Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Действительность » Перед падением


Перед падением

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[84 год, весь месяц Тепла Солнца]
[Утёс, Драгоценный квартал, Судебный квартал, Портовой квартал]

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/4/101243.png
Дама Пик, Доминик, Ной, Фалько Лурц, Леонардо Флоренци

«У Дамы Пик большие планы на эту жизнь.»

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/4/965620.png[/icon]

0

2

Второй день месяца Тепла Солнца

https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/4/338811.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/4/918757.png https://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/4/734291.png

[indent] Большое Гнездовье.
[indent] Место абсолютной силы.
[indent] Место абсолютной власти.

[indent] Одинокий экипаж передвигается по безлюдным улицам и наконец останавливается. Несколько мгновений ничего не происходит, пока наглухо прикрытая оконная шторка, которая не пропускает ни света, ни тени от разожжённого ночного огня, не отодвигается. Теперь за нею можно разглядеть тонкую тёмную фигуру, которая скрывает своё лицо от любых посторонних,  любопытных глаз за чёрной ажурной вуалью. Но если приглядеться, то можно кое-что разглядеть. Так, по открытой нижней заострённой части лица и по чёткому контуру пышных алых губ, можно с уверенностью сказать, что это женщина, что ко всему прочему ещё и довольно молода. А по тому, как двигается её рот, что она с кем-то говорит и находится в экипаже не одна. И действительно, рядом с ней сидит мужчина, который смотрит на неё во все глаза.

[indent] — О чём думаешь? — широкая ладонь, которая лежит на колене, несколько раз нервно вздрагивает. Мужчина словно порывается коснуться женщины, взять за руку или приобнять, но не решается.

[indent] — Вспоминаю.

[indent] — О чём?

[indent] — О том, как когда-то впервые приехала сюда.

[indent] — И что ты помнишь?

[indent] — Всё. И помню так хорошо, будто бы это было только вчера, — женщина не обманывает, она действительно помнит всё. Как в ту тёплую летнюю ночь, точно так же, как и сейчас, она сидела в экипаже и смотрела в окно. Тогда она могла только гадать и представлять, какое счастье её ждёт, но это совершенно не мешало ей уже тогда начать с упоением его предвкушать. И всё началось с малого. С того, что женщине открыли дверь, и, выставив кончик туфли, она сделала элегантный, но уверенный шаг во тьму ночного Утёса. Спустилась по ступенькам и оказавшись на твёрдой земле, позаботилась о своём внешнем виде. Как и всегда. Об этом она не забывает никогда.

[indent] — В этом вся ты.

[indent] — В этом вся я, — усмехается и продолжает вспоминать.

[indent] Тогда она поправила складки платья и расправила длинный подол. Убрала с лица лёгкую вуаль и быстрой, твёрдой походкой зашагала к главным воротам, собираясь внутрь прославленного Большого Гнездовья попасть. И ей удалось. Женщина перешагнула порог, обманув стражников, которые в ту ночь охраняли главный вход. И дело тут не только в широкой обворожительной улыбке, которая может заставить любого мужчину замолчать, а в том, что женщина прекрасно умеет «убеждать». Навязывать свои мысли и слова, и этой её странности практически никто не может противостоять. Вот и они не смогли, а потому без лишних вопросов со своей стороны, по длинным коридорам женщину провели. А она шла и краем глаза заглядывала в открытые двери встречающихся по пути кабинетов, гостиных и спален. Смотрела и любопытство своё удовлетворяла: всё ли тут действительно именно так, как она себе когда-то представляла. Что тут просторно и светло, а в комнатах, которые заполнены дорогой деревянной мебелью, ещё и горят мраморные камины, от которых распространяется успокаивающее тепло. Что тут стены украшены искусно написанными картины и вручную вышитыми гобеленами, а поверхности уставлены многочисленными старыми книгами, фарфоровыми статуэтками и хрустальными вазами, с распустившимися в них красивыми цветами.

[indent] — И что скажешь? Представления оправдались?

[indent] — Да. И я хочу всем этим обладать, — фантазия её не подвела, и потому, когда в ту ночь она Гнездовье покидала, думала только об одном — «однажды всё это станет моим, нужно только подождать». И время пришло. Теперь, для того чтобы осуществить задуманное, у неё есть всё.

