, потянулся вперёд ладонью, ловя острый подбородок учёной своими пальчиками, задирая к себе. Подаётся к ней, словно спелый плод срывая с чужих губ короткий поцелуй, попросту не устояв перед очаровательным соблазном. Через несколько секунд всё кончается и он, еле сдерживая довольное тяжёлое дыхание ослабляет хватку на колбе, удерживает за донышко и берёт сам. За несколько глотков выпивает, чувствуя неприятный металлический привкус, даже сквозь сок - словно монетку облизал.

Disclaimer

Меня разбудили в полночь, чтобы написать этот пост. Все имена персонажей вымышлены, точно так же, как и их авторы. Ваше мнение не учитывается, просьба выражать недовольство в исключительно суицидальной форме.

Отредактировано Мур-Мур (2021-08-01 00:54:01)

+2

5

Мокрое касание и горячее дыхание — первое что ощутила девушка на своих губах. Глаза распахнуты в удивлении, она искренне не понимает, что только что произошло. В груди больно сжалось и она робеет, затем зажмуривается. Пальцы мужчины касаются подбородка. Её давно не целовали, очень давно, она уже и успела позабыть, каково это. Последней, кто касался её губ — была Госпожа.

В голову приходит только одно — возможно он бредит? Возможно он думает, что ему это снится? Зачем он поцеловал девушку? Кира искренне считала, что Регис преследует какие-то определенные цели, и полагала, что он чисто «терпит» девушку, чтоб достигнуть желаемого. Иначе зачем он терпит все эти эксперименты и укусы, которые осушали его, словно бутылку вина?

А возможно, это благодарность за проявленную заботу? Неужели мужчина именно так проявляет её? В любом случае — это было внезапностью, Кира не знала как правильно реагировать на подобное. Регис выпил содержимое колбы и все это время Кира молча наблюдала. Затем, она робко тянет руку к пустой склянке, забирает и отставляет в сторону, на прикроватную тумбу.

— Регис, зачем ты поцеловал меня? — в её голосе наблюдаются нотки волнения, она отводит взгляд в сторону: — Я ведь кровожадный монстр, разве у тебя нет желания избегать меня?

Затем она вновь переводит взгляд на него, встает с кровати, делает пару шагов и замирает напротив мужчины, делает шаг вперед и останавливается между его коленей. Руку кладет ему на подбородок и немного приподнимает вверх.
— Я дитя ночи, я несу лишь смерть, ты ведь это понимаешь? — тянет его к себе кончиками пальцев: — Ты все еще уверен в своих желаниях?
Вторая рука ложится на кончик его рога и проводит по всей длине, вплоть до лба, кончиками пальцев, а затем по виску спускаясь к скулам.
— Все еще хочешь меня целовать? Я ведь могу убить тебя, ты даже не успеешь понять, что пришел конец... — она близко, буквально в паре сантиметров. Палец со скулы скользит к его губам и останавливается посередине, немного оттягивая нижнюю губу вниз. Ощущает слабый запах винограда, а затем, как-то немного грустно улыбается и отстраняется, делая пару шагов назад. Её руки дрожат и она вновь отводит взгляд. Сдерживаться сложно. Кира глотает подступивший к горлу ком и едва слышно говорит:

— Сегодня у меня много дел в лаборатории, если будешь чувствовать себя получше, спустись вниз, пожалуйста, кое-что проверим.
А затем она выходит в открытую дверь. Девушка не хотела обидеть Региса, скорее просто не хотела сожрать потеряв контроль, потому и решила заняться тем, что могло бы хорошенько отвлечь.
Голод. С каждым днем он все более невыносим и с каждым разом все сложней сдерживать себя.

Отредактировано Кира (2021-08-02 15:48:33)

