Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Воспоминания


Воспоминания

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[???]
[Где-то в Долине]
http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/4/548205.pngДама Пик

«Перед тем как уснуть, она долго вспоминает то, что так хотела бы забыть.»

+1

2

Dark Vampire Music — The Vampire Masquerade
26 день месяца Домашнего Тепла ??? года

[indent] Письмо от: ...

«Я умоляю вас выслушать меня!

Я нуждаюсь в вашем снисхождении, осмеливаясь открывать вам свои чувства. Я собираюсь рассказать, что это всё деяния ваших же рук! Что я могу ещё сказать, кроме того, что уже сказали мои взгляды, моё смущение, поведение и даже молчание? Прошу, не гневайтесь на меня, за чувство, что сами мне внушили! На вас лежит вина за это, и я не в силах продолжать молчать…

Я видел, я смотрел. Покой оставил меня, а в своём собственном счастья без вас я не уверен… Скажите одно слово – и вы станете творцом моего счастья! Но прежде, подумайте о том, что сделать меня окончательно несчастным так же может одно лишь ваше слово. Так решите же мою судьбу! Буду ли я до смерти счастливым или идти мне умирать уже сегодня, от горя и несчастья.
...
Прошу, напишите ответ и помните, что я прошу о снисхождении к моим словам…»

[indent] Письмо от: ...

«Вы мне нужны.
Приезжайте, Эрик, приезжайте скорее. Этих немногих моих слов должно быть вполне достаточно, чтобы вы, бесконечно польщенный моим ответом, уже бежали ко мне, чтобы оказаться подле меня...»

[indent] Каков глупец.

***

[indent] Уже далеко за полночь. Женщина спускается по крутой лестнице и выходит в холл. Проходит дальше и оказывается на открытой террасе, что находится на первом этаже большого дома. Огромная луна стоит высоко над верхушками деревьев, заливая серебряным светом стены, колонны и пол, выложенный из черного камня. Ночной воздух чист и свеж после долгого дождя, что только что закончился, а капли воды остались везде, переливались всеми цветами на листьях и лепестках цветов, что стояли в массивных горшках повсюду, вдоль стен и в углах. Она прислоняется телом к ограждению, касается рукой цветка и срывает его, подносит к лицу, вдыхая его тонкий, дурманящий голову аромат. Её губы расплываются в усмешке от мысли, что сорвать его оказалось для неё так же просто, как и отобрать чужую жизнь. Такую же чистую и невинную. Вкусить другого и выпить его кровь, что так же дурманит её голову лишь одним своим запахом.

[indent] — Нужно возвращаться, Эрик ждёт меня, — тихо говорит сама себе и роняет цветок на пол, наступая на него. Беспощадно давит эту красоту, которой она наслаждалась ещё мгновение назад. Делает шаг за шагом и оставляет его гнить, исчезнув навсегда, как будто этот цветок никогда и не был чем-то прекрасным.

***

[indent] — Покорила тебя? — скучно и равнодушно, как простая смертная, она раскладывала карты перед мужчиной. Эрик Легран ей совершенно безразличен. Выгодная партия и ничего более. Любовь? Привязанность? Романтика отношений? Она испытывает глубокое презрение к подобным вещам.

[indent] — Да.

[indent] — Возможно. Но Эрик, будь мои чувства к тебе хоть немного искренними, я бы каждый тот вечер сидела в ожидании письма, в котором бы надеялась увидеть строчки с твоими нежными признаниями.

[indent] — Ты не ждала их. Верно?

[indent] — Верно.

[indent] — Ты только ждала меня, как паук ждёт муху.

[indent] — Я соткала паутину, из которой тебе уже не высвободиться.

[indent] — Ты же знаешь, я и сам не хочу, — он смотрит в карты, но всё же бросает на неё взгляд, что полон чувств. — Ты прекрасна.

[indent] — Не заставляй меня ждать и ходи, — спокойно отвечает, и скорее приказывает ему, чем просит.