[indent] Мужчина ничего на это не отвечает, так как до конца сам не понимает, к чему именно она ведёт. Её привлекло само убранство дома? Что за ерунда. Он знает что она уже много лет не бедствует, а потому ни о какой «голодной зависти» с её стороны не стоит и говорить. Да и он может побиться об заклад на свой собственный дом, что богато обставленные комнаты её поместья точно ничем Гнездовью не уступают. Тут точно дело в чём-то другом.

[indent] — Что-то изменилось там за все эти года?

[indent] — Совершенно ничего, — отворачивается от окна, и женский спокойный взгляд встречается с возбуждённым мужским. — Не считая новых морщин, которые незаметно, но быстро расползлись тонкой паутиной по лицу вечно взволнованной и встревоженной Изабеллы.

[indent] Но это и не удивительно. Женщина не представляет, как здоровый человек вообще способен столько переживать. По поводу и без. А потому ей всегда было любопытно, как Изабелла по ночам засыпает? Нужно будет обязательно спросить. Как раз перед тем, как женщина схватит её за хрупкую шею и начнёт душить. Только бы не забыть.

[indent] — Таково бремя власти, — мужчина улыбается, и из груди вырывается звук похожий на тихий «фырк». — Но тебе это не грозит.

[indent] — Прекрати, — делает несколько еле уловимых движений рукой и достаёт небольшие золотые карманные часы, с именной гравировкой на них. — Не стоит смеяться над ней. Проявим уважение — её дни сочтены.

[indent] — Только не говори, что тебе её жаль, — он знает что это ложь, ведь по пальцам одной руки мужчина может пересчитать всех тех, кому она способна искренне сопереживать. И он хорошо знает всех этих людей в лицо.

[indent] — Почему? Все эти года она была мне как сестра.

[indent] — Вот именно, что «как». Она тебе не сестра, не смеши меня.

[indent] — Но все так считали и продолжают считать. А потому мы тоже никогда не должны об этом забывать. Должны всем говорить, что нам очень её жаль, — подносит руку к груди, и протяжно и громко выдыхая, наигранно изображает тяжёлую печаль.

[indent] — Так ты входишь в образ? Изображаешь печаль? Я так и знал.

[indent] — Старюсь, но знаешь… По мальчишке я действительно буду скучать.

[indent] — По Витторе? Ты мало что о нём говорила.

[indent] — Если бы ты только с ним познакомился и получше узнал… Он бы тебе понравился. Своенравный и… Знаешь, этим очень похож на тебя, — дышать ей совсем не обязательно, но отчего-то её грудь снова тяжело вздымается и опускается. — Я сильно к нему привязалась. И даже всерьёз задумывалась о том, что впервые за много лет могу быть не одна. Что у меня может появиться настоящая семья.

[indent] — Но теперь ты не одна. У тебя есть большая семья, и все мы, — делает паузу и морщит нос. Проклятое слово «мы» так и начинает зудеть в голове, — любим и поддерживаем тебя.

[indent] — Говори за себя, — он прав. Она не одна и у неё есть семья. Совершенно чужие ей по крови люди, которых решила отблагодарить. Которых решила за те или иные полезные качества вознаградить и частичку своей безграничной силы подарить. Но на собственном примере она знает наверняка: такая сила может свести с ума. Может заставить сделать то, на что в здравом уме никто не пойдёт. Но они уже подле неё, а значит ей не остаётся ничего другого, кроме как сидеть и уповать на то, что они продолжат её любить. И никогда не подумают собраться против неё и нож в спину всадить.

[indent] — Так, ты всё ещё хочешь его обратить? Столько детей под одной крышей

[indent] — Нет, — перебивает и не даёт договорить. — Этому не бывать. Я не сомневаюсь в том, что непременно настанет день, когда он захочет за смерть своих родителей отомстить. А мне не останется ничего, кроме как его за это убить. Потому лучше до этого не доводить, — как бы она не хотела, она понимает, что права. Что это слишком рискованно и таким поступком она может подставить под удар не только себя.

