Совет: мойте руки перед едой. и лучше всего после того как оглушите её.

Говорят, что в глубине топей стоит дом и в нём живёт сорок одна кошка. Не стоит туда заходить, иначе хозяйка разозлится.

Отправляясь в путешествие, озаботьтесь наличием дров. Только пламя спасёт вас от тумана. Но не от его порождений.

В городе-над-озером, утёсе, живёт нечто. Оно выходит по ночам и что-то ищет. Уж не знаем, что именно ищет, но утром находят новый труп.

тёмная сказка ▪ эпизоды ▪ арты ▪ 18+
Здравствуй, странник. Ты прибыл в забытый мир, полный загадок и тайн. Главнейшей же из них, а также самой опасной, являются Туманы, окружающие нашу Долину, спускающийся с гор каждую ночь и убивающий всё живое на своём пути. Истории, что мы предложим тебе, смогут развеять мглу неизвестности. А что ты предложишь нам?

Готика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Готика » Осколки » 18.02.79. Ложь во спасение


18.02.79. Ложь во спасение

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumupload.ru/uploads/001b/2e/0d/50/925603.png
[ 18.02.79]
[Монастырь Святого Михаэлеса]
Трайер Фолкер, Бенедикт

В этот же день после истории с уничтоженной деревней Трайер возвращается в монастырь, где ему впервые предстоит поговорить с глазу на глаз с Бенедиктом. Самому Фолкеру скрывать нечего. Или все-таки есть?..

Отредактировано Трайер Фолкер (2021-10-13 13:28:31)

+1

2

Трайер устал. Трайер смертельно устал. Мысли тяжело шевелились в сознании после случившегося, а еще ему было дурно. Его неприятно кумарило, благо он добрался до монастыря без происшествий.
Еще утром, полный бодрости, он буквально валился с ног, похожий на собственную тень. Он должен был купить продуктов к утренней трапезе. Да, должен. Был.

Сейчас он совершенно не помнил, где оставил сумку с продуктам - не до того было в тот момент. Хотя память напомнила, что в лесу и оставил. Рядом с мертвой лошадью, когда делал факел из подручных материалов. По тому, что послушник побывал в какой-то заварушке, было понятно по его роже, покрытой уже давно сухой, и от того почти ржаво-черной кровью. Немного этой крови было и на ладонях. Его облачение было порвано. А жуткая слабость, вызванная неправильно сработавшей магией, чуть не стоила ему подорванного здоровья. Стоило к тому же добавлять, что он жутко замерз?..

Но даже не это печалило его. А события сегодняшнего раннего утра. Валящийся от усталости с ног, он привалился к колоне и смог выдать лишь одно своим братьям, обступившим его. - Деревня. Её полностью уничтожило порождение Тумана. Утром...
К горлу подкатил неприятный тошнотный комок, но Фолкер проглотил его. Его совесть не позволила бы ему... Поэтому он зажал себе рот и сглотнул содержимое обратно.

Мыслей больше не было. Как и не стало эмоций. Какое-то тупое опустошение в душе, словно оттуда вынули все содержимое. Его сопровождают до его кельи. Сил встать на молитву или хотя бы поесть почему-то тоже нет. Юноша чувствует ужасное и от того неприятное расслабление в теле, нехарактерное для его возраста, но ничего не может с собой поделать. Как только он достигает кровати, он сразу же проваливается в темноту.

