Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Новая сделка


Новая сделка

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[82 год, 10 день месяца Засыпания Ночи]
[Утёс, Драгоценный квартал, салон «Порочная Долина»]
http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/7/257862.pngАда Кроули, Доминик Бертло

«Одно единственное правило: заключил сделку – следуй ей.»

Отредактировано Ада Кроули (2021-08-01 22:14:06)

0

2

Третье число месяца Засыпания Ночи

Доминик завершает подпись размашистым росчерком и кладет очередной лист в стопку, к этому времени уже внушительную. Протирает глаза, косясь на массивные часы с маятником - они показывали еще только пол десятого.
Со страдальческим выражением лица возвращается взглядом документам, медленно макая перо в чернильницу.
Доминик, кажется, никогда не привыкнет к бумажной работе. Особенно учитывая тот факт, что с каждым годом её становится только больше.
Когда предыдущий капитан, спешно смещенный с поста тогдашним правительством, говорил Доминику, что «с великой силой приходит и великая ответственность», Бертло воспринял эти слова уже немолодого служащего как своеобразное наставление.
Теперь же капитан понимал, что это было неприкрытое, мерзкое издевательство, ибо вместо великой силы Доминик получил каждодневную обязанность гонять болванчиков строевым, а вместо великой ответственности, - даже смешно! – стал ответственным за подписание всех прошений к страже.
И одному Свету Истинному известно, почему население столь активно обращается именно к хранителям правопорядка. Бертло пару раз всерьез задумывался о том, что большинство жителей Утеса не образованны вовсе – иначе нельзя было объяснить тот факт, что минимум треть из прошений к страже перенаправлялась прямиком в судебное ведомство. 
- И какие идиоты все это пишут?.. – задает капитан вопрос сам себе, откладывая очередную бумагу, увенчанную отказом и крупной росписью.
В дверь стучатся.
- Войдите, - отвечает Доминик, спешно возвращая на место уже взятый лист бумаги, и задумчиво смотрит на дверь. Та отворяется почти бесшумно. На пороге оказывается молодая служанка, тут же скромно, но учтиво кивая.
- Сэр Бертло, вам посылка, - под утвердительный взгляд капитана она проходит к столу и кладет на его край бутылку вина, - только что передали.
- Очень интересно, - мыслит вслух капитан, беря бутылку в руки и мозолистыми пальцами извлекая чересчур мягкую ленту.
- Спасибо, - поднимает взгляд, еще раз кивая служанке, - и, будь добра, сделай мне кофе.
Девушка неслышно удаляется, прикрыв за собой дверь, и Доминик возвращается взглядом к бутылке, все это время лежавшей в руке. Тут же в его глазах видится некоторое смятение, когда он читает надпись «Вино братьев Сариоли, урожай 72-го года».
- Очень интересно, - повторяет собственную мысль, откладывая бутылку и открывая ящик стола в поисках канцелярского ножа. Казалось бы, простое письмо - но оно способно подарить куда больше смятения, чем орава бандитов под собственными окнами.
В конце концов, бандитов под окнами Доминик находил уже не раз, а вот писем, доставленных с бутылкой вина, - очень не дешевого, к слову, вина, - еще не получал никогда.
Остро заточенное лезвие проходит по кромке конверта, и капитан надавливает на его края, позволяя письму вылететь на стол. Вместе с ним вылетает и небольшая карточка, красиво оформленная и увенчанная аккуратной витиеватой подписью.
Расшифровка подписи находится в первой же строчке письма.
«Ада Кроули, значит». Это имя он определенно слышал: некоторое время Доминик разглядывает выведенные красивым почерком буквы, пытаясь вспомнить, где же именно. Память подводит капитана, и он возвращается глазами к содержанию, быстро пробегая взглядом по письму. Будто бы желая проверить, все ли он правильно понял, читает еще раз, и на его лице вырастает сдержанная ухмылка.
Сдержанное смятение уступает место заинтересованности – не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, почему это письмо было написано и зачем передано капитану столь спонтанно. А в спонтанности написанного Бертло ничуть не сомневался, слишком уж ясен был посыл – отсутствие прямых слов ни сколь не добавляло двусмысленности.
Скорее даже наоборот.
А значит, что и писалось оно явно в спешке, ведь приказ об обходе «Долины» Бертло выписал лишь двумя днями ранее.
- Очень интересно, -  повторяет в третий раз, слегка смутившись стука в дверь, пускай и служанка едва ли могла его услышать – сам того не ведая, Доминик действительно зациклился на мысли о том, что все происходящее, - вернее, собирающееся произойти, - вызывает у него неподдельный интерес.
Через пару мгновений служанка заходит, неся в руке горячий кофе.
Капитан, не выпуская письмо из рук, смотрит за тем, как чашка оказывается на столе и дверь вновь еле слышно закрывается.
Делает глоток. Вновь возвращается глазами к письму, а после смотрит на часы – те показывают без трех минут десять. Пожалуй, в этот раз он выполнит обход в одиночку.