+1

6

Если бы паутину лжи и интриг, окутавшую Утёс, можно было сорвать – Доминик сделал бы это не задумываясь, окунул бы руки по локоть в кровь, только чтобы дотянуться до тех, кто эту самую паутину плетёт.
Но все прядильщики попрятались по своим норам, заставляя мучительно себя искать, а сама паутина сделана отнюдь не из шелковых нитей: запустив в неё руки, рискуешь безвозвратно увязнуть. И пускай для этой паутины, развешанной по затхлой и пыльной комнате Утёса, Бертло был отнюдь не мухой, сейчас он чувствовал, как с каждым днем теряется в бесконечных её хитросплетениях.
Он знал это заранее; знал, что это дело связанно не просто с преступным миром – за ним стоит нечто большее. Стараниями Доминика обычная преступность не доходит до властей – да, порой идет от них самих, но никак не наоборот.
Но за разгадкой этих несчастных, - по меркам Утёса, само собой, - пяти трупов Доминик гоняется уже не первый год, лишь сейчас начав осознавать, что упустил момент. Время не щадит никого и ничего, и сейчас задача развязать клубок этого преступления кажется невозможной.
Доминик понимал это, потому и обратился к своему старому, - местами не дружному с законом, - знакомому, надеясь, что тот имеет больше шансов до чего-то докопаться.
Однако, по всей видимости, паутина засосала даже его: иначе бы Бертло сейчас не шел по неровным брусчаткам Ученого квартала, пытаясь найти нужный проулок.
Казалось, что злосчастное поместье было будто специально запрятано – или, быть может, капитан просто редко бывал этом районе Межградья?
Люди науки явно не тяготели к мелочной преступности. Даже стражи в этом квартале было куда меньше, чем обычно; однако это не значило, что преступность отсутствовала: самые запутанные, сложные и порою бесчеловечные преступления происходили именно тут, на улицах, а чаще под улицами Ученого квартала.
И сейчас именно такое дело почти безуспешно пытается расследовать Бертло, пускай оно даже близко не связанно с тем, что обычно тут ищут. Пожалуй, подобная резня скорее свойственна Портовому кварталу, и Доминик был уверен: погибли бы все где-нибудь в канализации, и о деле забыли бы через пару дней.
В конце концов, в Портовом квартале мало тех, о чьей смерти Бертло будет жалеть.

«Даже грустно, что я не в портовом квартале»
Капитан стоял у увесистых дверей поместья, снаружи казавшегося заброшенным – и только тусклые отблески ламп в окнах говорили о том, что здесь кто-то живет.
Согласно данным: фамильное поместье, с той лишь оговоркой, что фамилии уже нет. Сирота, одиноко живущая в Ученом квартале, на счету которой массовое убийство. Было бы отличным сюжетом для истории, если бы Доминик их писал – но, к сожалению, он их лишь расследует.
Стук в дверь – громкий и настойчивый, выверенный годами и сразу дающий понять, кто на пороге.
Доминик потирает руку и смотрит на карманные часы, очень надеясь, что ему откроют.
Ломание двери совершенно не входило в его планы.

+3

7

Ох, ну и гадость. Отводит голову в сторону, в коротком позыве сплюнуть, но сдерживается. Прямо перед ним останавливается Кира и говорит, как всегда, немного на повышенных тонах.
Регис, зачем ты поцеловал меня? - Он отрицательно кивает, очень медленно, сам не понимая - просто захотел и сделал, а о возможных последствиях решил не думать.
Я ведь кровожадный монстр, разве у тебя нет желания избегать меня? - Снова отрицательно кивает.
- Нет, конечно нет. Вы очень интересная личность, госпожа Кира. - Его зубы тихо щёлкают друг о друга. Быстро моргает и старается смотреть куда-то в пол, но тут его берут за подбородок.
От напряжения и задранной головы снова болит шея. Такой дискомфорт...
[indent]
- Я не желал вас обидеть. - Оправдывается. Головой не двигает, но щурится, чувствуя, что совсем не может (?) не смотреть в её глаза.
Я дитя ночи, я несу лишь смерть, ты ведь это понимаешь? - Он весь напрягается и расслабляется одновременно.  Хрен бы с ним, что Мур-Мур раздразнил её и нарывался на пассивную роль в научной деятельности. Хрен бы с его характером. Но разве может он отказаться от того, что сделал? Конечно же нет! - Ты все еще уверен в своих желаниях? - Такие решения всегда даются тяжело, как будто программа в голове рассчитана не под подобные вычисления.
Регис расстроенно выдыхает, сообщая: - Уверен ли я в своих желаниях? Это всё, что мне нужно?.. - Ждёт, набирая достаточно воздуха в глотку, и только потом говорит. Создал драматическую паузу на ровном месте, засранец. - Я уверен. Полностью.
[indent]
Шумно сглатывает и пытается не дышать — Кира не отстраняется, пару секунд в комнате висит напряженная тишина — нервы натягиваются в струнки. Тоненькие. Чужая рука обхватывает рог и проводит от самого кончика, до лба Мура, заставляя того неясно простонать и вздрогнуть всем телом - нервы под толстой коркой мимолётно зудят, словно распирая чёрную материю вокруг. На лице Региса играет нервная усмешка, как от щекотки - она вынужденная. Его заставили улыбаться.
Все еще хочешь меня целовать? Я ведь могу убить тебя, ты даже не успеешь понять, что пришел конец... - Мужчина уже не обращает внимание ни на что вокруг - ни на какой-то шум за окном, ни на щемящую боль в груди. Молчит.
Всё выглядит как трагичный финал, который поставит точку. Ему срочно нужно что-то сделать, чтобы всё не пошло прахом.
- Сегодня у меня много дел в лаборатории, если будешь чувствовать себя получше, спустись вниз, пожалуйста, кое-что проверим. - Она уже хочет покинуть его комнату, как тут ощущает давление в спину и сила, в виде Региса, разворачивает девушку. Вжимает в дверной косяк, ладонями удерживая за плечи. Фиксирует надёжно и...
Их лица быстро приближаются на опасно близкое расстояние, а губы соприкасаются. Десятки секунд Регис ощущает тепло чужих рук на своей коже и горячее дыхание на скулах; влагу у рта и напористые движения внутри. Веки немного слезятся от нехватки кислорода.
Чувствует, как коленом задевает её ногу... Наклоняет голову, углубляя страстный поцелуй...
[indent]
Но если что-то может пойти не так - оно именно так и пойдёт. Грохот в дверь, будто тараном пытаются выбить. От такого резкого шума Мур чуть не прикусывает себе язык и, чувствуя досаду от необходимости прервать этот момент, отпускает девушку. Он, чёрт побери, влюбился в неё.
[indent]
Нужно отметить, что она всё ещё стояла в одной лишь лёгкой ночнушке, отчего вид совсем походил на какую-то античную богиню.
- Я открою, а вы идите оденьтесь, не торопитесь... - Гладит по скуле двумя пальцами и, схватив в стула рядом свою чёрную жилетку, остановился неловко перед Кирой, застёгивая пуговицы. Через сто ударов пульса он уже стоял внизу, немного взволнованный таким ранним (?) визитом. Открывает дверь и, пару секунд смотря в лицо своему, наверно, лучшему товарищу... Не смог сдержать нервный смешок.
- О-о, Бертло! Как я рад тебя видеть. - Тянет руку для приветствия...