***
[Более подробное описание можно прочитать здесь - 18.02.79. - Выходи на бой, чудовище!]

На месте происшествия обнаружили пустую деревню. Несмотря на то, что все строения были на месте, было понятно, что в них больше никого не осталось в живых. Повсюду видны следы кровавой бойни. С момента происшествия там ничего не изменилось.
В воздухе до сих пор витал жжённый запах паленой плоти людей и скотины. Место общей могилы, на которую был спущен огонь, хоть и потухло, но в гуще еще тлели некоторые угольки.
Осмотр домов окончательно подтвердил, что спасшихся там не было. В самом дорогом и ухоженном двухэтажном доме были обнаружены два тела. Но по их состоянию было понятно, что убиты они вовсе не порождением Тумана, а человеком. На первом этаже все было перевернуто. Был обнаружен потухший факел. На полу была пару пятен крови. Но этой самой крови было достаточно наверху рядом с телами двух убитых мужчин. Но, кто бы не убил этих несчастных, сейчас его здесь не было.
Вокруг этого самого дома был расплавлен снег. Похоже на магию защитного круга, которым был обнесен этот дом.
Увы, больше ничего из улик найти было нельзя.

***
Его разбудили к вечеру стуком в дверь. Темнота с неохотой выпускала парня из небытия. Поэтому первую серию ударов он расслышал сквозь сон. И только на вторую сумел ответить: "Да, войдите".
Послушник сел на кровати и уставился мутным осоловелым взглядом на сервита по имени Бенедикт. Увы, сосредоточиться на нем оказалось большой проблемой. Взгляд отказывался фокусироваться на чем-то одном, и вот-вот норовил бесцельно уставиться вдаль, не замечая буквально ничего перед собой. Моль усиленно начинает растирать лицо, пытаясь согнать это наваждение и взбодрить себя.
- Сколько сейчас времени? - спрашивает он, спуская босые ноги с постели. Холодное дерево под ногами неприятно студит кожу и бодрит. Но не до конца. - Простите, я... Я... Вот.

Обычная скорая на мысли башка сейчас наотрез отказывалась выдать что-то вразумительное и более-менее связное. А жаловаться и оправдываться хотелось меньше всего на свете. Впрочем, сейчас ему было значительно лучше, чем в тот момент, когда он вернулся. Поэтому он встает и пальцами пытается привести свою шевелюру в порядок. Почему пальцами? Потому что гребень для волос упорно не хотел попадаться на глаза - не самая часто используемая вещь в его обиходе, поэтому послушник вечно умудрялся его каким-то образом терять в своей маленькой и незахламленной келье. Но почему-то стоять под испытывающим взглядом хотелось меньше всего. И, чувствуя себя до крайности неуютно рядом с сервитом, которого до этого дня он видел только в трапезной и на общей молитве, ему хотелось куда-то деться.  По крайней мере этот человек никогда не располагал даже такого добродушного парня как Трайер к общей беседе.

Зачем он пришел - было понятно. Но Фолкер решил не перехватывать инициативу в свои руки. Пусть располагается и задает вопросы. Он лишь показывает руками, что тот может занять любое удобное ему место в этой комнатке, или же забрать парня с собой в свой кабинет.

Отредактировано Трайер Фолкер (2021-10-13 15:29:01)

