Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » Вновь и вновь


Вновь и вновь

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


✧✧✧
https://i.ibb.co/GvvwYLj/f8496021ac48917d04366326aa99a9c6-1.jpg
[82 год, месяц Жатвы]
[Утёс, Учёный квартал, дом Арианы]

Карл Карлсон, Ариана Роу

✧✧✧
Какие привычки - такие и встречи.

+1

2

[indent] Карл посмотрел на Руфуса. Карл посмотрел на Брэда. Снова на Руфуса. Снова на Брэда. И все – сверху вниз. Не потому, что Карл выше – ростом или положением. А потому, что Руфус и Брэд сидели, а Карл – нет. Ему не разрешили, и он не дерзнул противиться. Несмотря на то, что из всей троицы именно вор чувствовал себя хуже всех – и физически, и психологически. Сопливым его прозвали не просто так – он был болезным и болел всегда. Но сегодня он ощущал себя даже хуже, чем обычно – видно, подхватил совсем дурную заразу. Кружило голову, ломило кости, клонило в сон. Карлу тяжело было что стоять, что концентрироваться, что воспринимать поступающую извне информацию. Карл слушал Руфуса, Брэда. Но не понимал, что те говорят, что требуют, чем грозятся. Вдруг Руфус перестал над Карлом насмехаться, перейдя от шуток к делу. Он попросил Брэда привести Карла в порядок, и тот привел – по-своему, грубо – отвесив вору подзатыльник. На удивление, шлепок помог – сознание Карла прояснилось. Страх перед последующими подзатыльниками отрезвил вора. Как оказалось, от Сопливого требовалось очевидное – работа по специальности – кража. Кража определенной шкатулки из определенного дома в определенное время – через несколько часов. Времени на подготовку не было, взамен – честное слово Руфуса, что хозяина квартиры и шкатулки вечером не будет дома. Варианта отказаться не было, и Карл согласился.

[indent] Руфус – ублюдок. Он грабит Карла.
[indent] Но и Карл – ублюдок. Он грабит граждан.

[indent] Карл отыскал нужный дом. Карл отыскал нужную квартиру. Этаж – третий, падать – долго. Но Карлсон – профессионал. Он уже покорял подобные высоты. Гордился тем, на что горазд. Но гордился молча, не хвастался – хвастовство в родном квартале кончалось плохо. Впрочем, в родном квартале – портовом – все кончалось плохо. Когда-нибудь плохо кончит и Карл. Карл залез в нужную квартиру, начал искать нужную шкатулку. К сожалению, спрятана та оказалась надежно. Возможно даже, ее и вовсе не было здесь. В любом случае, вор не справился с поставленной задачей. Ведь Руфус дал неверную информацию – хозяева вернулись. Услышав, что кто-то возится с замком, заранее испорченным, Карл среагировал быстро – вылез из окна, полез на крышу. Он не сомневался, что сможет по крышам сбежать почти от кого угодно, ведь крыши – его территория. Вот только до нее добраться вор не смог – сорвался. Путь к земле оказался более долгим, чем предполагалось. Отчасти потому, что время будто остановилось, но больше потому, что по пути Сопливый зацепил своим хлипким телом всевозможные выступы и навесы, ударяясь о них и от них же отскакивая. Еще до столкновения с землей он был потрепан, но именно оно его добило, вышибив воздух из груди. Карл дважды потерял сознание и дважды его обрел прежде, чем вновь научился дышать. Кое-как оторвав лицо от земли, он встал на четвереньки. Сплюнув желчь, он встал на ноги. Медленно передвигая одну ногу за другой, он зашел за угол. Отыскав самый темный закуток, он рухнул там. Собираясь с силами, он думал, куда идти. Идти ему было некуда – отовсюду бы его прогнали. Шевеля извилинами, он перекапывал воспоминания. Ученый Квартал, где он сейчас и находился – далеко не излюбленный им же район города. Подобных ему крыс отсюда гнали не только лишь дурными словами, но зачастую и кулаками, и даже клинками. Он и в лучшем-то состоянии с трудом добрался до нужного дома, а в куда более плачевном состоянии вернуться самостоятельно вор вряд ли бы смог. Но мозг согласился работать и нужное воспоминание всплыло в сознании. Он слышал, что паре бедолаг помогла местная целительница. Звучали их россказни, как сказки-небылицы. Но вариантов у Карла не было, и он пошел на поводу у надежды. Точнее – пополз. Кое-как Сопливый добрался до нужного дома. И рухнул перед дверью. Не в силах свершить большее, он постучался о дверь головой – слабо и тихо.

[indent] Карл не знал молитв.
[indent] Но Карл молился.

+3

3

[indent] Комната полнилась ароматами сушёных трав, аккуратно разложенных на массивной дубовой столешнице. За столом, у самого окна, сидела Ариана и медленно, практически медитативно, перебирала сухие стебли, бережно складывая их один к одному и перевязывая заготовки тонкими льняными лентами.

[indent] Когда что-то вдруг тихо ухнуло со стороны входной двери, девушка рефлекторно повернула голову на звук. Маркус - тринадцатилетний парнишка, с пару месяцев назад напросившийся к Роу в помощники, - прервал чтение и вопросительно умолк, заметив непривычно резкое движение со стороны наставницы. Девушка отложила только что перевязанный душистый пучок шалфея и отряхнула ладони от частичек сушёной листвы.

[indent] - Запомни, где остановился, - встав из-за стола, Ариана мягко улыбнулась в ответ на тягостный вздох мальчишки. Увлечённый чтением вслух, он, видно, не услышал странного звука, а потому и не понял, что именно заставило девушку направиться прочь из комнаты. А вот Ариана, для которой слух был едва ли не единственной заменой зрению, всегда доверяла своим чувствам и интуиции. Девушка была уже в нескольких шагах от входной двери, когда глухой удар повторился - слабо и еле слышно. Ощутив подспудную тревогу, Роу преодолела последние пару метров и, наконец, потянула дверную ручку на себя.

[indent] Каждый раз открывая дверь, Ариана ожидала увидеть повисшие в пустоте пятна - иногда яркие и обширные, а иногда - едва-едва различимые. Так она привыкла видеть всех, кто сюда приходил, ибо редко на пороге их с отцом дома оказывался кто-то абсолютно здоровый и ни в чём не нуждавшийся. Но в этот раз Роу невольно оцепенела - она привыкла замечать абстрактные пятна, но была совершенно не готова разглядеть практически весь человеческий силуэт. Очевидно было одно: что бы ни произошло с неизвестным, распластавшимся прямо у порога, он нуждался в скорейшей помощи.

[indent] - Маркус! - взяв себя в руки, Ариана позвала мальчишку - негромко, но достаточно для того, чтобы тот услышал её из соседней комнаты. Сохраняя внешнее спокойствие - разве что еле заметно поджав губы, - она присела рядом с незнакомцем и протянула руку: сначала коснулась плеча, потом сместила ладонь, тихонько ощупывая пальцами спину пострадавшего. Яркие пятна перед глазами продолжали пульсировать, но позвоночник, судя по всему, всё же был цел - хоть какое-то утешение.

[indent] Позади послышался торопливый топот, и уже через мгновение над головой целительницы зазвучал испуганный голос Маркуса:

[indent] - Ой! Мистер! Что же это... - эмоции быстро взяли верх над сердобольным мальчишкой, и его реакция ещё больше убедила Ариану в том, что им нужно было спешить.

[indent] - Тише, Маркус. Лучше помоги мне.

[indent] Вдвоём они подхватили обессилевшее тело и под чёткими указаниями целительницы перенесли в комнату. Помощь Маркуса, торопливо и в красках описавшего Ариане открывшуюся перед ним картину, оказалась как нельзя кстати, хотя мальчишка, очевидно, нервничал и сильно переживал, впервые столкнувшись с чем-то настолько серьёзным. Впрочем, ему ещё только предстояло понять, почему Ариана всегда сохраняла спокойствие перед пациентами, сдерживая любые проявления тревоги со своей стороны. Однажды он поймёт, что зачастую волнения лишь удваивают страдания и без того телесно измученных душ.

[indent] - Набери воды, пожалуйста.

[indent] Маркус выскочил из комнаты, побежав выполнять поручение, а девушка тем временем склонилась над уложенным на койку юношей. Множественные кровоточащие ссадины по всему его телу были наименьшей из проблем, хотя о них тоже следовало скорее позаботиться, ведь некоторым и одного пореза хватало для того, чтобы схватить серьёзное заражение. Но прямо сейчас целительницу больше всего беспокоили несколько особенно ярко пульсирующих вспышек - они вполне могли оказаться переломами.