[indent] — А как же узы? — спрашивает, но мужчина едва ли до конца понимает, на что именно сейчас её толкает. Насколько это серьёзно и… Для неё это просто грязно. Всё равно что покупать чужую любовь.

[indent] — Я до такого не опускаюсь. Всем, кто находится рядом со мной, я предоставляю выбор. И он простой: безграничная любовь или вечный покой.

[indent] — Значит, ты не так уж сильно и любишь его.

[indent] — Я и не говорю о «любви» со своей стороны, — уголки губ ползут вверх, и на смену нежной улыбке приходит усмешка, которая искажает прелестное лицо. — Мне достаточно вас просто ценить за то, что каждый из вас может мне что-то интересное предложить, — мужчина снова морщит нос. Его она должна не просто ценить, но они вернутся к этому разговору потом. А пока он не хочет её перебивать и даёт спокойно говорить продолжать. — А Витторе… Я убью его собственными руками. Как и его отца, и мать. А после этого — больше не вспомню о них никогда. В тот же момент фамилия «де ла Серра» пропадёт из моей памяти навсегда.

[indent] — А как же люди, которые стоят на площадях и преданно выкрикивают их имена?

[indent] — Я дам им время на скорбь и на то, чтобы они тоже смогли обо всём позабыть. А если не захотят… Что ж. Тогда уже Доминику придётся решать этот вопрос, — если люди будут недовольны, то в одиночку их недовольства ей не подавить. А вот капитану стражи Утёса, такая работу с руки и по плечу.

[indent] — Господин Доминик Бертло, — проговаривает имя, процеживая буквы и буквально пробуя на вкус. — Ты ему доверяешь?

[indent] — Более чем.

[indent] — Интересно, чем он это доверие заслужил.

[indent] — Прекрати, — в этот раз голос звучит строже, и она осаживает его. — Это тут совершенно ни при чём. Он для меня полезный инструмент, как и я для него. И нас это более чем устраивает. А когда я говорю про ту самую «безграничную любовь», не стоит принимать мои слова за чистую монету. Кто-то смотрит сквозь призму любви, кто-то — через другую. Для кого-то «безграничная любовь» — это «безграничное уважение» или банальное «безграничное подчинение».

[indent] — Значит, он будет убивать ни в чём не повинных людей? — почему он спрашивает? Его это удивляет? Да и к тому же, ни в чём не повинных не бывает.

[indent] — Если придётся. Но ему так или иначе придётся, как и тебе. Все эти стражники и личная гвардия, которая не на нашей стороне… Им всем ту ночь не пережить.

[indent] Мужчина замолкает, отворачивается и смотрит в окно. Он уже слышал эти слова от неё и не раз, но ему всё так же с трудом удаётся их переварить и в голове всё по порядку разложить. В таких масштабах ему ещё не приходилось убивать, но ничего не поделаешь — уже поздно отступать.

[indent] — Но, можешь мне кое-что объяснитьЗачем всё это? Что ты хочешь ещё получить? Богатство, силу, власть? Всё это у тебя уже есть. Тебе недостаточно? Я просто пытаюсь понять.

[indent] — Зачем? Что за глупый вопрос.

[indent] — Едва ли ты считаешь меня глупцом. А потому не заставляй меня дважды повторять и отвечай на мой вопрос.

[indent] — Ты прав. Если бы я считала тебя глупцом, ты бы не сидел сейчас рядом со мной.

[indent] — Отвечай, — из его груди вырывается ещё один «фырк», но на этот раз никто из них не смеётся.

[indent] — Что я могу сказать… Амбиции? Да. Это всё они. У меня их хоть отбавляй.

[indent] — Амбиции. Только и всего? Ты хочешь мне сказать, что собираешься свергнуть местную власть только из-за них? Я всегда знал, что тебе их не занимать, но и подумать не мог, что одними лишь «амбициями» можно оправдать всё, что мы собираемся сделать.

[indent] — А я никогда не думала, что кто-то осмелится мне что-то подобное сказать.

[indent] — Ты прекрасно знаешь, что я совсем не тот, кто станет тебя или твои решения осуждать. Но и врать я тебе тоже не хочу. А потому не молчу и говорю о том, что меня беспокоит. Я должен всё знать, потому как вся эта затея — огромный риск, а я не готов из-за твоих пустых амбиций всё сейчас потерять.