***

Бертло без труда отворяет тяжелую дверь и, коротко кивнув дежурному, проходит на второй этаж, в несколько быстрых движений отворяя замок в свой кабинет.
Кидает сумку на стол и звенит цепочкой, с характерным щелчком открывая карманные часы.
Те показывают почти одиннадцать. Доминик тяжело вздыхает, доставая из сумки письменные принадлежности и чистый лист бумаги.
Завоз канцелярии в департамент назначен на четвертое число.

Через десять минут в тишине пустого помещения снова раздается звон ключей и скрип петель.
- Передайте эти указания сержанту Брауну не позднее завтрашнего утра, - Доминик на ходу кладет свернутый вчетверо лист перед дежурным, получая в ответ обыденное «Есть, сэр», и хлопает тяжелой дверью департамента стражи.

***

Десятое число месяца Засыпания Ночи

Капитан неспешно вышагивает по ровной брусчатке драгоценного квартала, положив левую руку на эфес шпаги и незаметно для себя, но вполне - для прохожих, держа выправку. Доминик бывал здесь нечасто: жизнь его поглощена работой, и слишком уж редко эта работа находилась в самом сердце Верхнего города.
В каждом из сержантов, заведующих здешними патрулями, Бретло был полностью уверен, каждый выполнял свои обязанности на отлично – возможно, именно поэтому Драгоценный квартал столь долгое время не теряет своего статуса самого безопасного места в городе.
Патрульные порою узнавали Доминика и отдавали собственному капитану сдержанные кивки, а прохожие местами косились; в конце концов, узнать в Бертло солдата не сложно даже не смотря на неброское гражданское одеяние – всё та же выправка, манера держать оружие и выглядывающий из-под воротника рубец на шее, заметный сколь-нибудь внимательному наблюдателю, выдавали в нем явно не обладателя знатной крови или тугого кошелька.
Возможно, стило надеть какой-нибудь головной убор, но помимо шаперона Доминик ничего не имел. А покупать замысловатые шляпы для, возможно, единичного визита – это уже как-то слишком. В конце концов, на улицах было не столь холодно и подобная прогулка грозила не более, чем красными ушами. «Главное, чтобы снег не пошел»
За мыслями о собственном образе, шляпах и погоде, Доминик не заметил, как ноги вынесли его к дому под тринадцатым номером. Вернее сказать, целому особняку, поскольку даже сам номер представлял собой замысловатый вензель на ограде, у ворот которой Доминик сейчас и стоял.
- Я по приглашению, - «Госпожи Ады Кроули» - вертелось на языке продолжение, но Бертло вовремя решил его не озвучивать. Достав из подсумка карточку, капитан протягивает её мужчине на входе, мимолетно кидая взгляд на карманные часы. «На три минуты раньше. В духе стражи». Доминик ухмыляется, пытаясь выдать это за обычную улыбку. Получается плохо.

Отредактировано Доминик (2021-07-29 13:46:05)

+4

3

Nick Cave & The Bad Seeds — Red Right Hand
[indent] Уже поздний вечер. На улице туман (самый обычный) и мрак, что настолько сгустился, что появились факельщики, что ходят и предлагают свои услуги — бежать впереди вас и освещать дорогу. Дует холодный ветер, и стоит несильный, но мороз, что безжалостно кусает всех посетителей, которые решили выбраться из своих тёплых и уютных домов, для того, чтобы посетить салон госпожи Кроули — «Порочная Долина». Снег не идёт уже хороших несколько часов, но со вчерашней ночи он успел покрыть всё вокруг, сейчас напоминая заснеженный ковер. Слуги счищают его с тропинок в саду и сгребают с крыши, к безумному восторгу гостей, что смотрят через окно, наблюдая как снег сначала осыпается, рассыпаясь мельчайшей пылью, а после — рушится на землю снежной лавиной.

[indent] Новые гости продолжают приходить, и залы постепенно всё больше заполняются людьми. Пришли жены без своих мужей и мужья без своих жен. Пришли юные девушки, что только недавно начали посещать места не столь благоразумны, а следом за ними пришли юноши с разбитыми сердцами, что ищут утешения в компании других прекрасных дам, способных принять их и любить этой длинной и холодной ночью. Словом, пришли все, один за другим,  кто робко, кто смело, кто неуклюже, кто грациозно, кто расталкивая других, кто таща кого-то за собой, — так или иначе, тем или иным способом, но пришли все.

[indent] Или почти все.
[indent] Капитан Доминик Бертло.
[indent] Вот кто главный гость сегодняшнего вечера.

***

[indent] — Добрый вечер, — мужчина у ворот берёт в руки карточку, что ему протягивают и какое-то время внимательно её изучает.

[indent] — Меня зовут Томас. Прошу, капитан Доминик Бертло, следуйте за мной. Госпожа Кроули уже ожидает вас.

[indent] Они проходят по тропе, что только недавно расчистили и оказываются у больших двустворчатых стеклянных дверей, что тут же открываются и жестом руки, гостю предлагают первым войти внутрь дома.