[indent] Эрик очарован. И нет, не опьянён любовью, что слепит его и превращает, как и многих мужчин до него, в глупца, что слеп к выходкам своей любимой женщины. Нет. Эрик Легран загипнотизирован. Он пал жертвою чар её прекрасных, глубоких, таких опасных глаз. Один взгляд, один разговор на той злосчастной встрече, на которую он согласиться прийти. Один поцелуй, и он полностью оказался в плену этой женщины, что спланировала не только жизнь с ним, но и его смерть.

***

[indent] Её интересует лишь пища и деньги, безопасность и комфорт.
[indent] И это всё он смог ей дать.
[indent] Ради этого она тут.

[indent] Женщина всегда приходит в легкомысленный восторг от роскоши, что манит её не меньше, чем жажда убивать. Если она может убить дабы утолить свою жажду крови, чтобы насытиться нею, ничего не мешает ей убить, дабы утолить свою жажду денег. Ей нравятся дорогие наряды, изящные бокалы и столовые сервизы, нравятся бархатные портьеры и ковры с замысловатыми узорами, по которым она так любит водить кончиком своей туфли.

[indent] Эрик хорошо знаком с торговцами и хозяевами магазинов. Они всегда радушно приветствуют их и принимают, несмотря на поздние часы, в которые они их посещают. Ей предлагают на выбор любые образцы, по самой последней моде – дорогие украшения, ленты, шляпы, перчатки, платья, пижамы и ночные сорочки.

[indent] Она требовательна и избирательна, и при том имеет безукоризненный вкус. Перебравшись к Эрику, она назвала его мебель старомодной, а его библиотеку скучной. «Тут непременно нужны изменения», — твердила она, тратя огромные деньги из его наследства. Она выписала для них книги, роскошную мебель и самые благородные сорта вин, что теперь хранятся в их подвале и которыми они больше хвалятся, чем наслаждаются. Для других это выглядит так, что это он душит её роскошью, тем самым вызывая зависть дам, живущих в округе и следящих за тем, как новая хозяйка дома купается в любви и щедрости Эрика Леграна.

***

[indent] — Давай выпьем.

[indent] — Прекрасное вино, — он делает маленький глоток и пытается раскрыть букет его вкуса.

[indent] Она же делает глоток за глотком, опустошая залпом свой бокал.

[indent] — Совсем остывшая.

[indent] — Ты что-то сказала, дорогая? — он отвлекается и переспрашивает.

[indent] — Кровь быстро остывает. А Сильвия, — краем глаза смотрит на девушку, что лежит на диване, устроившись так, как будто она крепко спит, — уже ни на что не годится. Думаю, она мертва уже хороших полчаса.

[indent] — Она никогда мне не нравилась, – мужчина невозмутимо кладет карту на стол, продолжая игру. — Твой ход.

***

[indent] До встречи с Эриком, всё было немного иначе.

[indent] Она и до него знала, как добыть деньги для безбедного сосуществования, но делать это было намного сложнее. Сперва она начала с тех, кто шатался ночами по темным переулкам, вытягивая из их карманов все наличные деньги и ценные вещи, что они имели при себе. Позже стала намного тщательнее подбирать для себя жертв — выбирая состоятельных, определяя их по дорогому костюму или платью, по манерам и разговору, очаровывала и отнимала у них всё, включая их жизнь. Так продолжалось достаточно долго, но она всегда знала, что ей нужен рядом тот, кто дал бы ей надежное убежище. Так ей повстречался Эрик Легран, — красивый мужчина, располагающий огромным наследством и предпочитающий вести замкнутый образ жизни в своем поместье, на самой окраине города.

[indent] Тут ей всегда нравилось. Прекрасное, волшебное место, жить где оказалось так сладко. Она устраивала себе вечерние прогулки в полусвете огней, убивая людей, по двое-трое за ночь, а иногда и больше. Одной жертвы ей всегда было мало. Этого хватало, чтобы утолить жажду, но всегда хотелось большего, и она тут же отправлялась дальше, на «охоту». Сама Эрику часто рассказывала подробности и вторила о том, что чем красивее человек, тем он оказывается вкуснее. Она любила начать вечер со свежей крови какого-то молодого юноши, а хорошенькую девушку-танцовщицу сделать кульминацией ночи.

***

[indent] — Только не поддавайся.

[indent] — Но тогда ты проиграешь.

[indent] — Тогда ты умрёшь, — её глаза заблестели.

[indent] — Если только в твоих объятиях.

[indent] — Разве хладнокровные убийцы так убивают своих жертв? — она забирает его карту своей.

[indent] — Я знаю, что это случится сегодня.

[indent] — Да, – легко кивает и снова забирает его карту своей, — ведь мне опасно тут оставаться. Сегодня ночью мы попрощаемся навсегда.

***

[indent] Всё шло хорошо целых три года.
[indent] Более или менее хорошо.

[indent] Бесконтрольные убийства привели к тому, что стали ходить разговоры о таинственной «смерти», что унесла жизни сотен людей. Эти слухи распространялись быстро, как болезнь, захватывая умы людей, заставляя их быть всё осторожнее и внимательнее, подозревая всех вокруг себя. Волнение и смятение дошло и до слуг дома. И несмотря на все меры предосторожности, что принимала сама женщина, и на все слова хозяина дома, о том, что ничего странного не происходит, некоторые слуги с настороженностью стали наблюдать за своими хозяевами. Кому-то удалось подглядеть, а кому-то подслушать. И сама женщина в один из вечеров убедилась в том, что угроза стало куда серьезнее, чем ей казалось.

[indent] Слившись с «тенью» и подслушав разговор, до неё дошли слова о том, что среди слуг ходят слухи об их прекрасной госпоже, которая совсем не человек. Её поведение кажется им более чем странным, и это нельзя списать на обычную странность, которая встречалась у некоторых их знакомых. Это нечто другое, ужасное и пугающее. Страх и смерть — вот что поселилось в этом доме с её приездом.

[indent] Две девушки шептались о том, что кто-то из слуг видел через дверную щель, как она сидит за обеденным столом подле Эрика с пустой тарелкой и бокалом, с широкой улыбкой на неестественно бледном лице и смотрит на него взглядом голодного хищника. О том, что в доме слишком часто меняются слуги, пропадая, как бы уезжая к своим родственникам или находя работу лучше, по рекомендации, которую дает для них хозяин дома.

[indent] — Она сама смерть.

[indent] — Это пугает меня, оставим эти разговоры.

[indent] Больше так не могло продолжаться.

***

[indent] Женщина встала и подошла к мужчине, двигаясь грациозно, как кошка. Она вздохнула, облокотилась рукой о кресло, в котором он сидел, и обвела взглядом стены комнаты.

[indent] — Я буду скучать по этому дому, — посмотрела на него и, выдержав паузу, такую долгую и мучительную, добавила вполголоса, — и по тебе.

[indent] Она склонилась над ним, и в глазах её он мог прочитать, что это ложь — он полное ничтожество, ничего не значащее для неё. Если бы это было не так, она бы никогда его не убила. Даже если бы ненавидела, если бы презирала — она бы никогда его не убила.

[indent] Наклонившись ещё ниже, придавила его плечи ладонями, добираясь до горла. Он сидит послушно, как марионетка, что не может пошевелиться без чужой помощи. Её лицо и зубы изменяются, из прекрасной женщины она превращается в настоящее чудовище, с черными глазами и клыкастой пастью, что неестественным образом разинута, готовая рвать куски его плоти. Как острые бритвы зубы впились в кожу, и как только рана стала достаточно глубокой и кровь хлынула бурным потоком, она припала к ней губами, со всей жадностью вкушая мужчину, которого она так долго желала. Всё вокруг в этот миг для неё исчезло.

[indent] — Ты был великолепен.

[indent] Его тело обмякло и замерло уже навсегда.

[indent] Избавляться от трупа дело бессмысленное и рискованное, и это было совсем ни к чему — к тому времени в доме уже не осталось в живых ни одного человека. На втором этаже, в своих постелях лежат тела мёртвых слуг, а тут, с ними на диване, лежит та самая Сильвия, что распускала слухи о том, что их госпожа сама «смерть».

[indent] А ведь она не ошиблась.

+4

3

Dark Waltz Music – Masquerade of the Ghosts
13 день месяца Ночи ??? года

[indent] — Мне жаль, — от этих слов у женщины обрывается сердце. Стоит и молчит, не в силах пошевелиться. В своей голове ей кажется, что прошла целая вечность, прежде чем она замечает, что протягивает ей в своих руках мужчина, который стоит перед ней. Тонкое и лёгкое, такое крошечное, словно кукольное, платье. Она точно знает, кому оно принадлежит, ведь она сама, своими руками когда-то сшила его. Это белоснежное шелковое платье Айви. Вырывает его с рук мужчины и смотрит на него невидящими ничего глазами. С трясущимися губами отворачивается, и глухое рыдание вырывается из её груди. Смотрит на платье и водит непослушными, дрожащими пальцами по маленьким красным пятнам, что появляются на нём, стоит каждой её кровавой слезе упасть и впитаться в ткань. Дрожащими руками прижимает его к груди и теперь уже страшный, дикий, звериный крик разрывает её грудь.

[indent] — НЕТ! АЙВИ! НЕТ! — рычит, стискивая зубы.

[indent] Продолжает звать сестру по имени, пока шею не сводит от отчаянных и бессмысленных метаний и терзаний. Ей не верится, что Айви больше нет. Что больше никогда она не сможет сжать в своих руках её маленькие ладони, не сможет обнять хрупкое тело, не сможет увидеть серые глаза, круглые, румяные щеки и длинные ресницы.

[indent] Когда-то давно они договорились никогда не расставаться. Договорились о том, что она защитит её, что однажды найдет решение и они вместе убегут из отцовского дома. И хотя Айви в тот день было только неполных восемь лет, девочка точно понимала суть сказанного и верила своей сестре. Память об этом дне всегда жила в сердце женщины, и сейчас от этого становилось только хуже, ведь она не сдержала обещание — не защитила. Не забрала туда, где они были бы счастливы, где больше не нужно было бы бояться и скрываться, не нужно было бы стесняться и прятать свою странность. Они не стали семьёй, которой должны были стать.

[indent] Она опоздала всего на два дня и теперь знает, что Айви лежит в закрытом гробу, в месте своего последнего упокоения, прямо под ивой, что растёт и цветёт на могильной земле, что хранит вечный покой семьи Спарксов. Там она лежит и спит вечным сном, под каменной статуей женщины, что своими руками обнимает уже не одно поколение умерших.

[indent] — Я УБЬЮ ИХ ВСЕХ! — женщину охватывает неистовая ярость.

[indent] Невыносимо ей представлять, что сегодняшняя, завтрашняя и все будущие ночи пройдут без неё. Она оборачивается и бьёт мужчину в грудь, на что тот только улыбается, а глаза остаются холодными и равнодушными, будто всё происходящее лишь странная шутка. Он раскрывает руки, готовый принять её в свои объятия, но она сопротивляется и продолжает бить его, пока тело не начинает деревенеть от усталости. Женщина смотрит в его тёмные глаза, и странная слабость охватывает её, а мысли о смерти Айви становятся какими-то расплывчатыми и смутными.

[indent] Тихий, еле слышный голос говорит:

[indent] — Скоро рассвет, — с последними силами она падает в его объятия и проваливается в сон.

***

[indent] Тик-так, тик-так, тик-так.

[indent] Часы продолжают тикать, отсчитывая секунды, часы и ночи жизни без сестры. Бесконечные. Безжалостные.

[indent] Тик-так, тик-так, тик-так.

[indent] Звук часов отдается у неё в голове и кажется оглушающим, пока она готовится к сегодняшней ночи.

[indent] За каждым из них придёт чудовище, неумолимое и неостановимое, полное безумия и слепой ярости, что будет калечить и убивать. Эти слабые люди будут бежать от неё, спотыкаться, кашлять кровью и умолять прекратить, но чудовище не пощадит никого, а будет продолжать калечить и убивать, пока сестра не будет отомщена.

[indent] Смерть существует, и она придёт.

[indent] Уже стемнело, а небо затянуто темными облаками. Идёт снег, и фигура, скрытая снегопадом и густым туманом, появляется у дома, в котором провела самые несчастные годы своей жизни. Ледяной воздух проникает под одежду, но женщина не мёрзнет и конечности её не застывают, а изо рта не идет пар. Сильные порывы ветра бьют в лицо, но не лишают возможности дышать. Из груди слышится странный звук, напоминающий одновременно тяжёлый вздох и безнадежный стон.

[indent] — Мама, — шепчет она, и шепот этот полон горя и мучений.

[indent] Сегодня ночью приглашение ей ни к чему. Заходит в дом и смотрит в темноту, мысленно возвращаясь к образу своей сестры, что уже никогда не перешагнет порог родительского дома.

[indent] — Мама, — склонив голову, идёт по коридору и внимательно прислушивается.

[indent] Она помнит свою родную маму: красивую, стройную, высокую, с острыми чертами лица и чёрными, как смола волосами. Она пахла розами, за которыми ухаживала в саду, словно за своими детьми. Помнит маму, что рассказывала ей истории о волшебных существах и неизведанных местах, где можно жить «долго и счастливо» с человеком, который будет принимать тебя такой, какая ты есть. Но всё это осталось в прошлом, с того самого дня, как она погибла в огне, превратившись в чёрный и обугленный труп. Об этом всегда было принято говорить как о несчастном случае, но все знали о том, что отец Спаркс ненавидел её, женившись только потому, что так было велено. Ненавидел он и странное дитя, что она понесла от него. Став вдовцом, женился во второй раз, на женщине, которая понесла от него здорового и нормального ребёнка. Никто и никогда больше не замечал и не считался с его первенцем, не обращая на неё никакого внимания. Больше никто и никогда не успокаивал её, не укладывал спать, не рассказывал сказку и не пел колыбельную. Все держались от неё подальше, говоря о ней, что она «отвратительная, отталкивающая, настоящий ужас…». Они говорили о ней словно о чудовище, в которое сами же её и превратили.

[indent] Издевательства и жестокость. Вечный страх и незнание, когда вся боль и унижения возобновятся. Пытки, совершенно непереносимые для ребенка, которому не кому пожаловаться, чтобы это остановить.

[indent] «Боль исцелит тебя», — твердила мачеха, повторяя эти слова множество раз. Хлыст и трость грозили ей каждый раз за любые невинные детские шалости. Мачеха наслаждалась, наказывая, даже не разбираясь в том, чья была вина, прежде чем бить ребёнка. И когда девочка смела сказать хоть слово в своё оправдание, указать на виновного, это неизбежно приводило только к ещё более суровому наказанию.

[indent] Но жизнь изменилось с рождением младшего ребенка, с рождением странной Айви, что никогда не презирала свою старшую сестру, а только сочувствовала ей, залезая на руки и обнимая, будто пытаясь забрать всю пережитую боль. Долгие годы никто не пытался ей помочь, а это дитя видело всё горе на лице, всю пустоту в глазах, хотя никто из них долго не решался заговорить об этом вслух, настолько ними владел страх.

[indent] — Мама, — в полной тишине слышно только скрип половиц и шелест платья.

[indent] В дальней комнате, в самом конце коридора, сидит женщина у камина, читает книгу и греет ноги у огня, пытаясь согреть себя этой холодной ночью. Она что-то слышит, смотрит в тёмный коридор, задаваясь вопросом, шевелятся ли тени сами по себе, что отбрасывают деревья, или там кто-то стоит. Ей кажется, или это просто игра теней.

[indent] — Дорогая, это ты?

[indent] Встаёт с места, оставляя книгу, и успевает сделать несколько шагов, прежде чем замирает. Она видит тень. Видит женщину в чёрном, что стоит и смотрит из темноты красными глазами, наполненными кровью.

[indent] — Это я.

[indent] Женщина вся холодеет, когда из темноты появляется фигура, что одета в великолепное чёрное, будто траурное платье. Она выходит на свет, и можно разглядеть, как лицо её искажено от глубокого гнева и всепоглощающего горя, отчего хочется невольно отвернуться, чтобы не видеть этот ужас. Кажется, вся она дышит ненавистью и безумием, и двигается словно хищное животное, выслеживающее добычу.

[indent] — Что тебе нужно? — она с трудом держится на дрожащих ногах и не может оторвать взгляд от красных глаз своей падчерицы. По телу начинают бегать мурашки, в ушах стоит гул, а щеки полыхают жаром. — Зачем ты пришла?