[indent] — Хочешь копнуть глубже?

[indent] — Хочу.

[indent] — Тогда слушай. Я — никто. Не из таких как ты или прелестный Витторе. Не из таких, которые по праву рождения уже оказываются на вершине. В ваших руках с самого раннего детства сосредоточены все прелести и радости жизни: вы располагаете богатством и властью, а еще пользуетесь авторитетом, ведь ваша фамилия идёт далеко впереди вас. Даёт безграничные возможности и открывает запертые двери. И я верю в то, что вы проживаете такую счастливую жизнь от того, что наверняка у всемогущего Лона или проклятого Тумана на то есть веские причины. Но то, что я это понимаю, совсем не означает, что я это принимаю.

[indent] На несколько мгновений воцарилась абсолютная тишина. Кажется, мужчина просто не знает, что ему на всё это сказать, а женщина собирается с мыслями, чтобы продолжить ему свою душу открывать.

[indent] — Мне продолжать? — в ответ он только коротко кивает и смотря со всей серьёзностью, остро ощущает то, что будь он самым обычным человеком — закурил бы уже давно.

[indent] — Хорошо. Ты знаешь о том, что моё детство было не простым. Что меня считали странной и больной, а все мои «пустые амбиции», что тогда были лишь «пустыми мечтами», пытались выбить из меня гибкими прутьями. Раз за разом. День за днём. Но именно они давали мне силы всё переносить, не опускать руки и продолжать дальше жить…

[indent] Но за всем этим крылась страшная опасность. В тот день, когда она окончательно и бесповоротно вышла из тени своего отца, она потеряла всякий контроль над собой. Чем старше и сильнее становилась женщина, тем больше амбиции менялись. Они становились всё более серьёзными и опасными. И она, для того чтобы задуманное осуществить, стала прикрываться мраком, который становился всё непрогляднее. Он стал ней управлять, а она стала своими амбициями буквально «жить» и «дышать».

[indent] — Я скажу сейчас что-то, что может звучать смешно. Но я поднялась из самых низов и всё, что сегодня имею — далось мне непосильным трудом. А значит я точно так же, как и ты, не готова всё сейчас потерять, — женщина отвешивает взгляд, что полон высокомерия. Но не такого, которым хочет мужчину пристыдить. Смотрит и просто даёт понять, что ему её не переубедить.

[indent] — Ты рассказала намного больше, чем я ожидал.

[indent] — Мне нечего скрывать. Ты задал вопрос и получил ответ, а теперь будь добр ответить и на мой: ты со мной?

[indent] — Тебе не только амбиций не заниматьНо и чувства юмора.

[indent] — Буду расценивать это как «да», — говорит и снова усмехается.

[indent] — Абсолютное «да».

[indent] — Пожмём руки?

[indent] — Прекрати, — саркастично вторит её словам и закатывает глаза.

[indent] — Тогда, — тянется и касается мужской руки, устраивая свою ладонь поверх его, — давай так.

[indent] — ЗнаешьУ меня есть мысль. Вот только не знаю, уместно ли она сейчас будет звучать. Почему бы нам всем не пойти по третьему пути? Да, у нас сейчас выбор между тем, чтобы попробовать захватить власть или всё потерять, но почему нам не попробовать начать ими управлять? Находиться в тени и только указания давать. Разве так не безопаснее? Для тебя, для меня, для всех остальных?

[indent] — Кажется, ты не до конца уловил суть рассказа про моего отца. Но не так важно… Да, мы могли бы откинуть все мои амбиции и попробовать ими управлять. Залезть под самую кожу и начать жить как паразиты, которые будут только у них всё брать и отнимать. Но кто нам даст гарантию того, что завтра не сменится власть? Что кто-то другой не рискнёт и не решится на то, чтобы свергнуть их или всё потерять? Мы можем тогда всё потерять и нам придётся с самого начала свой путь начать. И это ещё хорошо, если наши головы окажутся на местах — на наших плечах.