+1

8

В мгновенье ока Кира оказалась прижатой к твердому дереву спиной.
— Что ты... — не успела она договорить, как оказалась во власти страстного поцелуя. — ...делаешь.
Вначале попыталась отодвинуть мужчину, но он лишь проявил напористость и сильней прижался, оказавшись в итоге в объятьях Киры.
— Не могу, это слишком для меня... — голова идет кругом. Поцелуй слишком горячий, он пробуждает желание и какое-то странное влечение. Еще мгновенье и Кира вот-вот утратит толику рассудка, отдавшись на волю случая и погрузившись с головой в омут страсти.  Уже не понимая, что происходит во круг, она ощущает горячее дыхание и то, как его сердце колотится в груди.
...и что-то мокрое на щеке. Слеза?
Кира чувствует его язык, горячий, слишком влажный и немного с привкусом железа от недавно выпитой жидкости. Ощущает, как теряет контроль над своей волей, поддаваясь страсти. Боится утонуть в ней или раствориться без остатка. Ещё немного и это может пересечь черту. Ещё немного и она точно не выдержит. Сложно побороть желание человеческой крови, когда ты возбужден.
Больно защемило в груди. Кира поддается порыву и лишь сильнее выгибается грудью вперед, обхватив мужчину одной рукой за шею, делая поцелуй еще более глубоким, чувственным и...
Все внезапно заканчивается.

Стук в дверь буквально спустил на землю. Кира опешила и залилась краской, насколько это возможно, в панике отводя взгляд от Региса. Ей стыдно. Не удержалась и поддалась, что было не в её стиле. Все тело пульсировало и было немного ватным. — Что происходит?
Не о конца осознает ситуацию и оборачивается на громкий стук. У неё не было гостей уже оооочень давно, потому такой визит был скорее странным, и настораживал.
Мужчина окликнул Киру и предложил одеться, во всяком случае поприличней, а то неправильно пойму. Она кивает головой и быстренько удаляется по направлению своей комнаты.
Залетает и мигом захлопывает после себя дверь. Тяжело дышит. Её глаза алые, словно кровь. Кира сжимает ткань шелковой сорочки в области груди.

— Что я наделала? — На глазах выступили слезы. Дева мигом вытирает их рукой и, помотав головой со стороны в сторону, прогоняет плохие мысли прочь. — Не время на самобичевание.
Кира зажгла магический кристалл, который тусклым оранжевым светом окатил её комнату. Тяжело вздыхает, осознает, что из свежей одежды только лабораторный халат. — Зараза.