[indent] — Сейчас вас представят, — коротко говорит и оставляет мужчину в компании молодой девушки, что стоит подле, уже предлагая оставить ему его верхнюю одежду.

[indent] Мистер Томас находит госпожу дома и что-то шепчет ей на ухо. Она кивает в ответ, поворачивается и следует за ним. Выходит, в холл, и поднимая глаза, что кажутся почти чёрными, встречается взглядом с ожидающим её мужчиной.

[indent] — Господин Бертло, вы не заставили себя ждать.

[indent] — Приветствую вас в «Порочной Долине», меня зовут Ада Кроули, — протягивает руку ладонью вниз, так что её можно как поцеловать, так и пожать.

[indent] Красиво платье, лицо и вся фигура женщины. Стройная, с пышной грудью и ровной спиной — плечи её расправлены, а голова гордо поднята вверх. Одета она в светлое шелковое с бархатом платье, простое по крою, но все вокруг знают о том, за какие большие деньги приобретается такая простота. Шея, грудь, плечи и руки, всё скрыто, платье её по погоде, а голова обрамлена кружевом, что вплетено в многочисленные сложные косы, особенно выгодно подчеркивающие её красоту. Всё в ней выглядит просто, спокойно и достойно, в её одежде, позе и движениях, отчего кажется, что ничего более не может быть естественнее, чем она сейчас.

[indent] — Как вы добрались? — любезно интересуется и продолжает их разговор, увлекая его в лёгкую беседу о погоде. — Сегодняшний вечер выдался намного холоднее чем прошлые, верно? Но вы пришли.

[indent] — Пойдемте, — улыбается, и улыбка её может показаться самой широкой и добродушной, что когда-либо доводилось ему видеть.

[indent] Она идёт впереди, краем глаза наблюдая за тем, как господин Бертло следует за ней. Ведёт его через холл, стены которого украшают замечательные рисунки, к следующим двустворчатым дверям, за которыми находится центральный зал. Комната прекрасно и дорого убрана, там стоят витрины из красного дерева, диваны, обитые шелковой тканью и красивые ширмы с вышитыми на них птицами и плодами. На окнах шелковые занавески, на стенах картины, на полу ковры, а по всей комнате расставлены вазы с цветами, статуэтки из фарфора и бронзы и множество других красивых мелочей.

[indent] На небольшой сцене можно увидеть скрипача, что играет так, словно тут находится целый оркестр, а гости танцуют — почти все разом. Бегут по кругу, пара за парой, сперва в одну сторону, потом в другую. Дальше выходят на середину зала и обратно по кругу, образуя группы. В центр круга пропускают главную пару, за ней идет следующая, но не все успевают за музыкой и смеясь, пропускают свой выход, тем самым путая весь строй танцующих, пока все пары не путаются окончательно. Когда это случается, Ада хлопает в ладоши, чтобы ненадолго приостановить танец и дать всем возможность отдохнуть.

[indent] — Прошу, пощадите свои ноги и отдохните.

[indent] — Вы танцуете? — внимательно смотрит на мужчину, и тут же, как ни в чём не бывало, берёт его под руку. — Но что-то подсказывает мне, что вы пришли сюда вовсе не танцевать со мной.

[indent] — Я покажу вам дом, а вы расскажете мне как ваши дела, — она ведет его под руку дальше. Они проходят в следующую комнату — просторную гостиную, где намного тише — люди в основном тут заняты разговорами и крепким алкоголем. Кто-то разговаривает тихо, а кто-то очень громко, еще и активно жестикулируя, да так, что вот-вот опрокинет свою выпивку на рядом сидящую особу. Тут на стенах, обитых богатой красной тканью, висят в изысканных позолоченных рамах картины самых разных мастеров. Окна, что выходят на улицу, закрыты тяжелыми красными портьерами, а саму комнату освещает множество свечей, что расположены в специальных подсвечниках на стенах и по краям мраморного камина, над которым висит большое зеркало. С потолка свисает огромная люстра, что иногда издает тихий хрустальный звон.

[indent] Госпожа Кроули наконец отпускает его и вновь начинает идти немного впереди, по ковру, проваливаясь своими каблуками в его густом ворсе, к одному из стоявших у камина кресел с обивкой из красного бархата. Своей рукой она поправляет юбку платья, и посмотрев, склонив голову, с той и другой стороны на себя, аккуратно садится, предлагая занять гостю второе кресло.

[indent] — Прошу, присаживайтесь. Чай?

[indent] К ним подходит стройная девушка со светлыми волосами и достаточно красивым лицом, с подносом в руках. Она мимолетно улыбается, замечая взгляд госпожи на себе, и все её действия становятся более уверенными. Ставит перед ними на небольшой столик чайник с горячей водой, рядом поменьше — с круто заваренным чаем из мяты, яблок, малины и слив. Следом ставит две чашки из фарфорового позолоченного сервиза, сахарницу, мёд, молоко и глубокую вазу со сладостями. Разливает чай, первую чашку подавая гостю, следующую своей госпоже, и спешит оставить их.

[indent] — Мне интересно, бывали ли вы в подобных местах ранее? Разумеется, как гость, а не как капитан городской стражи, Доминик Бертло, — она добавляет себе мёд и делает маленький глоток, немного обжигаясь, искривляя кончики губ.

[indent] — Едва ли тут найдется человек, который не слышал о вас. То что вы здесь и нас видят вместе, может сыграть как в мою пользу, так и против, — обводит взглядом комнату и замечает, что взгляды многих гостей прикованы к их паре, уверенная в том, что разговоры, которые сейчас они ведут, точно связаны с ними. Эти мысли заставляют её улыбаться и она наконец вновь обращает своё внимание на мужчину.

[indent] — Но я не из тех женщин, что зависимы от чужого мнения и тем более, от чужого осуждения. Я привыкла принимать решения самостоятельно и вовремя, — последнее слово она произносит медленно, растягивая и как бы перекатывая его на языке.

[indent] — Мне известно о том, что вы собирались посетить это место. С одной лишь разницей, что это должно было произойти не в такой неформальной обстановке, как сейчас, — голос звучит мягко, он словно льется из её уст, но в словах слышится твердость и уверенность. Она замолкает, делая ещё пару глотков горячего чая и смотрит на него, почти не моргая, рассматривая его лицо в поисках ответов на свои вопросы, которые её интересуют, но которые она пока не спешит ему задать.

Отредактировано Ада Кроули (2021-08-01 02:15:25)

+3

4

«Томас, значит. Ну, будем знакомы»
Озвучивать собственные мысли Доминик не стал, ограничившись кивком. Мужчина, стоявший на входе, умело комбинировал учтивость и безразличие, не давая капитану ни намека на цель его приглашения – то ли сам не знал, то ли его так проинструктировали.
А возможно, он действительно был в «Долине» всего лишь охранником. Бертло на мгновение задумался, к чему так морочит себе голову, но постарался не терять бдительности. В конце концов, Долина так и не подверглась обходу назначенное число, а этот визит должен был его заменить.
И понятие «обход» никак не ассоциировалось у Доминика со светскими вечерами
Но, кажется, сегодняшний вечер ему предстоит провести именно так.

Доминик молча подает девушке тяжелое пальто и проходит вперед. Поправляет рукава рубахи, чуть закатывая их: так, что становятся видны края шрамов, местами разбросанных до самых ладоней. Капитан не старался одеться вычурно на этот вечер, однако наметанный глаз может заметить весьма недешевый крой ткани. Бертло одет во все черное: черный жилет, черные брюки и даже сапоги из черненой кожи. Пожалуй, если бы не белая выглаженная рубаха, то можно было бы подумать, что он направляется на траур, а не в светское общество.
Хозяйка этого места не заставила себя долго ждать. Появилась она без охраны и даже Томас куда-то пропал; в прочем, пускай Доминик был при оружии, он оставался капитаном стражи и, пожалуй, сам мог справиться лучше любой охраны. А уж опасаться его – это и вовсе абсурд.
Само собой, для добропорядочных граждан.

- Полагаю, мы заочно знакомы, но тем не менее очень приятно, – закладывает левую руку за спину и пригибается, свободной рукой беря ладонь девушки. Доминик, кажется, не прикасался губами вовсе, лишь обозначил поцелуй – даже его дыхание Ада не смогла бы ощутить на своей коже. Капитан, часто, - даже слишком, - вел диалог с высоким обществом и невольно выучил основные правила этикета, но проявлял обыденные любезности весьма неохотно, если не сказать холодно. Тем не менее, в его жесте не видно фальши и промедлений: также непринужденно Бертло разгибается, расправляя и без того широкие плечи.
Глаза его лишь на мгновение пробегают по фигуре Ады, тут же вновь возвращаясь к её лицу - капитан не в том положении, чтобы позволять себе лишние взгляды, однако не отметить красоту девушки он не мог. Пожалуй, ему нравится дорогая простота, с какой госпожа Кроули одета, но он не это выказывает ни словом, ни жестом. Доминик уверен: у него еще будет время на высказывание симпатий.

Если, конечно, симпатии к тому времени останутся

Как вы добрались?

- Без проишествий, - отвечает коротко, но с должной учтивостью. Следующая фраза девушки в ответе не нуждается, и капитан вновь лишь молча кивает, выражая этим жестом куда больше, чем словами.
Доминик держится как обычно, а оттого кажется слишком угрюмым для такого вечера. На мгновение он ловит себя на мысли, что уделяет слишком много времени окружению, и слишком мало – окружающим. В прочем, едва ли разглядывая людей он заметит что-то интересное.
Сливки общества. Бертло видел их столь часто, что от манерности и вычурных нарядов его порой начинало тошнить.

«Может, Серго прав, и работа в страже сделала меня слишком черствым?»
Очередной украшенный золотом торшер, очередная танцующая пара; Доминик не терял счет пройденных им залов, все еще соблюдая бдительность, пусть и сделать это было весьма просто.
Наконец хозяйка хлопает в ладоши, останавливая этот непонятный танец, – слишком грубый для вальса и слишком музыкальный для хоровода, - тут же обращаясь к капитану с не слишком удобным вопросом.
Доминик, возможно, даже предпочел бы ответить «Да», но танцевать он действительно никогда не умел. В прочем, этот вечер - это, пожалуй, первый раз в его жизни, когда подобное умение могло бы пригодиться.
Тут же хозяйка вспоминает изначальную цель его визита, и сама отвечает на свой вопрос. Капитана это вполне устраивает.

- Я покажу вам дом, а вы расскажете мне как ваши дела.

- Благодарю, это было бы очень кстати, - протягивает локоть девушке, позволяя взять его под правую руку – слева висит шпага. Доминик не видел ничего дурного в подобном проявлении этикета, а потому продолжил рассматривать местную роскошь идя с Адой шаг в шаг и перекидываясь ничего не значащими фразами. Спустя минуту он уже привык.
Стоило зайти к людям, менее обремененным светскими развлечениями и, судя по дыму, - не только табачному, - и задумчивым лицам, более обремененным делами насущными, как Бертло уловил на себе пару любопытных взглядов.
Догадаться, что не каждый встречный ходит с хозяйкой под руку, было не сложно, а вместе с тем несложно понять, что у госпожи Кроули на Бертло имелись особые планы. Любой другой человек на его месте, вероятно, боялся бы отравы в чашке с чаем, или пули в затылок – но Доминик в этом плане стоял на ступень выше людей.
И, пожалуй, хозяйка этого места должна быть об этом осведомлена, раз уж столь оперативно сумела разузнать о его планах.
«Приготовит что-то особенное, или предпочтет беседу? Сейчас и узнаем…»

- От чая не откажусь, - учтиво кивает официантке, занимая подготовленное кресло. Левая рука, все это время лежавшая на эфесе шпаги, наконец ложится на стол, а правой он берет чашку, но не спешит пить – лишь внимательно следит за Адой, не спуская взгляда с её лица. Та держится более чем достойно, ведь на этом этапе оба знают, о чем пойдет разговор.

- Очень важное уточнение, Госпожа Кроули, - не делает акцент на обращении к ней, но и без того понятно, что это некий упрек. Доминик не любит формальности, и особенно не любит, когда к нему обращаются полным именем – в голове сразу всплывают суды, кипы бумаг, извечные прошения и прочие места, где его имя упоминается целиком.

- Как капитан – бывал, и не раз, - наконец Бертло делает глоток, не выказывая ни эмоции по поводу температуры чая. Боль обожжённого языка придает лишнюю ясность рассудку, который вот-вот готов расслабиться от вкусов мяты и сливы, - а вот как гость я в подобном месте впервые. И, не поймите неправильно, пока что мне всё очень нравится, - чуть улыбается краями губ, и эта улыбка выглядит достаточно естественно, чтобы ей поверить – и в то же время достаточно натянуто, чтобы понять, что капитан не привык улыбаться.
«Вовремя. Не то слово»
Улыбка мгновенно перерастает в ухмылку. Доминик не ошибся в своих догадках: их беседа медленно, но верно, принимает… Деловой оборот. И если он это сейчас озвучит, оба вновь поймут друг друга.

- Я никогда не любил распускать о себе слухи, но, увы, их с каждым годом ходит все больше, - Доминик делает еще один глоток чая, с видимым расслаблением откидываясь в кресле, но все так же не сводя взгляда с Ады, - А потому сегодняшний день можно считать очередным совпадением. Только вот совпадением ли?
Доминик внимательно смотрит в глаза девушки, будто бы пытаясь что-то там найти. И действительно пытался – увидеть хотя бы намек на истинную цель её намерений, но, увы.
«Работа на публику. Похвально. Но в эту игру могут играть двое»
Наклоняется ближе к столу.

-Полагаю, раз вам известно об отмененном визите, то должно быть известно и о вопросах, которые я собирался задавать. А потому говорите то, что посчитаете нужным, госпожа Кроули.
Капитан вновь непринужденно откидывается в кресле и делает щедрый глоток чая.

-В прочем, мы всегда можем продолжить неторопливую беседу о вещах не столь насущных. Я никуда не спешу.

+3

5

Совместный пост с Домиником Бертло [indent] — О том, о чём посчитаю нужным? — Ада вторит его словам, на что Доминик молча кивает, не видя необходимости повторять второй раз. — Это крайне любезно с вашей стороны.

[indent] Но он понимает, Ада — не из тех, кто будет переспрашивать впустую, лишь чтобы поддержать разговор, и Доминик это прекрасно видит. Но, кажется, формальности преследуют и её; или же Бертло составил слишком хорошее впечатление?

[indent] — Вы абсолютно правы, нам не стоит торопить события, — смотрит на небольшие золотые карманные часы, которые своими ловкими пальцами извлекает из маленького кармашка на поясе. На крышке виднеется монограмма её инициалов, что выведены красивыми прописными буквами. Половина одиннадцатого — для неё вечер только начинается. — Вы только пришли с улицы, вам стоит немного отдохнуть и согреться.

[indent] — Пожалуй, не буду отказываться. Ваш чай, во всяком случае, мне уже пришелся по вкусу, — Доминик делает ещё глоток, размышляя о том, что он всё же больше предпочитает кофе, но вовремя удерживается от комментария, решая не расстраивать лишний раз хозяйку. Кто знает, быть может, ему еще придется сюда вернуться? Ведь, пожалуй, хорошее впечатление госпожа Кроули и вправду умела производить. Вот только это осознание наталкивало на лишние вопросы.
[indent] А вопросы Доминик не любил.

[indent] — А пока, составьте мне компанию и разрешите увлечь вас в лёгкую беседу, — пытается придать спокойствие своим сияющим чертам, — в которой я непременно буду задавать неудобные вопросы, — щёки румяные, однако ничего в чертах лица не выдаёт явного смущения.

[indent] — Едва ли ваши вопросы будут более неудобными, чем те, что задают в суде, — Бертло на мгновение ухмыляется.

[indent] Ада, не жалея усилий, остаётся приветливой и искренне улыбается, стараясь тем самым удержать ход его мыслей и весь их разговор в нужном ей направлении. Она тайно надеется, что сумеет благополучно провести своего гостя через все подводные камни сегодняшнего вечера, не омрачив его.

[indent] — Мы не на допросе, — легко смеётся, прикрывая рот ладонью.

[indent] — Я располагаю лишь скромными слухами и сплетнями, — голос её становится серьёзным, однако в нём не слышится никакой угрозы, — и мне о вас известно гораздо меньше, чем мне бы того хотелось.

[indent] — Но гораздо больше, чем хотелось бы мне, — секундное молчание, во время которого Доминик заглядывает Аде в глаза и молча делает ещё один глоток, удостоверившись в том, что она его поняла. О планах Доминика узнают не так часто, чтобы он мог попросту закрыть на это глаза. Впрочем, до её информаторов он обязательно докопается. Позже.

[indent] — Одно знаю наверняка — ваше имя знают все. А кто не знает — тот или глупец, или ещё слишком молод.
Она не лгала, в этом не было необходимости. В действительности Ада знает о нём не много и вот теперь ей наконец выпала возможность, своим острым глазом устроить господину Бертло детальный осмотр.

[indent] Точеное лицо, аккуратно остриженные тёмные волосы и гладко выбритое лицо. На нём великолепно скроенный чёрный костюм, что выглядит дорого не только за счёт ткани, но и за счёт того, что сидит точно впору, подчёркивая ширину плеч своего владельца. Взгляд и слова его полны достоинства и неподдельной уверенности, что говорит о манерах и хорошем воспитании. Если же ему пришлось воспитать самого себя, это делает ему лишь ещё большую честь.

[indent] — Поверьте, — краем глаза обращает внимание на мужчину, что сидит на расстоянии нескольких метров от них и не сводит с них своего пристального взгляда, — среди мои гостей вряд ли найдётся хоть один, кто не знает вас в лицо, не говоря уже о имени. Но хочу вас заверить, что все мои гости — добропорядочные граждане Утёса.

[indent] — Боюсь, ваших заверений мне будет недостаточно, — и вновь в голове крутится то злосчастное письмо, и вновь Бертло понимает, что едва ли те, кто перехватывает информацию о планах стражи, являются “добропорядочными гражданами”. Впрочем, кто знает, быть может, и здесь есть кто-то из его людей? Ведь Бертло точно уверен в том, что ему показали далеко не все помещения салона.

[indent] — У вас будет ещё время убедиться в этом лично.

[indent] — Но сейчас меня интересует кое, что личное. До меня дошли разговоры о вашей странности, — одетый почти во всё чёрное, в свете неяркого огня камина и свечей, мужчина напоминает ей тень с полоской белоснежного воротника, — о том, что вы бессмертный. Это правда?

[indent] Госпожа Кроули знает, что любые сказанные слова так или иначе перекликаются с правдой. Далёкой, исковерканной или извращенной, но правдой. Если верить рассказам, у него больше жизней, чем у кошки. Чего только стоит история о том, как его ранили, чуть не выпотрошив словно рыбу. Она чувствует, как по спине её бегут мурашки, а в животе появляется неприятное чувство, вызванное эмпатией.

[indent] — Более чем, — само собой Доминик умолчит, что и сам не знает до конца, умолчит и о том, что понятия не имеет, каково это — умирать. Пускай лучше для других он будет оправдывать свое прозвище. «Бессмертный» — да, такая репутация избавила его от множества проблем. И прибавила ровно столько же.

[indent] — Интересно насколько, — слова слетают с её губ, стоит господину Бертло самому об этом подумать, точно госпожа Кроули прочитала его мысли. — Но ваши шрамы говорят сами за себя.

[indent] Смотрит на его руки, на которых красуется такое количество шрамов, что она вряд ли смогла бы сейчас их все сосчитать. Ей тут же приходит в голову мысль, что ей было бы интересно дотронуться кончиками пальцев до каждого из них. Или до его неулыбчивых губ. На лице появляется усмешка, которую она быстро прячет за чашкой, делая несколько глотков уже немного остывшего чая. Такие мысли крайне неуместны.