[indent] - Вы меня слышите? - Ариана тихо позвала юношу. Положив ладонь ему на грудь, девушка почувствовала, как тяжёло та вздымалась от неровного дыхания. - Как вас зовут? - если незнакомец всё-таки был в сознании, то следовало бы поддерживать его в таком состоянии - любыми способами - по крайней мере некоторое время.

+3

4

[indent] Люди – материя, изменчивая и внешним манипуляциям подверженная. Но если все вокруг – глина и тесто, тогда Карл – дерьмо. Что из него ни лепи, как ни обжигай, суть останется прежней – ни толку, ни выхлопа, лишь воздух испортится. И если другие под нажимом меняются, находя в себе стержень, один лишь Сопливый становится лишь более жалким. Судьба пытала его одиночеством – и он стал плаксивым. Судьба пытала его болью – и он стал болезным. Судьба пытала его страхом – и он стал раболепным. Удивительно ли, что люди увереннее и сильнее вольны им распоряжаться – толкают на риск, на авантюры? Удивительно ли, что сам он сплевывает кровь, барахтается в лужах, головой стучится в запертые двери? Удивительно ли, что помощь богов – единственное, на что он мог бы рассчитывать? Нет, нет и… нет. Удивительно лишь то, что его молитвы были кем-то услышаны. За стенами дома послышался торопливый топот, а сразу после – щелчок замка и скрип петель. Карл чудом успел увернуться от открывающейся двери, не рассчитывая увернуться от последующего удара разозленного хозяина дома – ведь только к подобного рода приветствиям он был с раннего детства приучен. Удара, к счастью, не последовало – открывшая дверь хозяйка лишь вскрикнула. Вскрикнула она, к сожалению, мужское имя – «Маркус». Что ж, это будет далеко не первый Маркус, что возьмется выбивать из Карла дух. Вероятно, впрочем, что это будет последний Маркус, которому доведется выбивать дух из Карла. Ни бежать, ни сопротивляться у вора уже не было ни сил, ни желания – сдохнуть все же было проще, приятнее. Иной надежды, кроме этой, исчезающей, у него уже не было. Но прибежавший Маркус оказался не крепкотелым мордоворотом, с которыми Карл привык иметь дело, а тщедушным мальчишкой, от вида гостя чуть даже побелевшим. «Обидно» – подумал было Сопливый, понимая, что такой малец вряд ли покончит с вором одним, последним ударом – придется черноглазому еще немного помучиться.

[indent] Как оказалось, помучиться Карлу придется еще немало.

[indent] Женщина и мальчик, вопреки ожиданиям вора, как можно нежнее подхватили его на руки и оттащили не в подвал, дабы пытать, и не в подворотню, дабы выкинуть, а в комнату, дабы помочь. Они положили его на кровать – самую чистую из всех, на которых доводилось лежать Карлу. И принялись помогать. Если женщина держалась спокойно, уверенно – чем лишь смущала необычного пациента, независимо от намерений, то мальчик весь дрожал и волновался – тем лишь успокаивая необычного пациента, наводя того на мысли о лучшем.

[indent] – Слышу, – проскрипел Карл, чуть промедлив, – Карл… Карлсон…

Отредактировано Сопливый Карл (2021-07-17 18:53:59)

+2

5

[indent] Юноша был в сознании. С одной стороны, это вселяло долю оптимизма, ведь будь дела совсем плохи, слова девушки едва достигли бы его разума. Но с другой, это означало, что прямо сейчас Карл испытывал весь ужасающе разнообразный спектр болезненных ощущений, и каково ему было всё это терпеть - можно было только догадываться. Девушка едва заметно вздохнула, но не стала поддаваться мгновению слабости. Сострадание, жалость и сочувствие, разумеется, были необходимы в её ремесле, однако они должны были составлять основу двигающей силы, а не быть балластом, мешающим мыслить ясно.

[indent] - Очень приятно, мистер Карлсон. Меня зовут Ариана Роу, - она представилась вежливо и будто бы даже приветливо, словно обстоятельства их знакомства вовсе не были такими уж критическими. - Если вдруг я сделаю вам больно, дайте знать.

[indent] Продолжая прикосновениями изучать тело юноши на предмет возможных переломов, Ариана обхватывала и аккуратно сжимала пальцами руки Карла, начиная от плеч и заканчивая запястьями. Роу прислушивалась к каждой, даже малейшей реакции на её касания; и когда юноша резко прерывал дыхание или же, напротив, шумно выдыхал, девушка ненадолго замирала, дабы ненароком не сделать ему ещё больнее.