[indent] — Чтобы убить тебя, — с этими словами женщина бросается вперёд. Двигается быстро, и только раз успевает мелькнуть перед лицом мачехи, прежде чем ударить её головой о стену. Скорость и сила удара пугают и сбивают с толку ещё сильнее, заставляя сердце мачехи отчаянно колотиться. Голова начинает сильно кружиться, и она падет, пытаясь отползти в сторону.

[indent] — Я слышу твой страх. Твоё сбившиеся дыхание. Твоё сердце, что безумно колотится.

[indent] Женщина переворачивается через несколько секунд на бок и застывает от ужаса. Она чувствует, как ледяные руки касаются её плеч, сжимая их с необычайной силой. На лице падчерицы, белом словно снег, что лежит за окном, написана несгибаемая решительность. Вцепившись руками, пытается сопротивляться, но оказывается намного слабее и не в силах противостоять.

[indent] — Будь ты проклята, — успевает сказать, прежде чем получает сильный удар в грудь. Пытается вдохнуть, но не может. Её лёгкие как будто пусты, и когда пытается вновь втянуть воздух, ничего не получается. Грудная клетка остается неподвижной, и удушье сжимает её так, как будто тяжелый груз сейчас лежит на груди.

[indent] — Твоё желание уже осуществилось, — ещё несколько раз бьёт мачеху по голове, прежде чем видит кровь у себя на руках. Она смотрит, как тёмная кровь вытекает из разбитой головы, и все её чувства обостряются. С криком впивается появившейся жуткой клыкастой пастью в шею женщины, вонзая зубы. Отрывает кусок плоти, и жадно начинает пить кровь, не боясь испачкаться. Слышит только своё прерывистое дыхание и захлебывается в бурном, слишком стремительном потоке крови. Она пьёт и слышит безумный ритм, барабанный бой сердца, что становится тише с каждой секундой. Невольно смотрит на беспомощно склоненную голову, на открытый кровавый рот и ловит ещё едва уловимый блеск в глазах, в которых ещё теплится жизнь. Женщина, истекающая кровью, издает лишь тихий звук – чуть слышный вздох. В глазах её быстро темнеет.

[indent] — Мама? — раздается другой женский голос, привлекающий внимание.

[indent] — Ирэн.

[indent] Задыхаясь, Ирэн разворачивается и бросается назад, к себе в комнату. Захлопывает дверь и хватается за дверную ручку, пытаясь успокоиться и понять, что она только что увидела. Каждый звук, каждый скрип заставляет её желудок сжиматься, от чего к горлу подступает тошнота.

[indent] — ИРЭН, — слышится по ту сторону двери, и дверная ручка начинает поворачиваться. Девушка хватается за неё двумя руками, стараясь не дать двери открыться, но всё тщетно. Ручка поворачивается, и внутрь комнаты проходит женщина, с окровавленными руками и ртом, с красными глазами и лицом, что изуродовано зубастой пастью, разрывающей щеки. Платье её пропитано кровью, а ноги оставляют кровавые следы на деревянном полу. Она подходит, тихо рыдая.

[indent] — Сестра, — хватает за руку, притягивает к себе, заключая в крепкие объятия, точно они сейчас будут танцевать последний танец перед смертью. Онемевшая от ужаса, девушка смотрит на неё, не в состоянии издать ни звука. Лоб покрывается каплями холодного пота, а все внутренности превращаются в единый ком. Время как будто останавливается, и сердце замирает, когда острые как лезвия зубы впиваются в её шею. Она пытается сделать шаг назад и отступить, повернуть голову, чтобы оглядеться, как будто надеется на помощь. Её начинает трясти, но через несколько минут тело безжизненно падает, с грохотом ударяясь о пол.

[indent] — Прощайте.

[indent] С угрюмым лицом и испачканная в крови, выходит из дома, закрывая за собой дверь. Она оборачивается, смотрит на дом и ищет у себя в душе чувство сожаления или угрызения совести, но не находит ничего. Без колебаний убив их, ей остаётся только найти отца, чтобы убить и его.

***

[indent] Женщина выходит из тумана, и в её глазах кипит безумие, ненависть и жажда мести.

[indent] — Твоя вера тебя не спасёт, — стоит во дворе церкви, смотря на здание, что всегда ненавидела. Снаружи она кажется неприступной обителью бессмертной веры, но внутри она давно прогнила от жестокости и лжи, что здесь процветает. Они называют это Истинной Верой и твердят, что все люди — дети Света Истинного, а боль и смерть – способ очиститься от греха. И где, как не в церкви, очищать грешные души, что были отмечены Туманом.

[indent] Отца Спаркса, главу семейства Спарксов и главного священнослужителя, все знают как спокойного и рассудительного, справедливого и честного. Но за закрытой дверью своего дома, на самом деле он дикий, несдержанный и жестокий человек, с извращенной душой.

[indent] Сам он верит в то, что является истинно верующим служителем церкви, мучеником, которого постигла страшная участь – две его дочери отмечены истинным злом и прокляты необъяснимой странностью.

[indent] Сколько дней и ночей она провела в этих стенах, измученная и избитая, сейчас уже и не вспомнит. Но прекрасно помнит, как пряталась от отца, вслушиваясь в его громыхающие шаги, что эхом разносились по пустому залу. Как он находил её, хватал за руки и бросал из стороны в сторону, словно тряпичную куклу. В такие моменты, тело всегда предательски сковывало, а лицо белело от страха, что она испытывала.

[indent] «Грязное дитя», — говорил глухим голосом, полным ярости. В ответ она только плакала и умоляла больше не бить, говорила, что ей жаль и что она ни в чем не виновата. Не виновата в том, что родилась такой. Но такие слова только сильнее злили его, ведь если виновата не она, кто же тогда. Он? Как смеет так говорить. За этим неизменно следовали удары хлыстом, болючие и жгучие, словно к нежной детской коже касались раскаленным железом. Бесчисленное количество раз она возвращалась домой с красными от рыданий глазами и спутавшимися волосами, что торчали в разные стороны, — «Такая же, как и твоя мать».

[indent] Любовь.
[indent] Боль и ненависть.
[indent] Стоя тут, все чувства перемешались.

[indent] Массивная дверь легко распахивается от толчка женщины. Вампирская сила все ещё не привычна ей, и, проходя вглубь церкви, еле заметная ухмылка скользит по её губам, но мгновенно пропадает, как только взор падает на мужчину, стоящем на другом конце просторного зала.

[indent] — Отец.

[indent] — ТыЧто с тобой, дитя моё? — слышит знакомый голос, и, оборачиваясь, видит перед собой не свою не дочь, а чудовище, что пришло за ним. – Чья кровь на твоих руках?

[indent] — Я убила их.

[indent] — Кого? — задает вопрос, но ответ для него очевиден.

[indent] — Я убила их, — женщина вторит, стремительно приближаясь.

[indent] Отец что-то начинает шептать, и она отчетливо слышит, что он уже начал молиться, своими руками делая крестное знамение.

[indent] — Ты думаешь, я сгорю в истинном пламени? — спрашивает и демонстрирует свои руки, что по локоть в крови. — Как моя мама? Как моя сестра?

[indent] Смотрит на неё с осуждением и укоризной, но страх внутри него нарастает, заставляя попятиться назад.

[indent] — Не приближайся ко мне! Уходи прочь!

[indent] Он хочет броситься прочь, но она догоняет его, и между ними начинается настоящая драка. Отец не может вырваться из её рук, начинает кричать от злости и страха, отчего его вопль смешивается с криком дочери. Она хватает его за одежду и толкает что есть силы, ослепленная яростью. Мужчина ударяется о стену и вжимаясь в неё спиной, вытягивает руки, пытаясь защититься ними.

[indent] Она должна его уничтожить, превратить в кровавое месиво его лицо, свернуть шею и разорвать на куски. Кровавые слезы заливают её лицо, заставляя слепнуть, но инстинкты зверя, что убивает, двигают ею, не оставляя мужчине и шанса.

[indent] — Как ты мог убить её?!

[indent] — Я ничего не мог поделать. Она отмеченная, и люди знают, что все беды нашего селения лишь от таких как онаи ты!

[indent] — Я УБЬЮ ТЕБЯ! — женщина кричит, и внутри неё происходит взрыв. Она кидается на него, и вид её становится ещё страшнее и безумнее. Хватает его за горло и смотрит, словно пытаясь убить одним своим взглядом. Мужчина паникует, сердце начинает колотиться чаще, а на глаза наворачиваются слёзы. Ему хочется закричать, но воздух будто выбит из лёгких, и страшное желание остаться в живых не помогает в его борьбе. Сейчас это больше похоже на трепыхание слабой птицы в руках сильного ловчего, что уже не отпустит, а вот-вот свернет шею. Похолодевшими от страха ладонями отец Спаркс отчаянно цепляется за запястья дочери, в тщетной попытке отстранить их от себя. Но не обращая внимания, она безотрывно презрительно смотрит в его глаза, безмолвно обвиняя в происходящем. Сжимает горло до такой степени, что под её пальцами, на его коже, появляются бурые пятна, от чего мужчина начинает биться в немой агонии.

[indent] Её сил хватает, чтобы ловко вспороть его горло зубами. Кусок за куском отрывает плоть, и кровь почти фонтаном хлещет вокруг, разливаясь по белоснежной лестнице. Вид крови манит, запах, что чувствует, заставляет забыться, но она долго сопротивляется своим желаниям, испытывая отвращение к этому человеку. Но жажда оказывается сильнее.

[indent] Чувствуя на губах вкус горячей, свежей крови, шепчет:

[indent] — Ты омерзителен даже на вкус, — крепко прижимает его шею к своему жадному рту и уже не может больше произнести ни звука, утоляя свою жажду.

[indent] Наконец отпускает тело, встает и смотрит по сторонам.

[indent] Смерть больше не приближалась.
[indent] Она уже настигла их.

[indent] Ей остаётся только уничтожить это место. Хватает масляные лампы, что расставлены по углам, и, швыряет их в разные стороны подальше от себя. Пламя быстро разливается по тканям и поверхностям, переходя от гардины к гардине, от кресла к креслу и далее. Совсем скоро в церкви становится светло как днём. Кажется, что всё здание заскрипело и издало стон – пламя с ревом стремится вверх по стенам, достигая самой высокой арки, пожирая все рисунки на своём пути. Ещё некоторое время наслаждается зрелищем, вдыхает запах жженой ткани и горелой плоти, и слушает звуки трескающегося дерева, что наполняет душу кровожадной радостью. Кидает ещё несколько ламп во всё, что может гореть, и спешит уйти, чувствуя как глаза и легкие начинает обжигать дым, заставляя кашлять. Выходит на улицу и, щурясь от едкого дыма, наблюдает, как горит её прошлое, превращаясь в пепел.

[indent] Они умерли.
[indent] Просто умерли.

[indent] Мысли сжимаются в тугой ком, что напоминает клубок спутанных ниток, распутать который сейчас не удается. Она обхватывает сама себя в стальные объятия, сжимая пальцы до слышимого хруста. Мимолетная мысль больно жалит и отрезвляет сознание: «Нужно бежать».

[indent] Пытается сделать несколько шагов, но, словно находясь в тяжелом опьянении, чувствует усталость от охваченной ненависти, что опустошила её всю. Падает на колени и заливается смехом. Сначала тихим, едва уловим, но с каждой секундой он становится всё громче и отчетливее. Она чувствует себя так, словно теряет разум.

[indent] — Скоро рассвет, — слышит голос мужчины, и несколько секунд бегает растерянным взглядом по земле, прежде чем поднимет голову и видит перед собой невозмутимое лицо вампира, что, словно привидение, неожиданно появился перед ней. Его ладонь, изящная и тонкая, такая же холодная, как и у неё, касается её руки и помогает подняться с земли. Он нежно целует испачканные кровью пальцы и тянет ближе к себе, заключая в объятиях.

[indent] — Я в тебе не ошибся, — смотрит в глаза и оставляет лёгкий поцелуй на её губах, исчезая с этого места вместе с ней навсегда.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/4/996423.png[/icon][status]Госпожа Смерть[/status]

+4


Вы здесь » Готика » Осколки » Воспоминания