[indent] Ей говорили, что внешность его вызывает восхищение у многих дам. И встретившись с ним, он действительно оказался хорош собой, располагая интересной и красивой внешностью, — правда, как для неё, его чертам не хватает утончённости.

[indent] — Смею вас заверить, что шрамы украшают мужчину.

[indent] — Обычно так говорят женщины. И те, кто никогда не получал шрамов.

[indent] — Поверьте, женщины получают не меньше шрамов, чем мужчины. Однако шрамы эти душевные и заживают они намного дольше.

[indent] Он интересен ей.

[indent] Отвечает коротко и местами сухо, но не отмалчивается. Держится на должном расстоянии, но проявляет внимание и чуткость. Он дышит уверенностью, а в словах его есть здравый смысл, без капли лести и фальши.

[indent] Это располагает.

[indent] Взгляд Доминика падает на собственную руку, на которой среди рубцов виднеется метка, будто бы являющаяся частью его тела, отрастающая мелкой вязью вместе с кожей. Поднимая взгляд, он видит, что и Ада заметила ровно то же самое.

[indent] Женщина ловит его взгляд и губы её растягиваются в доброй улыбке, придавая чертам её лица спокойствие, которым она готова поделиться с мужчиной.

[indent] — Вам не о чём переживать. Думаю, вы уже и сами догадались о том, что я так же, как и вы — отмеченная. Чтобы понять это, мне совсем необязательно обнажать свои хрупкие руки перед вами. Стоит мне прикоснуться, взять кого-то под руку или обнять, как становится ясно — Ада Кроули странная, — театрально закатывает глаза, переводит глаза на потолок, а потом обратно, к нему, усмехаясь кончиками губ.

[indent] Доминик на мгновение задумался, пытаясь понять, о чем она — и действительно вспоминает странность, проигнорированную им тогда, когда он шел с Адой под руку. Поймав её взгляд, Доминик слабо кивает, давая понять, что действительно заметил нечто подобное.

[indent] — Странная, — вторит и немного морщит нос. — Какое грубое слово, не находите?

[indent] — Зато точное.

[indent] — Предпочитаю не употреблять его, — на какое-то мгновение взгляд её становится стеклянным. — Считаю себя абсолютно нормальной и не вижу в отметке ничего дурного. Стесняться и прятаться — это удел слабых и трусливых. Я себя к таким не отношу.

[indent] — Отмеченных не любят. Те, кому менее повезло с положением в обществе, — Доминик недвусмысленно кидает на Аду взгляд, — предпочтут скрываться. Их можно понять.

[indent] — Возможно, — Ада недвусмысленно и довольно равнодушно пожимает плечами. — Не буду говорить, что я с вами согласна, от того не будем говорить и о них.

[indent] — Еще один любопытный момент. Вы сказали, что как гость пришли впервые в подобное заведение. Как же вы проводите вечера? — Ада не представляет его дома, в окружении жены, детей и собаки. Хотя, возможно, собаку она видит. Охотничью — они вызывают у неё восторг. Как и спорт, в котором те участвуют. Кровавый спорт.Работа у вас тяжёлая, ответственная. Нужно же как-то снимать напряжение.

[indent] — Обычно мне помогает стаканчик-другой виски. И сигара по выходным.

[indent] — Как же вам не… одиноко, — говорит так, что совсем не ясно задала ли она вопрос или озвучила утверждение, — Вам не нравится быть в обществе?

[indent] — Скорее обществу не нравится, когда я его навещаю.

[indent] Такая откровенная ирония вызывает у неё усмешку, от чего искривляются кончики губ.

[indent] — Мне кажется, вы преувеличиваете.

[indent] — Что до меня, то беседы допоздна и многочисленные званые ужины — моя большая слабость. Не представляю свой жизни без всего этого.

[indent] — Буду рада видеть вас среди моих гостей, — Ада, быстрая и решительная от природы, без отлагательств приглашает его прийти ещё. Господина Бертло непременно внесут в список гостей, которым больше не потребуется приглашение. Она прекрасно понимает, сколь полезным приобретением будет их дружба.

[indent] — Я учту, — он не стал отказываться напрямую, но Ада, пожалуй, и сама поймет, что Доминик едва ли найдет время на посещение светских вечеров. А если даже найдет время — точно ли найдет еще и желание?

[indent] — Почему же вы приняли приглашение, если такие вечера не для вас? — интересуется и ей действительно важно получить ответ на свой вопрос. Знать, преследует ли он какие-то свои цели или же просто проявил формальное уважение и внимание, согласившись на визит.

[indent] Письмо, которое Ада Кроули написала неделей ранее, является дорогим знаком внимания. Безусловно, она написала его не просто так, преследуя свои личные интересы, но господин Бертло действительно был объектом её интереса ещё задолго до того, как узнала о том, что он собирался посетить салон и устроить рядовую проверку. Но к чему шумиха? Сама она не видит ничего дурного в том, чтобы самолично первой пригласить уважаемого обществом человека прийти и провести вместе время, познакомившись. Особенно когда есть, что предложить или чем удивить этого человека.