[indent] Своеобразный осмотр не занял много времени, и к тому моменту, как Ариана проделала всё те же нехитрые манипуляции с ногами пациента, в комнату вернулся запыхавшийся Маркус. Услышав, как ведро с глухим металлическим звуком и характерным бульканьем опустилось на пол рядом с кроватью, девушка повернула голову в сторону мальчишки и благодарно кивнула.

[indent] - А вы везучий, - проговорила она без тени лукавства в голосе, когда обернулась обратно к Карлу. - Кости в руках и ногах у вас целы - это большая удача.

[indent] Возможно, с первого взгляда сложно было назвать везучим человека, чьё тело превратилось в одну сплошную боль; однако множество ссадин и ушибов, а также пара вывихов (из-за которых Карл, похоже, и не мог держаться на ногах) даже в таком количестве не представляли серьёзной опасности, да и в лечении были не столь уж тяжёлыми. Гораздо большее беспокойство Арианы вызывало другое - Карл явно испытывал острую боль в районе груди. Он хрипло и неровно дышал, что могло быть очень тревожным симптомом, да только Роу не привыкла торопиться с выводами.

[indent] - Маркус, у мистера Карлсона вывихнута лодыжка и сильный ушиб колена, нужно снять отёки. Приложи холод, - сопровождая свои слова жестами, девушка указала юному помощнику, с чем необходимо было разобраться в первую очередь, а сама встала и быстрым шагом подошла к шкафу у стены.

[indent] Замешкавшись лишь на пару мгновений, Ариана выдвинула один из ящичков и извлекла оттуда небольшой свёрток - нечто в её руках было несколько раз обёрнуто в плотную ткань, - после чего девушка вернулась и снова села перед кроватью. Более ни на что не теряя времени, она освободила тяжело вздымавшуюся грудь Карла от рубахи и, коснувшись кожи пальцами, сосредоточилась на тех вспышках, что беспокоили её больше всего.

[indent] Даже отсутствующее зрение не помешало ей понять, как сильно отекла и, скорее всего, покрылась гематомами грудная клетка юноши. Ему явно было тяжело и больно дышать, но помимо отёков Ариана не ощутила больше никаких подозрительных симптомов: ни странных впадин, ни неестественных выпуклостей. К счастью, её смутные опасения не оправдались - переломов не было; однако рёбра были сильно ушиблены и, скорее всего, местами не обошлось без трещин.

[indent] - Будет немного холодно, - мягко предупредила она и приложила смоченный в холодной воде кусок чистой ткани к отёку на груди. - У вас повреждены рёбра. Не переживайте, ничего смертельного. Но лечение будет болезненным...

[indent] Излечить внутренние повреждения мазями и прочими примочками она не могла, поэтому собиралась прибегнуть к силе эфира, которой, однако, пользовалась не так уж часто. Магия целительства оказывала Ариане и её пациентам огромное подспорье, но, как ни крути, любая магия была вмешательством в естественные природные процессы. А когда силой заставляешь организм заживлять тяжёлые раны в короткие сроки - приходится платить, и плата эта может быть не из приятных. Отчасти именно поэтому Роу старалась обращаться к силам эфира как можно реже, отдавая предпочтение более стандартным методам лечения. Другая же причина редкого использования магии лежала совсем уж на поверхности и была лишена какой-либо лирики: сил и умений Арианы попросту не хватало на долгие "магические сеансы".

[indent] Девушка взяла свёрток, который до этой минуты лежал у неё на коленях, и развернула его - так в её руках оказался маленький мешочек, набитый чем-то сухим и шуршащим. От мешочка исходил сильный, но не резкий аромат; смесь внутри него обладала расслабляющими и болеутоляющими свойствами, но порой могла вызывать галлюцинации, а посему доставался этот мешочек только в исключительных случаях.

[indent] - Это поможет уменьшить боль. Возможно, вы даже сможете заснуть, - с этими словами она положила мешочек на подушку, рядом с головой Карла. - Не беспокойтесь, с вами всё будет хорошо.

[indent] А пока у неё было немного времени подготовиться. Всё, что сможет, она исправит магией исцеления. А то, на что магических умений не хватит, обязательно будет исцелено временем, отдыхом и надлежащим уходом.

+1


Вы здесь » Готика » Осколки » Вновь и вновь