+1

3

[indent]Был ранний вечер, когда Бенедикт вошёл в комнату Трая. Они не были знакомы, но чудовищное происшествие прошлой ночи внесло свои требования в их размеренный быт. Беглого взгляда, которым он окинул скромное жилище едва переступив порог, было достаточно чтобы понять, что комната послушника под стать хозяину: скромно обставленная, со следами лёгкого беспорядка, но стол содержится в чистоте, книги и бумаги лежат ровными стопками, однако плохо очиненные перья, выдают нетерпеливый характер хозяина.
[indent]В ответ на молчаливое приглашение юноши располагаться, сервит сделал ответный знак не беспокоиться, и, уверенным движением завладев единственным стулом, расположился напротив послушника. Он нарочно пренебрег вопросом юноши о времени, давая понять, что зашёл не на светскую беседу и что говорить им придется на его условиях. Какое-то время они оценивающе рассматривали друг друга - Бенедикт прямо и открыто, Трай так же прямо, но немного отрешенным взглядом. Казалось, минуты замедлили свой бег, молчание тяжким гнетом повисло между ними, а похожий на взъерошенного воробышка послушник и элегантный даже в скромной одежде сервит продолжали изучать друг друга.
[indent]Бенедикт, присевший впервые за день и вдруг ощутивший усталость в теле, восстанавливал в памяти события прошедшего дня. С самого утра, как только послушник принёс в монастырь жуткое известие, он без промедления отправился в мёртвую деревню, но увиденное там рождало новые вопросы. Сервит обследовал деревню, методично осматривая дом за домом. После следы на влажной земле привели его к лошадиному трупу, а там и к городским воротам, где, узнав адрес ночного стражника, дознаватель и выяснил в насколько подозрительной компании послушник покинул город. А в монастыре была своя работа: аккуратно расспросить о Фолкере, а следом и о тех, кто о нем говорил, отсеять недостоверное, сложить все воедино, а затем лично поговорить с мальчиком.
[indent]И сейчас, глядя на чуть розового в лучах заходящего солнца юношу, Бенедикт вспоминал что отец Лоуренс хвалил того за инициативность и старание, отец Даниэль ругал за лень и праздность, кузнец коротко назвал толковым мальчишкой, показав заживший ожог, братья отзывались как о добром, общительном мальчике, никому не отказывавшем в помощи, разве что смешливом не в меру, а брат Лионель... Впрочем, по мнению брата Лионеля в монастыре был всего лишь один достойный человек, сам брат Лионель.
[indent]Бенедикт с неудовольствием отметил, что юноша уснул, не потрудившись умыться, лицо хранило следы крови, грязи, возможно, слез. Пришлось вызывать обычный образ насельника по памяти. Странное впечатление произвёл он на Бенедикта при первой встрече. Белизна кожи и волос, цвет глаз оттолкнули необычностью. После это ощущение притупилось и окончательно исчезло, позволив рассмотреть приятные тонкие черты лица и чуть хитрую улыбку.
[indent]Серые глаза цвета грозового неба по-прежнему смотрели в красные пока память дознавателя услужливо собирала мозаику из разрозненных фактов, собранных в течении дня. Очевидно, что без Трая в этой истории не обошлось, следы магии выдавали его участие в ночном происшествии. Но мальчишка сам вернулся в монастырь, сам рассказал о случившемся, показывая обычные для подобных событий эмоции, поэтому Бенедикт не собирался обвинять его раньше времени. Именно поэтому они находились здесь, в привычной для Трая обстановке, а не в кабинете для допросов, как было положено.
[indent]Бенедикт знал, что многие сервиты предпочитают на допросах сразу демонстрировать свою власть, но для себя не находил возможным самоутверждаться за счёт слабого мальчишки, поэтому предпочел давлению доброжелательный тон. Вряд ли он отдавал себе отчет, что доброжелательный тон в его исполнении мог напугать не меньше гнева иного сервита.  Обладающий необщительным, замкнутым характером, Бенедикт и не подозревал что и сам не располагал к сближению, что его суровое лишенное эмоций лицо человека, привыкшего отдавать приказы, строгий, пронизывающий насквозь взгляд мало кому были приятны. Впрочем, если бы кто и отважился ему это сообщить, вызвал бы не более чем удивление: самого сервита мало интересовало мнение других по поводу выражения его лица.
[indent]- Расскажи о том, что произошло ночью, - предложил он приятным, но несколько властным баритоном. 
[indent]Сервит не собирался сообщать, что был в деревне и, тем более, делиться с юношей впечатлениями об увиденном там, пусть расскажет сам. Так он может припомнить больше подробностей, а дознаватель проверить насколько откровенным будет с ним мальчик. К концу сбивчивого рассказа, Бенедикт, не отрывая от рассказчика внимательного взгляда разочарованно вздохнул: а мальчишка оказался не так прост, как казался, абсолютно никаких сомнений не вызывало, что он лгал.

Отредактировано Бенедикт (Вчера 10:27:25)

+1


Вы здесь » Готика » Осколки » 18.02.79. Ложь во спасение