Прикрывает глаза и садится на край своей кровати.

— Какая же я бестолочь. Госпожа бы меня засмеяла... Придется выйти в амплуа ученного.

Через мгновенье она уже натянула на себя хлопковый белый халат и спешно, перебирая босыми ножками, направилась к лестнице. Застыла, на мгновенье, учуяв на пороге незваного гостя. Затем юркнула по ступенькам вниз и, прижавшись к стене, тихонько стала побираться к входу. Принюхивается и нервно сглатывает, а затем, набравшись смелости выглядывает из-за спины Региса.

— Вы кто, уважаемый? — внимательно осматривает гостя и не сводит с него взгляда. Ведет себя максимально спокойно и сдержано. И, мягко говоря, не понимает, что происходит.

+1

9

Доминик оборачивается, замечая, что луну затянуло что-то слишком густое, чтобы быть облаками.
«Туман? Рано, однако ж»
Мысли прерываются скрипом двери, и развернувшись к, предположительно, хозяину квартиры, Бертло застывает в немом вопросе. Лицо капитана сохраняло спокойное выражение лица, но для Мура, давно знавшего Доминика, было не трудно прочитать в его глаза смесь удивления, непонимания и… злости?

- О-о, Бертло! Как я рад тебя видеть.
Мур прервал тягостное секундное молчание веселой фразой, но Бертло не успел расслышать её достаточно точно для того, чтобы определить, искренне ли она была сказана.
В прочем, капитан сильно в этом сомневался.
Доминик пожал протянутую руку, рукопожатием чуть более крепким, чем обычно – хотя, казалось бы, рука у капитана была и без того крепкая.

- Хотел бы я сказать то же самое, - на мгновение запинается, понимая, что его друг в комнате не один, - Регис
Чутье не подвело – еще секунда неловкого молчания, как вдруг из-за спины Мур-Мура показалось молодое, почти детское лицо, удивленно взирающее на капитана. Бертло не глядя оправляет манжет рубахи, без тени смущения разглядывая девушку, но, справедливости ради, не опускаясь взглядом ниже лица.
В прочем, кроме лица капитану ничего и не нужно: правильные черты, яркие губы, кажущиеся почти алыми на фоне бледной кожи, серебристые волосы и, наконец, глаза – все это мгновенно отпечатывается в памяти. Подобная внешность слишком экстравагантна, чтобы её забыть, и Доминик уверен, что эту девушку он различит в любой толпе.
Но тайно надеется, что искать это лицо ему больше не придется.
Регис вновь ловит на себе красноречивый взгляд, говорящий о том, что Доминик чем-то не доволен; пожалуй, Муру будет не трудно догадаться, чем именно.
Не проходит и мгновения, как Бертло возвращается глазами к девушке, без труда заглядывая той в зрачки.
Но действительно ли без труда?..

- Доминик Бертло, капитан городской стражи Утёса, - лишь кивает, не видя необходимости доставать документы. Его знает в лицо почти каждый гражданин Утеса, а единственный человек, способный это лицо украсть, стоит сейчас перед ним и держит дверь.
От этой мысли Бертло на мгновение стало интересно – стал бы он налаживать отношения с Муром, если бы они не стали друзьями?
Или от существа столь опасного было бы проще избавиться?..
В прочем, Доминик и сам был опасным существом. И единственной, о ком он не мог судить, была девушка, удивлённо сейчас на него взирающая. В её взгляде было что-то, что Бертло не мог уловить – и это его раздражало.
Доминик слишком привык всегда докапываться до истины.

- Госпожа Кира, верно? Я здесь, чтобы задать вам несколько вопросов, – хотелось бы сразу дать ясность о том, что она проходит как минимум свидетелем в деле об убийстве, но Бертло временит, не желая портить настроение присутствующим столь скоро.
Он вновь смотрит на Мура, ясно давая понять, что к нему у него тоже есть вопросы. Доминик очень надеется, что ответы его устроят.
У него слишком мало людей в Утесе, которым он может доверять.
И он не хочет потерять еще одного.
Но это все позже; Доминик кашляет в кулак, нарушая в который раз образовавшуюся тишину, и вновь смотрит на хозяйку дома – на этот раз взглядом, куда менее изучающим и куда более дружелюбным.

- С вашего позволения, я не хотел бы вести беседу на улице. Ночь сегодня холодная.

+2


Вы здесь » Готика » Действительность » [13.07.84] — «Хочешь спрятать дерево — спрячь его в лесу»