[indent] — Из интереса. Раз вам известно о моих планах, то и всё, что я мог здесь найти, вы скорее всего уже спрятали. А значит и смысла в рядовой проверке, — видит, что снял эти слова с языка, и ухмыляется, — больше нет.

[indent] — Я уверена, точно, как и на то, чтобы удостовериться в добропорядочности моих гостей, у вас ещё будет время удостовериться и в моей добропорядочности, а также насчёт дел, что веду в салоне.

[indent] Ада занята своим гостем, продолжая рассматривать его томными тёмными глазами, расспрашивая и слушая, а в промежутках вынашивая свои планы. Вечер пролетает как одна минута.

[indent] — Надеюсь, мой подарок пришёлся вам по вкусу.

[indent] — Я предпочитаю сухое, — возможно отвечает без должной доли учтивости, но зато честно. Доминик не видел смысла врать по мелочам.

[indent] — Дайте тому напитку шанс, вино превосходное — мой любимый сорт. Но мне следовало догадаться, что мужчина вроде вас, — указывает на него чашкой, после аккуратно отставляя её на стол вместе с блюдцем, — предпочитает более крепкие напитки.

[indent] — Пожалуй.

[indent] — Джин, коньяк? Виски со льдом?

[indent] — А также портвейн, абсент и иногда водка. Я ценю любой напиток, если он сделан добротно.

[indent] — Тогда предлагаю нам на этом закончить с чаепитием.

[indent] Немного приподнимая руку, Ада делает короткий жест ладонью, словно перебирает свои пальцы. Через пару мгновений к ним подходит девушка, что до этого приносила им чай.

[indent] — Не могла бы ты принести нам виски, — девушка наклоняется ближе к своей госпоже и что-то шепчет ей на ухо, на что в ответ женщина легко кивает. — Да, всё верно.

[indent] Чай убирают и на его месте появляется бутылка отличного выдержанного виски, лёд и два гранёных стакана, дно которых украшено позолотой. Девушка наполняет оба и точно, как в прошлый раз, первый предлагает гостью, а второй своей госпоже.

[indent] — Но виски я действительно предпочитаю более всего, — говорит так, будто продолжает прошлую фразу, и задумчиво изучает стакан на свету — насыщенный цвет говорил о том, что напиток выдерживали не менее десяти лет. Или о том, что его щедро приправили карамелью; в прочем, Доминик надеялся, что Ада не пойдет на столь дешевые фокусы. Не тот уровень.

[indent] Ада поднимает гранёный стакан, что наполнен на половину, и смотрит прямо в глаза своего гостя. Смотрит так, словно уже готова объявить об их удачном сотрудничестве, чтобы это для не значило.

[indent] — Выпьем за наше знакомство. Надеюсь, для вас оно не менее приятно, чем для меня.

[indent] Доминик вновь лишь кивает, не желая бросать слов на ветер. Кто знает, насколько Ада сейчас правдива. Доминику явно предстоит еще немало времени потратить на разговоры, чтобы составить о ней впечатление. Только вот есть ли у него это время?

[indent] Делает глоток, потом ещё один и опустив стакан, обхватывает его двумя руками, скрепляя пальцы в замок и располагает руки на коленях.

[indent] — Не сочтите меня грубой или глупой, но позвольте поинтересоваться о том, что вам известно обо мне?

[indent] Большинство мужчин отвечает в духе: Ада Кроули, красивая, умная, богатая, интересного и прекрасного нрава женщина, которая совмещает в себе за виднейшие преимущества своего положения в обществе. Банально и не слишком лестно. Ей куда интереснее услышать мнение человека, который смотрит на неё и на ситуацию с холодной головой и сердцем. Он кажется ей одним из тех немногих, кто может разглядеть в ней недостатки и посчитать её не таким уж и совершенством, несмотря на прелестную улыбку и проницательный взгляд. Понимать это не слишком приятно для Ады, но это делает их знакомство во много раз интереснее.

[indent] — Мало что. Ваш салон никогда не фигурировал в криминальных списках, не вызывал вопросов у суда и налоговой. Пожалуй, мне нечего о вас помнить, даже если я что-то и слышал, — а он слышал, и на самом деле прекрасно помнит. Немного, да. Но вполне достаточно, чтобы понять, о ком идет речь, когда всплывает имя «Ада Кроули» — только вот самой хозяйке об этом знать совершенно не нужно. В конце концов, Доминик не хотел забирать у неё столь желанное право рассказать о себе то, что она сама считает нужным.

[indent] — Крайне любопытно слышать о том, что, придя сюда, вы лишний раз не поинтересовались о женщине, что назначила вам встречу, — Ада прекрасно понимает, что это ложь, однако это не сильно волнует её. Она вновь поднимает свой стакан и делает ещё пару глотков крепкого напитка.

[indent] — Если вам почти ничего неизвестно, я с радостью расскажу вам свою историю.

+1


Вы здесь » Готика » Осколки » Новая сделка