[indent] Она знает о чём говорит. Знает всех этих людей голодных до власти и жадных до денег. Они улыбаются в лицо, но на самом деле только и ждут удачного момента для того, чтобы напасть. Растоптать или разорвать. И когда к власти придёт она… Они и с ней точно так же поступить попытаются. Вот только женщина собирается их опередить и дать им понять, что её лучше не злить.

[indent] — Не могу не согласиться с тобой, но я должен был предложить.

[indent] — Да и сейчас просто идеальный момент.

[indent] — Ты про Ремесленный квартал говоришь?

[indent] — Да. Недовольство рабочих растёт с каждым днём. И дело не только в том, что условия труда ужасны, а рабочие нормы завышены и невыполнимы. Дело в том, что они работают ночью и днём, а их детям по-прежнему нечего есть… Ведь зарплаты не просто задерживают. Их не выплачивают уже в который раз.

[indent] — Значит, вот кого тебе жаль? Уставших рабочих и их голодных детей?

[indent] — Нет. Не нужно перекручивать мои слова. Это действительно просто идеальный момент для нас, которым нужно воспользоваться. Только и всего, — пожимает плечами, показывая, что она действительно нисколько им не сопереживает. — Люди сильно устали и скоро эмоции обязательно возьмут над ними вверх. Ими завладеет желание всё поменять, и они выйдут на улицы всё разрушать. Грабить, убивать… Бунтовать, если говорить простым языком.

[indent] — Мы для них радужная перспектива?

[indent] — Да. Они недовольны нынешним положением вещей, а потому будут с большим восторгом нам рукоплескать и с большим энтузиазмом за нами наблюдать.

[indent] — А дальше дело «за малым», — мужчина делает акцент на словах, — нам всего-то нужно будет разочаровать их во власти.

[indent] — Мы обязательно спросим, чего они хотят. Но что им может быть нужно? Немного медных монет, еда и крыша над головой… Только и всего. Давай смотреть правде в глаза: мы не устраиваем переворот только для того, чтобы малоимущих спасать и как-то им помогать.

[indent] — А как же дети? — другой, свободной рукой, мужчина достаёт золотую монету и начинает ловко перекатывать её между пальцев.

[indent] — Подумай лучше о своих, — в отличии от его отца, мужчину не заберёт Туман, а значит дочери он не оставит ничего. Все его деньги навсегда останутся при нём. А это значит лишь одно: ему нужно для неё отдельное состояние раздобыть. — Да и ты сам собрался жить вечно. Или я не права? А для этого нужно располагать немалыми средствами. Твоё нынешнее состояние… Нам нужно хорошо постараться и приумножить его. В несколько раз.

[indent] — У тебя большие аппетиты.

[indent] — Кстати о них. Я жутко голодна. — убирает руку и прикладывает указательный палец к губам. — И от всех этих разговоров… устала.

[indent] — Тогда чего же мы ждём? — внимательно смотрит и невольно перенимая поведение, повторяет за ней. — Давай поедим.

[indent] — Приглашаешь на «ужин»?

[indent] — Приглашаю. Но сначала ответь мне на последний вопрос, — женщина всё ещё держит в руке часы и мужчина кидает взгляд, как бы указывая на них. — Сколько ты им отвела?

[indent] — У них есть время до конца этого месяца. А потом… Как только солнце спрячется за горизонт… Мы придём и всех убьём. Но не будем загадывать и спешить, есть ещё несколько важных моментов, которые мне нужно решить.

[indent] — Хорошо. Всё остальное обсудим потом. А пока, — мужчина смотрит в окно и указывает на молодую девушку, которая пересекает улицу и как раз в их сторону идёт, — как она тебе?

[indent] — Она тянет разве что на дешёвый перекус, — придирчивым и оценивающим взглядом проходится по девушке от самых ног и до её белокурой головы. Но голод берёт своё, а потому женщина не говорит «нет».

[indent] — Не будь так строга. Дай ей шанс. Может она нас своим вкусом ещё удивит, — наклоняется корпусом вперёд, и согнув указательный и средний палец, стучит по стенке. Экипаж незамедлительно останавливается, а мужчина открывает дверь и говорит. — Доброй ночи. Почему вы одна? На улицах опасно. Прошу, разрешите нам вас до дома отвести.

+6


Вы здесь » Готика » Действительность » Перед падением


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно